издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Для АО закон не писан?

!I1!Само по себе корпоративное управление — не гарантия привлечения
инвесторов, но улучшение управления корпорациями должно
стимулировать приток инвестиций. В прошлом году ФКЦБ РФ и
Минэкономразвития совместно приняли кодекс корпоративного
управления, одобренный правительством. Такие гиганты, как
ЮКОС, Сибнефть принимают собственные кодексы. С 1 сентября
вступил в силу новый арбитражно-процессуальный кодекс. Жаркие
дебаты ведутся вокруг закона о банкротстве. Все это для того,
чтобы российский бизнес стал цивилизованным. Однако
работает по этим законам лишь небольшой процент крупных
корпораций. Для подавляющего большинства мелких АО закон как
будто вовсе не писан. По крайней мере, в регионах.

«Я долго пытался понять, что такое «региональные аспекты
корпоративного управления». Казалось бы, корпоративное
управление — это нормы управления компанией, и они едины для
всех», — признался председатель комитета Совета Федерации по
экономической политике, предпринимательству и собственности
Оганес Оганян, руководитель «круглого стола» недавно
прошедшего Байкальского
экономического форума «Корпоративное управление: региональные
аспекты». В итоге господин Оганян решил, что речь идет о «том
опыте, который накоплен в регионах и региональных особенностях
корпоративной культуры»… О том, какой именно опыт накоплен в
регионах, в пределах Садового Кольца ни за что не догадаются.

«Приехали ко мне как-то раз журналисты, привезли с собой
мужчину, — рассказывает председатель Иркутского регионального
отделения федеральной комиссии по ценным бумагам Лариса
Забродская, — просят прокомментировать ситуацию. Мужик из
Черемховского района, из села. Полгода продает акции, а их никто
не покупает. Вот, приехал в город спросить, где их можно продать».

Достает он два альбомных листа. Один белый, написано 17%.
Другой, разрисованный голубой краской, написано 23%. Я его
спрашиваю: «Это что?» «Акции», — отвечает мужик. «А почему
одна голубая?» — «Так, привилегированная». Девять лет человек
пребывал в твердой уверенности, что он — акционер и теперь не
может понять, почему никто не хочет покупать его акции». Вот это и
есть региональный аспект корпоративной культуры.

!I2!В процессе приватизации в Иркутской области создано
примерно 600 акционерных обществ. По данным Иркутского
отделения ФКЦБ, 27 из них могут иметь международное значение,
то есть при определенных условиях представлять интерес для
иностранного инвестора. 42 имеют межрегиональное и российское
значение, 70 значительны для Приангарья. Все вместе они
составляют примерно 25% от общего числа существующих.
Остальные, по убеждению Ларисы Забродской, «не являются
и никогда не будут АО». И вот почему.

Два года назад региональное отделение ФКЦБ проводило ревизию
акционерных обществ на четырех подведомственных территориях. В
2000 году, на момент начала проверки, в Усть-Ордынском
национальном округе не зарегистрировали ни эмиссию, ни отчет
92% акционерных обществ. Аналогичные цифры в Агинском округе
— 91% , в Иркутской области — 52%, Читинской области — 55%, и
только в Бурятии оказались незарегистрированными 18% ОАО.
Общее число по пяти регионам составило 51%.

Чем страшны эти цифры? Все акции у нас бездокументарны и
приобретают статус реально существующего имущества, со всеми
вытекающими правами владения, только после того, как «Решение о
выпуске ценных бумаг» и «Отчет об итогах выпуска ценных бумаг»
будут зарегистрированы в ФКЦБ РФ. По закону сделки с акциями,
не зарегистрировавшими свою эмиссию ничтожны, то есть не
легитимны. Точно так же все, что проходило в каждом втором
акционерном обществе пяти регионов — будь то выборы
генерального директора, советы директоров или собрания
акционеров, было не легитимно. Заинтересованному лицу легче
легкого воспользоваться ситуацией и элементарно развалить такое
предприятие.

На сегодняшний день дела обстоят немногим лучше, чем два года
назад, хотя за этим «немногим» стоит большая работа ФКЦБ. Не
зарегистрировали эмиссию 43% ОАО. Пропорции более — менее
соответствуют всем регионам России, разве что в Москве, Питере,
Екатеринбурге дело обстоит иначе.

Среди них больше всего сельхозпредприятий и этаких номинальных
АО, в намерения которых вовсе не входит предлагать свои акции
рынку, привлекать широких инвесторов. Как правило, в них два —
три акционера и столько же работающих. Зачем им подавать реестр,
отчитываться по аффилированным лицам? Невозможно внедрить
корпоративную культуру в АО, которые не знают, что это такое.
Невозможно ведь в самом деле предъявлять одни и те же
требования к ИАПО, ЮКОСУ и ОАО «Заветы Ильича». Это
ООО, семейный бизнес, что угодно, но не акционерные общества.

Спрашивается, что делать? Идти по пути жалости к самим себе или
разбирать отношения там, где они детально сложились. Первый
проректор международного университета, профессор Александр
Берлин считает, что в данном случае никакого корпоративного
управления нет, потому что нет акционерных компаний. Однако
собственник-то у этих «не существующих» компаний есть, и он
должен как-то управлять собственностью. С этим фактом
невозможно не считаться. Если акционерные компании — это
становой хребет капитализма, то какой-то у нас гнилой хребет, из
него выпадают целые позвонки.

В любом случае, это задача государства. Актуальной проблема
становится по мере того, как Россия выходит на международный
уровень. В рейтинге экономической свободы Россия занимает 116
место из 123. Милтон Фридман, один из создателей рейтинга,
нобелевский лауреат, признается: «Раньше я говорил —
приватизация, но только теперь понял, что главное — это основы
правового государства».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное