издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Братья Пономаренко: Где тут Саша, где Валера?

Благодаря ТВ сегодня мало кто не знает братьев-близнецов
Пономаренко. Их великолепные монологи, диалоги, пародии
с легкой руки ведущей «Аншлага» Регины Дубовицкой узнала
вся страна. Но что такое их «живые» концерты! Уверяю
вас, что публика на них рыдает, стонет, скатывается
с кресел. Что ни номер («Орлы», «В электричке», пародии
на известных телеведущих Якубовича, Дроздова, Маслякова,
Киселева… — нарочно не придумаешь) — легко, тонко,
остроумно, смешно…

Не взять интервью у новоиспеченных звездочек, подумала
я, просто преступление. Увидит ли их «живьем» Иркутск
— вопрос, как говорится, еще тот. Однако как оказалось
трудно разговаривать с близнецами! Нет, они оба приветливы,
вежливы, приятны в общении. Но как их различать?! Мы
беседовали до концерта и после него, а еще в антракте.
Со мной разговаривал один из братьев, а другой в это
время отлучался. И я все мучилась: это Валера? или Саша?

На концерте один из них (Валера?) «помогает» зрителям:
«Моя копия. Знаете, как легко нас можно различать? Саша — в
бордовой рубашке.

(Саша в это время ушел за кулисы. Сам Валера — точь-в-точь
в такой же!).

И, конечно, я вспомнила стихи Маршака, которые читала
сначала своей маленькой дочке, потом — сыну:

Друг на друга так похожи

Комаровы братья.

Где тут Петя, где Сережа, —

Не могу сказать я.

Только бабушка и мать

Их умеют различать.

С этого мы и начали интервью.

— «Где тут Саша, где Валера?» Да, окружающие нас путают.
Еще в детстве стало привычным, что меня называют не
Сашей, а Валерой. Я откликаюсь на оба имени. Известно,
что у близнецов два имени.

— Не обижаетесь?

— А на что?.. Конечно, обижаюсь. Представьте, назвать
меня Валерой! Это, считаю, оскорбление. (С серьезным
видом).

У нас была масса историй, связанных с тем, что нас путали.
Расскажу вам одну, из юности. Валера встречался с девушкой.
Они только познакомились. Она была очень требовательна
в том плане, что если пообещал — сделай, вовремя приди
и т.д. Однажды, так получилось, Валера не мог прийти
к ней на свидание, и позвонить нельзя было (она жила
в общежитии). Он мне и говорит: «Сходи к ней. Крикни
с улицы: «Лена!» Она выглянет, а ты ей: «Извини, я срочно
уезжаю, пришел «отметиться»…»

Я пришел, крикнул: «Лена!» Она вышла на балкон, и не
успел я ничего больше крикнуть, как она моментально
смылась. Думая, что мы с ней будем гулять, она выбежала
на улицу! Пришлось гулять. Катались на карусели, то
да се. А на прощание она мне сказала: «Все-таки Валера
лучше целуется». То есть она, я думаю, расколола нас
в первый же день.

— Вы, наверное, у нас на эстраде единственный такой
дуэт, уникальный!

— В нашем жанре, честно, что-то и не припомню больше никого.
А вообще есть сестры Зайцевы. Были на эстраде питерские
близнецы: братья Радченко, а еще Ануфриевы.

— Вы ведь из Ростова?

— Да. Но сейчас живем в Москве, уже третий год.

— Жены и дети поддержали вас?

— Поддержали. А куда они денутся?

— Памятное утро, когда вы проснулись знаменитыми?..

— Если говорить об утре, то это будет некое полярное
утро, которое растянулось надолго. Это же не те времена,
когда Геннадий Викторович Хазанов выходил с монологом
учащегося кулинарного техникума. Все, дальше можно не
сниматься! Тебе обеспечены концерты по всей стране.
Сейчас люди живут в огромном информационном поле, оно
увеличилось в 800 раз! Множество телевизионных каналов,
газеты, журналы, Интернет-сайты…

Суперэмоциональных героев среди артистов нашего жанра
нет, девочки на служебных входах и у подъездов нас,
слава богу, не терроризируют. Наш зритель думающий,
сдержанный. У нас нет такого оголтелого подросткового
фанатизма, которому подвергаются Земфира и прочие.

— Однако вас часто показывают по телевизору. Зрители
раскупают билеты на ваши концерты. Вас любят… Скажите,
трудно пробиться таланту?

— нет, мне кажется, если цитировать Пугачеву: бездарь
сама пробьется, талантам надо помогать. Гораздо труднее
становится уже после того, как пробился. Теряется некая
свобода. В этом есть опасность. Ты постоянно думаешь
о том, как бы быть на плаву. Человек менее известный
может позволить себе какие-то творческие застои, а мы
— уже не можем. Мы постоянно на виду, и конвейер требует…

Мы лично не почувствовали трудностей в «пробивании».
Прекрасно знаем, как трудно пробиться в среде певцов
и певиц. В нашей же — если материал стоящий… В стране
дефицит хорошего, добротного материала — музыкального,
эстрадного. Огромное количество творческих людей желает
попасть на сцену, и это естественно. К сожалению, не
всегда они — личности, многие повторяются.

Конечно, стоит пробовать, пытаться пробиваться. Нужно
не стеснятся, не откладывать на потом. Неужели повар
готовит блюдо для выставки, чтобы оно только постояло и
его никто не съел? Конечно же нет. Он рассчитывает на
то, что блюдо попробуют, оценят, похвалят. Чем больше
людей попробуют творческое блюдо, тем приятнее автору.

— Вы сказали на концерте: «Мы пишем сами. Авторам сегодня
платить дорого». Какова доля истины в этой шутке?..

— Практически все тексты мы пишем сами.
Многие сценки — «Орлы», «В электричке» и так далее
— написали сами. Хорошо это или плохо — судить
зрителям. Пробовали сотрудничать
с авторами, но какая-то нестыковочка происходит. У нас разные
мироощущения. Несколько пробных
«шаров» показали, что пока мы не нашли автора, который
был бы полностью с нами совместим. За исключением Валерия
Павловича Цыпкина. Он прекрасный автор, театральный
режиссер, прекрасный человек. Живет в Ростове. К сожалению,
здоровье не позволяет ему уделять нам много времени…

Многие сценки — «Орлы», «В электричке» и так далее
— написали сами. Хорошо это или плохо — судить
зрителям.

Сегодня автор не спешит отдавать хороший текст, он ему
самому нужен.

— Теперь о пародиях. Кто-то из знаменитостей видел
ваши пародии на них?

— Конечно. И не раз. Никто не обижался. Задорнов, Жванецкий…
— они все работают в юморе, понимают, что такое пародия,
и, естественно, человек с юмором обижаться на пародиста
не будет.

— Я видела просто невероятное количество пародий на
Боярского. Особенно здесь, в Питере, в последнее время.
Но ваша — лучше всех! Зал просто зашелся от восторга.
Интересно, а видел ли это сам Боярский?

— Спасибо на добром слове… Был какой-то вечер. Мы
спели «за Боярского». Это была такая артподготовка.
Он стоял за кулисами, курил, прислушивался. Никакой
реакции. Думаем, что особого впечатления пародия на
него не произвела. Наверное, это его не занимает.

— Видели вашу замечательную пародию Олейников и Стоянов
(«Городок»)?

— На видео. Они очень хотели посмотреть, но все не
получалось. Мы дружим с их директором, побывали у них
на съемках. Когда они увидели нашу пародию, сказали:
«Да-а, похоже…»

Мало кто признает, что похоже, потому что себя-то знаешь
лучше, чем тебя видят другие, со стороны.

— А как отреагировал Жванецкий?

— Я видел его глаза, когда Валера делал на него пародию.
Ему было жутко интересно, в глазах у него сидел бесенок,
но вместе с тем он отдавал себе отчет, что сейчас на
него работает камера, и не одна, а три, они снимают
его со всех ракурсов. Ему надо было, что называется,
сыграть лицом. И он великолепно сыграл, похлопал. А
жена его сидела в зале. Она просто скатывалась под кресло.
Это была, конечно, высшая оценка.

В ближайшее время мы познакомим наших читателей
поближе с артистами, которые так же, как и братья Пономаренко,
участвовали в концерте «Парад пародий». «Сообразили на
троих», как они пошутили. Это веселые куплетисты Бандурин
и Вашуков (единственные в нашей стране куплетисты,
между прочим, тоже уникальный дуэт!). И новая звездочка
нашей эстрады, талантливая пародистка Елена Воробей,
которую сейчас с удовольствием приглашают и в «Аншлаг»,
и в «Рождественские встречи» Аллы Пагачевой, и в другие
телепередачи. Дело было все в том же Санкт-Петербурге.
Так что читайте «Петербургские встречи»!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное