издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хозяин железной горы

Игорь Хафизов возглавил Коршуновский горно-обогатительный комбинат осенью прошлого года по завершении процедуры банкротства предприятия. Не случайно гендиректором измотанного судебными тяжбами и межкорпоратиными конфликтами комбината стал именно горняк. Впереди у компании много кропотливой работы.

!I1! Тридцатитысячный Железногорск-Илимский, центр Нижнеилимского района, как и большинство сибирских городов, во многом зависит от одного единственного предприятия, ради которого собственно и строился. Фактически каждый второй его трудоспособный житель работает на Коршуновском горно-обогатительном комбинате, производящем сырье для сталелитейных заводов — железорудный концентрат.

Если говорить просто, то комбинат — это карьеры и обогатительная фабрика. Хотя сорок лет назад железную руду добывали с поверхности горы, по которой текла речка Коршуниха. Русло реки уже давно снесли подальше от горных работ, где образовался огромный карьер глубиной 400 метров. Если смотреть с его кромки, то на дне стотонные БелАЗы с трехметровыми колесами будут не больше буквы в заголовке.

Любой местный житель расскажет, что город обязан своим появлением рудознатцу Шестаку Коршунову. Именно он в 17 веке нашел месторождение железной руды у горы Железная. В честь открывателя месторождения получили свои имена речка Коршуниха и карьер.

Промышленная добыча железной руды в Нижнеилимском районе началась в 1965, вместе с пуском в эксплуатацию Коршуновского ГОКа. Сегодня комбинат переживает свое второе рождение. И дело не только в ценовой конъюнктуре на продукцию предприятия, принесшей Коршунихе коммерческий успех. Дело в людях, которые могут достойно работать и достойно жить.

Трамплин Хафизова

Образ Хафизова со слов его сослуживцев и знакомых легко уложился в формулу героев производственных романов советской эпохи. Двухметровый здоровяк с немного медвежьей походкой. Профессионал с неоднозначным характером. Увлечен работой. Отслужил в армии в десантных войсках. Сделал стремительную карьеру: начинал мастером, в 29 лет — начальник горного управления, в 32 — технический директор, а в 36 лет возглавил одно из крупнейших промышленных предприятий регион. Женат и воспитывает тринадцатилетнего сына.

На Коршуновском ГОКе Игорь Хафизов оказался по распределению, после института. Было это в 1992 году. Он признался, что решение приехать в Железногорск-Илимский из Свердловска, где родился и вырос, далось не просто.

—К тому времени появились новые возможности, многие мои
однокурсники занялись коммерцией. На решение серьезно повлияли
родители, которые у меня оба по образованию педагоги, считавшие
горняцкий труд настоящей мужской работой. Еще просто хотелось
испытать себя, что зря пять лет учился? — рассказывает он. — Когда я поступал в институт декан меня спросил, видел ли я настоящий карьер. Я ответил, что видел и не с самолета, как предположил профессор, а с трамплина. Я серьезно занимался прыжками с трамплина на лыжах. В
Тагиле, трамплин находится на возвышенности. С него-то я впервые и увидел карьер, о котором говорили: была гора Высокая, стала яма «глубокая». Тогда декан посмеялся, и пообещал, что точно стану горняком.

Хафизов до сих пор страстно относится к спорту. Правда, говорит, что времени на него остается немного: «Но обязательно два раза в неделю хоккей или футбол в зависимости от сезона». Некоторые черты его характера более отчетливо проявляются в стремлении как можно больше людей вовлечь в спорт. «Цель такая — спорт должен стать отдушиной. Тогда люди избавятся от чувства безысходности, которое неизменно посещает тех, кто живет на периферии, ведь кроме работы должно быть еще что-то,» — считает он совершенно искренне.

Не без усилий главы ГОКа кроме традиционных беговых лыж, бокса и самбо, горожане теперь могут играть в хоккей. «Этот спорт будет здесь жить, — говорит твердо Хафизов. — А чтобы жил, оказалось, достаточно переоборудовать заброшенный ангар. Внутри сделали раздевалки, футбольный, баскетбольный корты. И уже ведется набор детей в секции.

Горнолыжная трасса с единственным в области кресельным подъемником, стала гордостью не только ГОКа, но и всего Железногорск-Илимского. «Конечно, это спорт
дорогой, новый. Но со следующего года в наших школах собираются ввести горнолыжные уроки. Мы уже снаряжение под это закупили», — не без удовольствия рассказывает Игорь Хафизов.

Время потрясений прошло

История комбината последних лет богата на потрясения. Сам собой задался вопрос: почему вы не уехали из Железногорск-Илимского, как сделали многие? На что мой собеседник скромно сослался на профессиональный интерес.

Между тем в 1997 году Коршуновкий ГОК первым из градообразующих предприятий
Иркутской области попал под процедуру банкротства. Признание несостоятельным единственного потребителя — Западно-Сибирского металлургического комбината — предрешило судьбу ГОКа. В ноябре 1998 года на нем было введено внешнее управление. Руководить комбинатом стали кредиторы.

!I2! В этот период Хафизов честно делал свою работу. А работать приходилось не только с рудой, а главным образом с людьми. «Рабочие получали по 4 тыс. рублей, чуть ли не в летней обуви зимой на работу ходили. В мою задачу входило организовать их труд даже в таких условиях.», — вспоминает он. Потом произошел серьезный оползень, заставивший законсервировать участок Коршуновского карьера вместе с 13 млн. тонн руды.

В 2002 году ЗапСиб, перешедший в управление «Евразхолдинга», отказался от продукции комбината. Комбинат простоял восемь месяцев. В то время казалось немыслимым найти для Коршунихи нового потребителя. ЗапСиб ближайший к комбинату металлургический завод находится на расстоянии 1,5 тыс. км. Сотрудничество с другими требовало удлинения транспортного плеча до 4 тыс. км.

Но после длительного простоя такой партнер, наконец, пришел. В октябре было заключено стратегическое соглашение о сотрудничестве с одной из ведущих российских компаний в металлургической и горнодобывающей отраслях «Мечел». Сперва металлурги
закупали сырье для собственных нужд, инвестировали в производственную базу
комбината, а затем, присмотревшись, приобрели более 70% акций ГОКа. Это вполне укладывалось в стратегию развития «Мечела», активно расширяющего свои производственные мощности, но не укладывалось в планы его конкурента — «Евразхолдинга», также планировавшего получить контроль над комбинатом.

Весной прошлого года ситуация приобрела характер публичного конфликта.
«Мечел» выступал заинтересованной стороной в заключении мирового
соглашения и прекращении процедуры банкротства, а «Евразхолдинг» в
проведении конкурсного производства, говоря иными словами продажи ГОКа с
молотка. На защиту предприятия встали сами рабочие. Пресекая попытки
силового захвата комбината, они сутками дежурили возле заводоуправления.
Не обошлось без столкновений. Хафизов вспоминает, что на весь персонал оказывалось очень серьезное давление. Многим пришлось вывезти из города семьи. Все-таки кредиторы, крупнейшим из которых являлось государство, пошли на мировую с «Мечелом».

Для комбината это означало получение юридической самостоятельности. Призрак банкротства окончательно перестал маячить перед Коршуновским ГОКом три месяца назад, когда были полностью погашены его долги. На предприятии перестали жить только сегодняшним днем и обратили взоры в будущее.

Капитан по призванию

«Сам работает как проклятый и от других требует того же», — говорят о
Хафизове все без исключения, начиная от бульдозеристов, заканчивая замами. За короткий срок ему удалось собрать команду, готовую изменить комбинат, сделать его современным. Сегодня на ГОК возвращаются специалисты хафизовского набора, в свое время уехавшие из Железногорска на другие предприятия.

Менее чем за год на комбинате полностью поменялась система управления. Конечно, есть и недовольные. Некоторые, к примеру, должностей лишились во время укрупнения структурных подразделений. Хотя Хафизов злых языков не боится, а на пересуды не обращает внимания. Для руководителя любого ранга надо уметь сказать «нет», чего бы это ни стоило, считает он.

Рынок стремительно изменил экономику комбината. Люди старой закваски уже не совсем комфортно чувствуют себя в той же системе управления. «Но наш костяк в силу разных причин составляют специалисты пожилого возраста, — рассказывает Игорь Хафизов. — В свое время возник серьезный кадровый разрыв. На комбинат фактически десять лет никого не принимали, потому что не могли дать ни квартиру, ни зарплату. Сейчас многое меняется. Мы пытаемся продвигать талантливую молодежь. И речь идет не только о штучных специалистах, но и о персонале рабочих специальностей».

Люди хотят работать и хотят перемен в своей жизни. В нынешнем году складывается ситуация противоположная той, что была в 2002 году. Компания получила возможность оценивать сделки с точки зрения их эффективности. Сегодня у предприятия не возникает проблем с потребителями, вернее и сих наличием. Комбинату есть куда расти. Предприятие развивает Рудногорский рудник. Кроме того, в ближайшее время будет начато проектирование рудника на Краснояровском месторождении неподалеку от Братска.

Очевидно, что в этой ситуации комбинат как никогда нуждается в лидере, человеке, который не только принимает решения, но и несет за них ответственность. Один из старожилов предприятия сравнил Хафизова с капитаном футбольной команды: «Ему прощают чрезмерную жесткость за то, что он ни играющий тренер, ни нападающий, а именно капитан команды, который не просто сам превосходно играет, но и умеет выстроить игру остальных».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное