издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Востсибуголь": перспективные предприятия -- на первом плане

Виталию Несису двадцать пять лет. Он родился в 1976 году в Калининградской области. После окончания с золотой медалью средней школы поступил в Санкт-Петербургский университет экономики и финансов на общеэкономический факультет. Через два года Виталий Несис переводится в Йельский университет (США), где и получает степень бакалавра с отличием. По распределению Несис попадает в банк "Меррилл Линч", а после двух лет работы в банковской системе США возвращается в Россию.

В России Несис работал в московском
офисе консалтинговой компании «Мак
Кинзи», где занимался реализацией
проектов в цветной металлургии. Далее
он становится заместителем
генерального директора по
стратегическому развитию Ульяновского
автомобильного завода. В
«Востсибугле» Виталий Несис в первую
очередь занимается процессом
управления производством и решением
текущих задач предприятия.

С исполнительным директором АО
«Востсибуголь» беседует журналист
нашей газеты Дмитрий ЛЮСТРИЦКИЙ.

— Как вы оцениваете сегодняшнее
состояние компании «Востсибуголь»?

— С точки зрения оперативных
показателей и учитывая работу,
которая в течение года проделана
прежним руководством, нужно признать,
что компания находится в
удовлетворительном состоянии. После
прихода нового собственника —
Сибирско-Уральской угольной компании,
был наведен элементарный порядок в
таких процессах, как сбыт, закупки,
планирование производства. Меньше
стало хищений и безответственности, а
порядка и организованности
прибавилось. К сожалению, есть два
фактора, которые существенно
осложнили положение компании. Это,
во-первых, теплые погодные условия
этой зимы, которые существенно
ограничили сбыт и привели к
существенной напряженности в
финансовом положении объединения. Во-
вторых, это бремя долговых платежей,
которые несет компания. Речь идет
о долгах как в федеральный бюджет, так и
в Пенсионный фонд. Это негативно
сказывается на общем финансовом
положении, заставляет очень жестко
контролировать все затраты и
накладывает определенную
напряженность на процесс управления
предприятием.

— Как повлияло на ситуацию в
«Востсибугле» приобретение СУЭК
контрольного пакета акций
Красноярской угольной компании?
Закончится ли наконец ценовая война
между красноярскими и иркутскими
угольщиками?

— Ну, «ценовая война» — это, наверное,
слишком сильно сказано. Я думаю, что
объединение Красноярской угольной
компании и «Востсибугля» под эгидой
СУЭК, прежде всего, приведет к
нормализации сбытовой политики. Будут
определены потребители, которые
попадут в сферу интересов той или
иной компании. Те районы Иркутской
области, которые благодаря
особенностям транспортной
инфраструктуры более выгодны для
поставок угля из Красноярского края,
уйдут под КУК, а наши традиционные
потребители, и прежде всего ТЭЦ
Приангарья (на которые Красноярская
угольная компания в прошлом пыталась
проникнуть), останутся в качестве
потребителей углей, производимых в
Иркутской области. В целом я предвижу
нормализацию сбыта.

— А как складываются сегодня у вас
взаимоотношения с «Иркутскэнерго»?

— «Иркутскэнерго» свои обязательства по
оплате выполняет в соответствии с
договором. Правда, они немного
снизили объемы закупок, поскольку из-
за теплой зимы у них на складах
образовался запас угля, но по
сравнению с другими потребителями
энергетики свои обязательства пока
выполняют безукоризненно.

В целом же теплая зима нас подвела.
Из-за того, что потребители
повсеместно снизили объемы
потребления угля, мы вынуждены были
временно остановить добычу на
некоторых разрезах. В частности,
пришлось объявить о массовом
сокращении численности работающих на
Черемховском разрезе, остановить там
технику, приступить к ее консервации.
Отдельные экскаваторы не работают
сегодня и на Тугнуйском и
Сафроновском разрезах. Нам просто
некуда грузить уголь, и мы вынуждены
идти на сокращение объемов
производства, на перевод людей на
вспомогательные работы. Нет нужды
говорить, что происходящее болезненно
сказывается и на наших людях, и на
компании в целом.

Если по Черемхову мы планируем вообще
несколько сократить объемы добычи, то
в отношении Тулуна эта мера
временная, пока не кончится период
резкого спада спроса (сейчас у
энергетиков объемы угля на складах
превышают нормы в два-три раза). Я
думаю, что скоро обстановка изменится
к лучшему. Во-первых, энергетики уже
немного проедят свои запасы, во-
вторых, скоро начнется подготовка к
следующему отопительному сезону, и
ситуация будет легче.

— А как быть с Черемхово? Неужели
«город угольщиков» обречен?

— Сегодня уже ясно, что в Черемхове
количество рабочих мест снизится. Мы
встречались с представителями
углепрофсоюза, прошла встреча с мэром
Черемхова Николаем Усмановым. Сейчас
создается программа действий по
трудоустройству высвобождаемых
работников. Мы предусматриваем как
перевод квалифицированных рабочих
редких специальностей на другие
предприятия «Востсибугля», так и
совместные с мэрией усилия по
трудоустройству наших работников на
другие предприятия как Иркутской
области, так и соседних регионов.
Пока есть несколько вариантов. Первый вариант
— это работа по вахтовому способу на
Тугнуйском разрезе или на
предприятиях Тулуна. Второй —
есть много вакансий в коммунальной
сфере города. Ищем варианты в
Читинской области, Республике
Бурятия, подключили к работе другие
горнодобывающие предприятия.
Планируем привозить представителей
этих предприятий в Черемхово, чтобы
они присматривались и кого-то взяли
из числа увольняемых работников к
себе. Словом, мы намерены сократить
отрицательное воздействие сокращения
численности работников на социальную
атмосферу Черемхова до минимума.

— На ваш взгляд, каковы перспективы у
компании «Воссибуголь» в будущем?

— Ну, во-первых, мы еще долго будем
выплачивать долги. Процесс выплаты
будет завершен через 10 лет, так что
мы планируем еще до завершения
расчета по долгам предпринять
решительные действия по улучшению
состояния компании, по росту ее
производительности и стоимости.
Сегодня у нас два перспективных
объекта. Первый — это Тугнуйский
разрез. Сегодня этот объект является
наиболее перспективным, потому что
рынок может иметь выход на
международные рынки сбыта: Япония,
Южная Корея и, возможно,
Юго-Восточная Азия. Так что на этом
разрезе основной задачей является
увеличение объемов экспорта. Мы
пристально изучаем все имеющиеся
возможности: есть, например, варианты
сооружения обогатительной фабрики,
увеличения мощностей разреза с
текущих 3,5 до 6,9 млн. тонн.

Наличие возможностей экспорта —
большой плюс, поскольку в настоящее
время углепотребление в Российской
Федерации находится в периоде
стагнации. Конечно, мы надеемся, что
правительство все же займет более
ответственную позицию по отношению к
российским угольщикам, например,
прекратит импорт казахского угля или
даст ориентиры на постепенный переход
с газа на уголь в качестве
энергоносителя. Но даже в такой
ситуации конкретно по Тугнуйскому
разрезу есть серьезные планы
увеличить объем экспорта.

Теперь перейдет к Иркутской области.
Здесь самый перспективный объект —
это, конечно, разрез «Мугунский».
Сейчас он работает на 50 процентов от
проектной мощности, но здесь
увеличение добычи зависит от того,
как решится вопрос с прекращением
импорта казахских углей в Российскую
Федерацию. В прошлом году из
Казахстана было ввезено 25 млн. тонн
угля, и в этом году ожидается
28 млн. тонн. Будут предприняты
защитные меры. Повернется государство
лицом к угольной промышленности и
окажет нам посильную поддержку в виде
предоставления равных условий
конкуренции для собственных и
зарубежных производителей, тогда, я
думаю, эти 25-28 млн. тонн в год мы
будем добывать именно на Мугунском
разрезе. Ну и часть из этого объема,
до 5 млн. тонн, могли бы взять на
себя другие предприятия тулунского
куста. Парадокс — и мощность, в
принципе, есть, и техника есть, но все
упирается в решение проблемы на
государственном уровне.

— Как складывается у нового
генерального директора отношения с
руководством Иркутской области?

— Я бы их охарактеризовал как рабочие.
Недавно состоялась встреча
генерального директора «Сибирско-
Уральской угольной компании» Олега
Мисевры с Борисом Говориным, на
которой обсуждались вопросы
перспективного развития «Востсибугля»,
вопросы, связанные с реструктуризацией
задолженности компании в дорожный
фонд, вопросы социального партнерства
в области. Встреча, насколько я знаю,
прошла в очень конструктивной
обстановке. Лично я присутствовал
на встрече с Сергеем Фатеевичем Брилкой
по поводу северного завоза на
следующий год. Мы подписали протокол,
согласно которому «Воссибуголь» берет
на себя обязательства обеспечить
углем северные районы Иркутской
области в объемах 190-200 тыс. тонн.

— Вы побывали в разных уголках нашей
страны — Калининград, Ульяновск,
Москва, поработали в США. Какое
первое впечатление от Иркутска?

— На самом деле разница между Москвой и
Ульяновском или Москвой и Иркутском на порядок
больше, чем разница между Москвой и Нью-Йорком.
Человек уезжает из Америки в Россию и этого
перехода реально не чувствует, только что говорят
вокруг по-русски, а так все более или менее
одинаково. Когда я приехал из Нью-Йорка в
Москву, я это перенес очень легко. Но вот когда я
приехал в Ульяновск, то у меня был настоящий
шок. Долго не соприкасался с отечественной
реальностью: мятежи, забастовки, профсоюзы,
нищенский уровень заработной платы,
задолженность по зарплате, пьющее старое
руководство… Сейчас уже адаптируюсь легче.
Город Иркутск мне очень нравится, особенно по
сравнению с другими областными городами России
он производит очень приятное впечатление!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное