издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Добро пожаловать в "Кабаре зверей!"

Пес Шумахер, медведь Тарас, элитные лисички -- вот компания какая у известного дрессировщика Геннадия Минасова В Иркутском цирке открылся новый сезон. Первой на гастроли в наши края прибыла труппа заслуженного артиста России Геннадия Минасова с программой "Кабаре зверей -- кабаре чудес". Уже прошли первые представления, на которые администрация цирка по сложившейся традиции пригласила детей-сирот, ребят, обучающихся в школах-интернатах, а также ветеранов войны и труда, курсантов ИВАИИ. Зрители -- и стар и млад -- от души смеялись и аплодировали всем артистам.

А вот руководителя программы я увидела за кулисами расстроенным.

— Что невеселы, Геннадий Артурович?

— Первый блин комом… Медведи работают, что называется,
от печки. Они привыкли к определенной обстановке —
к освещению, к музыке, к цвету ковра, у них вырабатывается
стереотип, а если появляется что-то новое, они сразу
теряются. Этот свет для них новый. Да мы еще новый ковер
постелили… Прибавьте к этому наш двухмесячный отпуск,
большой перерыв в работе…

— А с каким настроением вы ехали в Иркутск?

— О-о, это один из моих любимых городов! Я уже не раз
рассказывал журналистам, как несколько лет назад на
гастролях на Кубе у меня случилось несчастье — сгорела
вся аппаратура, реквизит. Директор Иркутского цирка
Петров помог мне тогда восстановить аттракцион. Не во
всех цирках так поступают. Владимир Борисович — один
из лучших директоров в нашей системе; таких, кто любит
артистов по-настоящему, кто окружает нас заботой и помогает
во всех начинаниях, поверьте мне, совсем немного. Большинство
печется о своей прибыли. Поэтому представляете, с каким
настроением я ехал в Иркутск?

— Вы были на гастролях у нас уже несколько раз. Еще
с программой «Медвежий бенефис». И «Кабаре…» иркутяне
видели. Как часто обновляете свой аттракцион?

— Самый первый аттракцион назывался «Медведи-иллюзионисты».
Потом появился «Медвежий бенефис», а позже — «Кабаре
зверей — кабаре чудес». Просто демонстрировать трюки,
как было раньше (я ведь дрессировщиком стал позже, начинал-то
как акробат), мне показалось скучным.
Гораздо интереснее сказочный вариант. Должна быть динамика,
драматическая линия, должны быть герои. Скажем, медведи
готовят обед. Вдруг у них загорелась плита. Коверные
тушат пожар. На помощь к ним приезжают медведи-пожарные…

Два года назад мы обновили «Кабаре зверей…». Сделали
много новых трюков. На днях выпустили еще несколько
экстремальных трюков, первыми их увидят иркутяне. Поменяли
музыку. Наши коверные исполняют новые песни. В аттракционе
появилось новое освещение, повесили фонари. Теперь у
нас и новые костюмы, наша артистка балета оказалась
прекрасной, талантливой костюмершей.

Недавно я приобрел четырех маленьких медвежат, им всего
по полгода. Мы уже начали с ними репетировать. Немножко
страшновато. Взрослые медведи не любят малышей, так
повелось в природе. Очень сложно их соединить. Может
произойти, не дай бог, несчастный случай. У нас же и
десяти — и двенадцатилетние медведи, а Тарасу вообще 25
лет (его рост примерно 2 метра 80 сантиметров, а вес
— более 300 килограммов!). Чтобы они друг к другу привыкли,
во время репетиции подкармливаем всем на свете — сгущенкой,
вареньем, печеньем, сыром…

— Сколько у вас медведей?

— Четыре больших — Тарас, Маша, Даша и Злата. И четверо
медвежат. Малышей мне подарили в Хабаровском крае, там
есть великолепная организация — реабилитационный центр,
где выхаживают больных животных, брошенных, раненых
браконьерами.

— А лисы откуда?

— Из новосибирского Академгородка я привез черных лисичек.
Они ручные, одомашненные. С ними легко вступить в контакт,
заниматься дрессурой. Они виляют хвостом, откликаются на
кличку. Их вывел профессор Беляев.

А это наш Шумахер.

Огромный красавец-пес творит в гримерке,
где мы разговариваем, такое! Пользуясь тем, что хозяин
занят с гостьей и, конечно, при ней не накажет за хулиганство,
он перевернул все вверх дном. Совсем нестрогим тоном
дрессировщик журит проказника: «Шума, какой же ты
наглый парень! Ты что натворил, а? Ох, мама тебе и даст
сегодня». («Мама» — это жена Минасова Нина).

— А почему «Шумахер»? И что это за порода такая, Геннадий
Артурович?

— Мы взяли щенка с международным паспортом, его хозяйка
всех щенков называла на букву «ш». Этому не хватило
нормального имени.

Шумахер работает у нас с медведями. А порода — бабтель,
английская овчарка. «Бесхвостая» в переводе.

— Мне рассказали, что на днях вы отвезли одного своего
питомца в маленький зоопарк в Листвянке… Почему?

— Ох-хо-хо, все-то вы, журналисты, знаете. В Хабаровске
я подружился с директором зоопарка. Он предложил мне
в подарок енота. А я давно мечтал приобрести енота и
удивился: неужели?! Оказалось, что это не совсем енот,
а енотовидная собака, красивая, пушистая, но дикая.
Воспитывать ее? У меня не хватает мужества насильно
заставлять животное что-то делать, лишать еды за невыполненную
работу. Не могу насиловать психику зверей. Лучше отдам
их в хорошие руки. Я стараюсь брать таких животных,
которые идут на контакт. Если же этого не получается,
пусть лучше живет в зоопарке. Вот и эта собака будет
жить в вольере, в хороших условиях.

Однажды, когда я впервые в жизни взял лис, мне достались
такие агрессивные! Они меня кусали больше, чем медведи.
Я их всех раздал. А потом мне попалась на глаза статья
об академике Беляеве. Я сразу полетел к нему. Мы встретились.
Оказалось, что Беляев не продает лис. Я рассказал ему
о своей работе, показал фильм. Он согласился дать мне
лисичек, выделил из элитного поголовья, предназначенного
для научной работы. Через 5 лет, когда они выйдут «на
пенсию», станут жирными и ленивыми, я должен отвезти
их обратно.

— Помнится, у вас была волчица Магда…

— Да, ей было 18 лет, когда она заснула у нас на руках.
Еще у меня был Лой, крупный, матерый самец. Мы приехали
на гастроли в Пензу, ко мне после представления пришла
директриса зоопарка: «Отдайте мне вашего волка, он такой
красивый!» — «Как я отдам рабочего волка?» — «Я дам
вам еще лучше. Щенка, годовалого, ручного». Мы приехали
в зоопарк, она открывает вольер, он ко мне подбежал,
начал прыгать, целовать, прижиматься. Как ребенок! Ну,
я и взял его.

* * *

— Геннадий Артурович, вы ведь из цирковой семьи, знаменитой
династии…

— Точно. Ее основатель — Григорий Миронов, 1867 года рождения.

Максик, мой внук, ему 15 лет, уже пятое поколение (он
занимается эквилибром). У меня два сына. Если собрать
их номера плюс номера, которые делают их жены, у меня
бы целое отделение получилось! Великолепное. Но мы разошлись.
У нас в семье настоящая трагедия. Сыновья работают в
самых лучших точках, их все время приглашают за границу.
Мой младший сын Виктор уже семь месяцев работает
в Израиле. Потом поедет в Германию. Артур, старший,
тоже работает с женой. Их пригласили в Китай, на престижный
международный цирковой конкурс юго-восточных стран «Золотой
лев», на него приезжают артисты со всего мира. И они
едут сейчас в Китай — всей семьей работать по контракту.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное