издательская группа
Восточно-Сибирская правда

О доблести

О
доблести

Уважаемая
редакция! Когда мой прадед Федор
Кириллович Корольцов вернулся в
сорок шестом году домой (а жили они,
как гласит семейное предание, в
маленьком поселке на берегу
прекрасной сибирской реки Оби), его
встретила моя прабабушка Евдокия
Семеновна и их дочь, а мне бабушка,
Анастасия Федоровна. И это было
счастьем для прадеда, у которого
правый рукав был засунут за
солдатский ремень, — семья хранила
ему верность и приняла его с
любовью. Сейчас, конечно, странно
про такое слышать, но в первые
послевоенные годы было не принято
носить боевые награды и тем более
рассказывать о том, что довелось
пережить на войне. Вот и мой прадед
был молчалив, скуп на слова, две
свои медали "За отвагу" и орден
Красной Звезды никому не показывал.
Как говорила моя бабушка, он не
любил "хвастаться". Однорукий,
он мало чем мог помочь по хозяйству
и долго не мог найти свое место в
трудной мирной жизни. Наконец
пристроился сторожить лесопилку на
берегу. Уходил в ночь, завязав в
чистую тряпицу хлеб и редко когда
еще что-нибудь кроме луковицы.

И так все в
поселке привыкли к его однорукой
фигуре, к его молчаливости, что даже
стало забываться, что руку он
потерял на фронте, а войну прошел от
Москвы до Праги. Как рассказывала
мне моя бабушка, был Федор
Кириллович скромным, даже каким-то
невидным человеком. И только смерть
заставила маленький поселок словно
заново посмотреть на него. Он умер,
спасая документы, запертые в
конторе лесопилки. Как все там
загорелось душной летней ночью,
никто толком объяснить не мог.
Стояла сушь, возможно, и виновных-то
в пожаре не было. А может, кто-то
окурок в сухие опилки обронил. Во
всяком случае, в нашей семье ничего
об этом так и не узнали. Никто не мог
представить себе и то, как мой
однорукий прадед сорвал замок с
двери комнатушки, где эти самые
"бумаги" были закрыты. Он
бросился в огонь, конечно, ничего
найти в дыму уже не мог. Но сам
сильно обгорел. Его не спасли —
далеко от райцентра жили. Скорее
всего, не стоили те документы его
жизни. Но он был отчаянным
человеком, мой прадед, солдат Федор
Кириллович Корольцов, так никогда в
мирной жизни и не надевший своих
наград.

После его
смерти мои прабабушка и бабушка
переехали в Иркутскую область, под
Братск. Когда начали строить
Братскую ГЭС, им пришлось снова
сниматься с места, снова
приживаться среди новых людей.
Потом родилась моя мама, потом — я.
Наверное, в истории моей семьи нет
ничего особенного. Мы такие, как
все. Наверное, есть биографии более
героические и красивые, чем у моего
прадеда. Но мне дорога именно его
скромная, "рядовая" жизнь, о
которой знаю только по рассказам
бабушки. В память о нем храню две
медали "За отвагу" и орден
Красной Звезды.

Анна
Филипповна Стрельцова
(в девичестве Корольцова)
Город Братск

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер