издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Второе рождение завода

  • Автор: Николай ВОЛКОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Прежний Иркутский завод тяжелого машиностроения всегда славился своими новшествами, инициативами-- в традициях идти впереди. В 90-х годах коллектив стал зачинателем многих экономических реформ. И, как ни странно, за что боролся, на то и напоролся.

За смутный период известный на всю страну и за рубежом
ИЗТМ «довели до ручки»— из флагмана отечественного
драгостроения он превратился в разобщенные производства
по выпуску запчастей и некоторых узлов к горнорудной
технике. О том, как работает предприятие, чем озабочен
коллектив, я беседую с генеральным директором Алексеем
ЗЫКОВЫМ.

— На какое-то время вы уходили с завода. Почему?

— Я здесь с 15 лет, сначала учился в техникуме, который
находился рядом с цехами, где проходил практику. Получил
диплом конструктора доменного и прокатного
оборудования. Затем служба в армии, и снова завод. За
небольшой срок прошел путь от рабочего до зама директора
по экономике. А уходил тогда, когда началась чехарда с
директорами — привезли чужака из Новокузнецка. И все тут
покатилось вниз, что было создано, наработано 7000-м
коллективом во главе с Мармонтовым — талантливым и
обаятельным руководителем. Мы, его ученики, старались во
многом следовать его стилю и методам работы. Нас же хотели
повернуть в никуда. Несогласные уволились.

— И что послужило толчком для возвращения на завод?

— Я много слышал, что творится на нем; полный развал,
даже не заходил, чтобы не видеть весь беспредел, хотя
душа болела: ведь все его успехи были достигнуты
нашим поколением, жалко было, если пойдет прахом. Ко мне
обратились кадровые рабочие, бывший зам. губернатора Николай
Мельник, региональное агентство по несостоятельности,
ряд предприятий, институтов.

Приехал, посмотрел цеха, пришедшие в упадок, и
согласился. До сих пор не знаю почему, видимо, не представлял
всей глубины обвала, запустения и тех задач, которые
предстояло решать.

— Со всех сторон некогда мощный ИЗТМ обступили Знаменский,
китайский рынки, магазины и офисы, готовые проглотить и все
оставшееся производство, как это было с заводами карданных
валов, «Эталоном», станкостроительным и другими.Что досталось
вам в наследство?

— Когда меня «сватали» на эту должность, я сказал, что за
восстановление порушенного возьмусь, и дальше разбазаривать цеха
не стану. От прежнего крупнейшего в стране завода осталось
немногое. Судите сами: заводская территория от Ангары по
Ушаковке до автовокзала составляла 64 га, осталась за нами
чуть больше трети. Мы лишились основных — сталелитейного,
прокатного цехов, литейного производства с его службами—
все они были связаны технологически, нового инженерного
корпуса, культурного центра с фабрикой-кухней. Все, что
можно было продать за бесценок, сделали, а что не успели,
перешло к нам.

Удручающая картина встретила меня: своя ТЭЦ, инженерные
сети разморожены, в цехах холодрыга до минус 18
градусов (топили дровами,отогревая станки). Рабочие приходили
на смену,сидели у костров и ничего не делали, только
пьянствовали. На тот момент ИЗТМ накопил долгов 245 млн.
рублей да еще нашли 54— за неликвидную продукцию. Зарплату
люди не получали более двух лет и сумма ее составляла 16,6
млн. руб. В кассе— ни рубля. Ситуация хуже некуда.

— За что же вы взялись в первую очередь, чтобы исправить
положение?

— Мне и новой команде самым трудным оказалось «поднять»
рабочих от костров, так как они потеряли интерес к делу,
никому и ничему не верили. Вселить в них надежду на
восстановление завода, на то, что сможем осуществить это сами.
Тогда в год выпускали около 900 тонн продукции, и ни
одной законченной машины. К примеру, был заключен договор
с Монголией на изготовление и монтаж драги. Получили 90
процентов оплаты, а работ выполнили лишь на 33 %. Куда
девались деньги, неизвестно до сих пор. Уже с другой
монгольской фирмой нам пришлось комплектовать ее до
конца и сдали в эксплуатацию в 2000 году.

До этого здесь процветал бартер, который узаконивал всякие
махинации. Мы с порога поставили условия своим партнерам—
50 процентов предоплаты за поставленную продукцию. Деньги
пускали на закупку комплектующих деталей, на неотложные
нужды. Постепенно раскручивали оборудование, осваивали
новые изделия.

Еще одна важнейшая проблема — восстановление деловых связей
с потребителями нашей продукции. С нами перестали считаться,
забыли, что существуем. Куда я ни приезжал, посылали туда,
где Макар телят не пас. Может, потому, что отработал
ранее на ИЗТМ 29 лет, меня помнили золотодобытчики,заказчики
из разных регионов России. Отрадно, что удалось завоевать
свой рынок и занять на нем достойное место.

— И какова география поставок продукции сегодня?

— Уже в текущем году мы выиграли тендер на изготовление
и сборку новейшей драги для компании «АлРосса»
(Якутия). Ее проектирование, изготовление и монтаж займет
два года, значит, коллектив будет загружен работой.
С нами конкурировали за этот заказ Уралмаш,
Крастехмаш, Усольмаш. Нам было отдано предпочтение потому,
что сохранили сильную группу конструкторов по этому
профилю. Ныне готовим промприборы для добычи рудного и
мелкого золота для предприятий Узбекистана, Казахстана,
Дальнего Востока и Бодайбо. Уже изготовили двадцать
таких агрегатов, два из которых отправили в Анголу.
Возрождаем производство доменного оборудования, получив
заказы с Украины, Липецка, Магнитки. В целом свой рынок
мы стабилизировали и постоянно расширяем. Сейчас довели
мощности выпускаемой продукции до 15-20 тысяч тонн в год
(в лучшие времена ИЗТМ делал до 34 тыс.т). Развиваем
связи с «РусАлом»— для БрАЗа и КрАЗа запустили в сборку
вертикальные разливочные машины с гидроприводом. Так что
перспектива у нас есть.

— Как отражаются производственные успехи на социальной
жизни работников?

— Самым непосредственным образом. Мы создали 500 новых
рабочих мест, сегодня у нас трудятся 1500 человек. Берем
только своих бывших работников, они надежнее. Нужны
станочники, котельщики, сварщики. Ежемесячно выдаем зарплату,
на уровне среднеобластной, а ведущие специалисты
получают прилично. Серьезное внимание уделяем омоложению
коллектива. Тесно сотрудничаем с Иркутским техническим
университетом, индустриальным колледжем и профучилищем. Их
выпускникам передаем знания и опыт кадровых
работников.

— С каким настроением встречаете День машиностроителя?

— Мне кажется, что коллектив вместе с заводом рождается
заново, не забывая давние традиции. В марте-2002 г. мы
официально доложили властям, что полностью восстановили
предприятие, которое теперь называется Восточно-Сибирский
завод тяжелого машиностроения. Но и прежнюю марку ИЗТМ
выкупили и скоро будем отмечать его 100-летие. Свой
профессиональный праздник отметим достойно, весь коллектив
заслуживает добрых слов. Особый вклад в возрождение завода
внесли главный конструктор Виктор Белов, начальник проектного
отдела Сергей Груздев, главный технолог Геннадий
Барбаков и многие другие специалисты. Всем желаю в
этот день веры в будущее, отличной работы и достойной
жизни. Вспомним хорошие, верные слова: только трудом велик и славен человек!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector