издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мишка косолапый на коньках стоит...

Программа "Кремлевский цирк на льду" последнюю неделю гостит у иркутян. Кто еще не успел посмотреть "Ледовую рапсодию", поспешите. На коньках там разъезжают все -- люди и животные. И косолапые мишки -- мальчик и девочка -- не исключение. С дрессировщиком медведей Вадимом КУЗНЕЦОВЫМ -- наша сегодняшняя встреча.

Вадим Кузнецов родился, что называется, «в опилках».
Цирковой артист уже в третьем поколении. Начинал он
в детстве учеником в воздушном номере родителей. Потом
был номер на двоих с мамой — «Игра с тарелками» (европейский
вариант китайских крутящихся тарелочек). Попробовал
себя и в качестве клоуна. А однажды…

— Я проходил стажировку у известного дрессировщика
Луиджи Безано. Его номер с гималайскими мишками был
одним из лучших номеров советского цирка. Мне тоже хотелось
работать с такими медведями, но начинал с бурыми…
Только мы с женой приступили к самостоятельным репетициям,
как вдруг раздался звонок: «Нам нужны медведи в программу
«Цирк на льду». Не хотите попробовать?» Почему бы не
попробовать? Хотя сами мы не умели кататься на коньках.
Тем более не знали, как на них поставить косолапых.

Научились тогда. Методом тыка действовали… Экспериментировали
с ботинками. Скажем, носы у них обрезали (как у волка
в «Ну, погоди!». Помните?). До нас люди работали с медведями
на льду. Но кто раскроет свои секреты?..

Один медведь оказался у нас очень талантливым: буквально
через две недели начал кататься. Мы с женой все еще
«пешком» бегали, а он уже шпарил на коньках! Вторая,
девчонка, тоже молодец, вскоре освоила катание. И вот
с ними мы работали до поездки в Иорданию. Там произошли
неприятности, коллектив распался. Чтобы животные не
подохли с голоду, мы подарили их частному зоопарку.

Позже взяли маленьких медвежат, брата и сестру.
Тимкв и Ляля работают сейчас. Был еще один — Чижик. Он
крутил хулахуп на шее во время движения, делал два-три
круга. В общем-то сложный трюк, а на коньках — вдвойне.
Но он так неважненько катался. Видно, от природы
не было способностей к фигурному катанию. В один прекрасный
момент Чижик сам просто отказался от коньков, не захотел
их надевать. В принципе, можно было пересилить его,
заставить работать. Но я не люблю это делать. Если животное
отказывается выполнять трюки, лучше отправить его в
зоопарк, «на пенсию», чем мучить.

В общем, столько сил ушло на учебу, столько мы возились
с мишками и коньками, что жаль было возвращаться к ковру.
Так и работаем в «Цирке на льду».

— А что за коньки у ваших медведей сегодня?

— Обыкновенные. Только носы у них обрезаны, как у босоножек,
чтобы когти были свободны, ничего не давило, не мешало.
Мы пытались что-то подкладывать внутрь,
типа супинатора, делали гипсовые слепки с лап и заказывали
специальные ботинки в ортопедических мастерских, но
они им почему-то не подошли. Хотя у медведей нашего
коллеги ботинки были сделаны именно так, по слепкам.
Каждый приходит к своему решению, как будет удобнее
животному…

Вот Тимки мы сразу надели ботинки. Обычно начинаем с мягких кроссовочек, кедиков.
А тут начали со стареньких дочкиных кроссовок. Он сразу
в них пошлепал. Тут же перешли на ботинки. Ему, конечно,
тяжело ходить, надо еще привыкнуть к лишнему весу на
ногах.

Некоторые медведи бесятся, дрыгают ногами, пытаются
сбросить коньки, на передние лапы в стойку встают. Потом
привыкают. А дальше уже проще. Выходим на лед. На задних
лапах зверь ходить умеет. На сгущенку идет за нами.
Конечно, сначала падает, не без этого. Но врожденное
чувство баланса подсказывает ему, как себя вести, где
вовремя лапу передвинуть, где шкрябнуть.

— Идут на сладости? Не на мясо?

— На сладости: сгущенку, печенье. Иногда — мармелад.
Один медведь все готов был сделать за сыр. Он только
запах его чуял — был согласен на любой трюк.

— А как появляются новые трюки?

— Обычно животные сами подсказывают, что они могут
сделать. Как цирковые медведи крутят антипод на задних
лапах? В клетку им даешь бревно, они играют
и начинают перебирать всеми четырьмя лапами.
То есть практически готов трюк. Осталось закрепить
его и перенести в манеж.

Однажды мы репетировали в цирке-шапито на Речном вокзале
в Москве. Там на улице стояла горка для детей. Мы
проходили мимо, медведь залез, с удовольствием скатился
с нее раз, другой. Вот так мы и решили сделать ему горку
и пустили в работу.

— Вадим, вы, конечно, знаете о публикациях в «Аргументах
и фактах» по поводу жестокости дрессировщиков. Я думаю,
и вас едва ли не в каждом городе спрашивают: как вы
воспитываете своих животных — методом кнута или пряника?..

— Честно говоря, не люблю обсуждать своих коллег. Всякое
бывает. Как я воспитываю медвежат? Как собственных детей.
Не слушаются — могу и по заднице дать. Но я не убиваю
их ломами, не луплю до крови из носа.

Мы приезжаем за границу, к нам сразу же приходят «зеленые»
с транспарантами: «Вы издеваетесь над животными!». Посмотрят
поближе — и сразу успокаиваются. Но есть люди, которые
требуют выпустить животных на свободу. Они не понимают,
что зверь рожден в неволе, взят из зоопарка, жил в
цирке, и если я выпущу его в лес, — он сразу же сдохнет.
Своим, наоборот, стараешься от себя урвать что-то вкусненькое,
чтобы они полакомились…

Перед Новым годом мы работали в Нью-Йорке. Кто-то позвонил
в ветеринарную полицию: «Арестуйте русских! Они гвоздями
прибивают коньки к лапам медведей». Как я могу даже
только дотронуться гвоздиком до зверя?! Здоровый медведь
так мне даст лапой, что я буду далеко лететь и неба
не увижу… Пришел полицейский. Осмотрел вольеры, сфотографировал
коньки, порасспрашивал нас и сказал: «Я прекрасно понимаю,
что позвонил либо дурак, либо ваш конкурент, но вынужден
проверить…»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное