издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вдали от счастья

  • Автор: Дмитрий СИМАКОВ. Эксперт N 27, июль 2002.

Неблагоприятная конъюнктура мирового рынка заставляет российских производителей алюминия осуществлять экспансию на рынок внутренний и развивать собственную минерально-сырьевую базу

Алюминий, медь и никель — самые важные цветные
металлы, их доля в продажах всей цветной металлургии
составляет более 75%. В 2001 году цены на цветные
металлы достигли своего локального исторического
минимума за последние два-три года (см. графики
1-3). В 2002 году ситуация стала выправляться,
однако пока растущие тренды показывают лишь цены на
медь и никель. Цены на алюминий стабилизировались в
диапазоне 1300-1400 долларов за тонну.

Вялый металл

На в целом растущем металлургическом рынке алюминий
ведет себя наиболее вяло. Это не случайно, ведь
ситуация на мировом рынке алюминия сейчас
неблагоприятна для производителей. Чем же
объясняется упорное нежелание цен на алюминий
подниматься выше 1350-1400 долларов за тонну,
вопреки общей тенденции к удорожанию цветных
металлов? Такое положение дел определяют два
основных фактора. Во-первых, продолжается спад
потребления алюминия. Свидетельством тому является
затоваривание складов — в первую очередь
обслуживающих торговлю на Лондонской бирже металлов.
Сейчас запасы LME самые высокие за последние семь
лет — 1, 25 млн. тонн (см. график 4). С другой
стороны, производство алюминия растет и с учетом
начавшегося строительства будет расти и дальше (см.
график 5). Общий баланс, по прогнозам АМЕ Minerals
Economic, будет негативным для производителей еще
как минимум три-четыре года, причем еще в течение
года-двух диспропорции в производстве-потреблении
будут только возрастать и это будет негативно
отражаться как на ценах, так и на экспортных
прибылях российских компаний.

Попробуем исследовать структуру потребления более
детально. Вот, например, динамика потребления
алюминиевых полуфабрикатов всех видов в США и
прессованных полуфабрикатов в Германии (см. график
6). Налицо негативная падающая тенденция. Однако
есть ли очаги возможного роста? Взглянем на график
потребления первичного алюминия отраслями
промышленности в Европе (см. график 7). Один из
крупнейших потребителей — автомобилестроение. И
здесь европейская Ассоциация производителей
автомобилей сообщила о рекордном увеличении продаж в
октябре прошлого года, сразу после терактов 11
сентября. Но будет ли эта тенденция долгосрочной,
пока неясно. Например, по данным компании Knibb
Gormezano & Partners, реальное увеличение
потребления алюминия в автомобилестроении начнется
лишь с 2006-2008 года, когда ожидается прирост на
37% по сравнению с текущим годом в связи с
технической модернизацией автомобилей из-за более
жестких ограничений по выхлопам.

Теперь об авиации. Объем строительства в этой
отрасли, по подавляющему большинству прогнозов,
будет только снижаться. Однако не так давно
авиакомпания Emirates подписала контракты с Boeing
на поставку самолетов на 15 млрд. долларов.
Очевидно, что реализация этого контракта в
перспективе увеличит совокупный рыночный спрос на
алюминий. Из других крупных контрактов отметим,
например, план министерства транспорта Испании в
ближайшие пять лет заказать 554 поезда для
региональных линий и 282 поезда для международных
линий, оснащаемых вагонами с алюминиевым кузовом, на
общую сумму 3, 5 млрд. долларов.

Мы рассматривали спрос, теперь обратимся к
предложению. Одним из главных факторов увеличения
совокупного предложения алюминия и его высших
переделов является промышленное строительство в
Китае. Китай в прошлом году уже обогнал Россию по
производству первичного алюминия (3, 38 млн. тонн
против 3, 34 в России), а в ближайший год и вовсе
станет его экспортировать. Кроме того, в Китае с
привлечением японского, немецкого, канадского и
американского капитала активно идет строительство
современных заводов по производству алюминиевых
полуфабрикатов. Это прямо сказывается на уменьшении
объемов импорта изделий из алюминия в Китай.
Наконец, на состоявшейся в Лиссабоне конференции,
посвященной алюминию, были оглашены планы резкого
увеличения производства в странах Персидского залива
(например, компания Aluminium Bahrain будет
расширять производство почти в полтора раза — до 1,
1 млн. тонн алюминия в год).

Так будут расти цены на алюминий или нет? Пока можно
уверенно сказать лишь то, что объективных факторов
роста не видно. Кстати, точный ответ на этот вопрос
во времена СССР очень сильно волновал партийных
функционеров. Тогда Министерство внешней торговли
даже финансировало научные исследования (во
Всесоюзном научно-исследовательском конъюнктурном
институте и Центральном экономико-математическом
институте) по прогнозированию цен на алюминий на
несколько лет вперед. Суть этих исследований
сводилась к составлению эконометрической модели
механизма работы рынка алюминия с использованием
длинных рядов данных по производству, потреблению,
запасам металла и различных индексов деловой
активности. Далее эти (надо сказать, весьма стройные
и красивые) модели математически формализовывались в
виде систем дифференциальных уравнений с
запаздывающим аргументом и приближенно решались с
помощью компьютера. Правда, насколько нам известно,
серьезного прикладного результата прогностического
толка эти исследования так и не дали.

Внутренняя реакция

Итак, перспектива у цен на алюминий неблагоприятная.
В этих условиях очень важными становятся меры по
повышению эффективности алюминиевого бизнеса.
Особенно актуальна эта проблема для России — у нас
фактически нет возможности консервировать мощности,
прежде всего из-за социальных последствий таких
мероприятий. В Америке, например, в прошлом году
только крупнейшая в мире компания Alcoa
законсервировала 17% всех своих мощностей, а всего
было остановлено производство 1, 62 млн. тонн
алюминия. Кстати, именно по этой причине в прошлом
году мировым лидером по производству алюминия
сначала стала Россия, а потом и Китай.

Первая приходящая в голову возможная реакция на
падающие цены в неблагоприятных условиях и при
высокой доле экспортного рынка: попытаться
нейтрализовать негативные факторы, ограничив
поставки алюминия без консервации мощностей. Мы
решили попробовать проверить, не пытались ли наши
алюминщики (в первую очередь «Русский алюминий» и
СУАЛ-холдинг) попробовать исполнить этот фокус. Для
этого мы проанализировали данные таможенной
статистики. Получилось (см. таблицу 1), что экспорт
действительно был существенно снижен — на 16, 5%.
Однако падения производства при этом не произошло.
Это значит, что заявленные алюминиевыми компаниями
программы выпуска продукции высоких переделов стали
давать ощутимый результат — на них растет спрос со
стороны внутреннего рынка. Скажем, на
Каменск-Уральском заводе, входящем в СУАЛ-холдинг,
на 19, 1% увеличилось производство проката и
полуфабрикатов, а кабельные заводы этого холдинга
произвели продукции на 43, 5% больше, чем в 2000
году. Завод «Ростар», входящий в «Русский алюминий»,
в первом квартале 2002 года увеличил продажи банок
для напитков на 50, 7% по сравнению с тем же
периодом 2001 года.

Сейчас внутренний рынок потребления алюминия в
России малоемкий. Однако у него хорошие перспективы.
По прогнозам Минпромнауки, в 2002 году ожидается
дальнейшее увеличение потребления алюминия на
внутреннем рынке, в первую очередь в автомобильной,
транспортной и упаковочной отраслях. Можно ли еще
больше активизировать этот процесс? На Западе
крупные алюминиевые компании с помощью малого и
среднего бизнеса стимулируют потребление алюминиевых
конструкций. Скажем, французская Pechiney кредитует
небольшие торговые фирмы и подписывает с
менеджментом оферту на выкуп их бизнеса в будущем.
Таким образом они сами создают себе рынки сбыта.
Видимо, по этому пути пойдут и наши крупные компании.

Интеграция сырья

В прошлом году «Русский алюминий» объявил о
приобретении глиноземного завода Cerntrade в
Румынии, а также компании бокситов Киндии в Гвинее.
Оправдана ли экспансия на мировые рынки глинозема и
бокситов, особенно с учетом того, что было сказано о
неблагоприятной ценовой конъюнктуре? Чтобы ответить
на этот вопрос, нужен небольшой экскурс в технологию
производства алюминия.

Алюминий — самый распространенный после кремния
металл на Земле. Однако в отличие, скажем, от железа
науке до сих пор неизвестны дешевые технологии его
извлечения. Практически единственный способ
получения алюминия — электролиз. Эффективный
электролиз возможен в том случае, когда током
расплавляется лишь чистый оксид алюминия — глинозем.
Поэтому в производстве алюминия появляется еще одно
звено — производство глинозема. Наконец, последнее
звено — добыча сырья, глин с высоким содержанием
оксида алюминия — бокситов.

Давайте теперь обратимся к российским мощностям.
Производство алюминия у нас — 3, 3 млн. тонн в год.
Сколько нам надо глинозема? Даже если не вдаваться в
технологические тонкости промышленного электролиза,
на этот вопрос ответить несложно. Возьмем мировую
статистику добычи бокситов, производства глинозема и
первичного алюминия за последние десять лет (см.
таблицу 2). Поскольку делать товарные запасы
глинозема и бокситов неэффективно, то можно считать,
что все добытые в мире бокситы потребляются в
глиноземном производстве, весь глинозем — в
производстве первичного алюминия. Тогда, используя
табличные данные, получим, что на одну тонну
алюминия требуется примерно 2, 14 тонны глинозема, а
на одну тонну глинозема — 2, 72 тонны бокситов.
Итак, нам требуется 3, 3х2, 14=7, 06 млн. тонн
глинозема в год. А у нас производится всего 4, 2
млн. тонн (с учетом Николаевского завода). Значит,
на мировом рынке мы вынуждены закупать 2, 86 млн.
тонн глинозема. Теперь рассчитаем нехватку бокситов:
раз у нас производство глинозема — 4, 2 млн. тонн,
то, исходя из мировой статистики, нам требуется 4,
2х2, 72= 11, 424 млн. тонн бокситов, в то время как
у нас добывается всего 5 млн. тонн. Итак, на мировом
рынке мы вынуждены закупать 6, 424 млн. тонн
бокситов.

Поскольку цена на глинозем на мировом рынке
фактически привязана к цене на алюминий (и
составляет сейчас около 10% его стоимости), то на
закупку глинозема мы сейчас должны тратить 350-400
млн. долларов в год. Еще примерно столько же нужно
для покупки бокситов. С учетом доставки все
«внешние» затраты оцениваются примерно в 1-1, 2
млрд. долларов в год. Это — наиболее затратная
статья в структуре себестоимости производства
первичного алюминия. И именно здесь кроется главный
резерв экономии. Выбор «Русалом» Гвинеи в качестве
объекта экспансии на рынок бокситов не случаен — в
этой стране наиболее крупные запасы сырья,
крупномасштабное производство (см. таблицу 3);
привлекательна, наконец, относительная
географическая близость к России. С глиноземным
производством ситуация проблематичнее. Поскольку
технологически оно очень сложное (сложнее
производства первичного алюминия) и капиталоемкое,
то в большинстве третьих стран
— крупных производителей глинозема оно
строилось с участием западного капитала. Поэтому его
приобретение или, как вариант, строительство нового
будет существенно более затратным (речь идет о
сотнях миллионов, если не миллиардов, долларов),
нежели приобретение бокситных рудников. Тем не менее
«Русский алюминий» заявляет, что к 2005 году он
планирует обеспечить себя собственным глиноземом.
Совершенно очевидно, что при существующих ценах на
алюминий и при поддержке программ модернизации он
сможет это сделать лишь за счет финансовых инъекций
своих акционеров.

Для того чтобы получить графический файл сделайте запрос на wm@vsp.ru В заявке укажите наименование и дату выхода документа.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector