издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Cветлана Карпинская: "Иду по жизни смеясь"

Бывает так. Снялся актер в кино, всего в одном фильме, и сразу стал знаменит на всю страну. Проходят годы. У него в копилке уже немало других картин, ролей в театре, а его помнят по той, громкой, зовут не своим, а экранным именем ("Штирлиц", "товарищ Сухов", "кавказская пленница", "Шурик"...). Так случилось и со Светланой Карпинской, которую все называют не иначе как "девушкой без адреса".

В 1957 году Эльдар Рязанов снял музыкальную комедию «Девушка без адреса», где она
сыграла Катю Иванову и прославилась на весь Советский Союз. Было ей тогда всего 19.
Училась Светлана на филфаке Ленинградского университета, мечтала о журналистике. Но
после фильма пришла известность, посыпались лестные предложения. Так неожиданно
она попала сразу на второй курс театрального института. Снималась в кино еще. Были и
другие главные роли. Не такие, правда, заметные. Именно тот лирический фильм стал ее
визитной карточкой, затмил все остальные.

Прошло много лет. Где та актриса, что с ней? Однажды на телевидении появилась
передача «Кумиры» о Карпинской. И мы узнали, что она по-прежнему живет в родном
Петербурге. Работает в театре. По-прежнему хороша собой.

В Театре комедии имени Н.П. Акимова, что на Невском, я и разыскала «девушку без
адреса». Леди Брэкнелл в спектакле «Как важно быть серьезным» по Оскару Уайльду,
Дарья Федосеевна Круглова в «Не все коту масленица», пани Эльжбета Органова в «Дамах
и гусарах», комедии в стиле мюзикла, — вот ее сегодняшние роли. Кроме того, идут
репетиции спектакля «Ретро» по пьесе А. Галина, где заняты актеры акимовской гвардии.

Театр отмечал свое 75-летие. В праздничном концерте выступала и Светлана Карпинская,
которую объявили примадонной Театра комедии. Когда актриса появилась на сцене с
ослепительной улыбкой, зал взорвался аплодисментами! Она пела песенку Пепиты из
«Вольного ветра» Дунаевского. Ей кричали «браво!», несли цветы. И восхищались, что она
все такая же: яркая, красивая, огромные глаза сияют, улыбка сражает наповал…

За кулисами театра, в гримерке, мы и встретились, чтобы поговорить.

— Светлана Алексеевна, неужели вы ехали сюда, на интервью, в метро? Как в песне:
«Так же, как все, я по земле хожу…»?

— Ха-ха-ха! (Этот ее замечательный искристый смех! — От авт.). Моя дорогая…
Замечательный вопрос! Всю мою жизнь это меня занимает. Начиная с тех пор, как стала
знаменитой, а стала знаменитой я очень рано — в 19 лет. Я тогда жила в коммунальной
квартире на Васильевском острове, с мамой и папой. Они — учителя. Честная бедность.
Дом был красивый — старинный петербургский дом с эркером, с каминами. Но тем не
менее — коммуналка. В ванну нельзя было пробиться! Я ходила в баню (до сих пор
люблю баню, люблю попариться). Так меня узнавали даже в бане: «Ой, вы — «девушка без
адреса»!» А вы мне говорите — «метро»…

Может быть, всем известные актеры, особенно в Москве, и ездят на машинах… Я как-то
давала интервью на радио, его сейчас иногда крутят, как пластинку, что мне очень
приятно. Меня спросили, о чем я мечтаю. Я ответила так: «Чтобы актриса наслаждалась
своей работой, получала удовольствие от успеха, зрительских цветов и улыбок, она
должна иметь мужа, который понимает ее и принимает ее профессию, всячески ей
помогает — в смысле спокойствия и денег. Который ей не завидует (за актеров замуж не
надо выходить — они завидуют). И чтобы у нее была машина с шофером, который заезжал
бы за ней на репетиции и после спектакля…»

Сейчас у нас чудный директор, дай Бог ей здоровья, нас, нескольких актеров — Светина,
Дмитриева, Карпову… — отвозят после спектакля домой. Это такое счастье! Ведь когда я
еду в метро, снимаю грим, чтобы меня не узнали. До сих пор узнают, просят автографы
прямо на эскалаторе и расспрашивают! Меня это поражает. Не будем говорить, сколько
мне лет, но ведь уже фильму бог знает сколько!..

Я прихожу в Елисеевский магазин и слышу: «Ой, вы — «девушка без адреса»?!» —
«Спасибо,— говорю,— мой дорогой (или моя дорогая). У меня уже двое внуков…» Или
говорят: «Я узнал вас по голосу». Или: «Вы мало изменились». И они видят, как я покупаю
колбасу! А потом сажусь в метро или в маршрутку… А однажды некая милая
петербургская дама довела меня до слез — в хорошем смысле слова. После спектакля я
стою на остановке, жду свой автобус (тогда еще не было маршруток). Темно, народу
полно. Она подходит ко мне и говорит: «Вам с вашим талантом надо ездить на
«Мерседесе»…

У меня есть плохое качество: я не умею зарабатывать деньги. Однажды я привезла
самолетом из Сочи два ведра цветов от поклонников. Мамочка даже заплакала: «Боже
мой, сколько роз! Если бы было столько денег!» (Хохочет). Есть хорошее правило: неси
свой крест и веруй. Это про меня. Крест не тяжелый, крест радостный. Я люблю свою
работу и потому счастлива.

Вообще комедия — искусство героическое. Режиссеры приходят, уходят. Попадаются
нерадивые. Не все с такими талантами, как Акимов или Фоменко. Актеру приходится
слушаться. Он получает маленькую зарплату, живет у черта на куличках, одевается,
обувается средненько, но всегда должен быть в форме, должен радовать публику.
Особенно — женщина, актриса. Что бы у тебя ни случилось, ты должна быть красивой,
подтянутой, веселой, с лучезарной улыбкой, которая ослепляет зал, с хорошими руками,
со стройными ножками…

— Правда, что вам как-то сказали: «Можно, я к легенде прикоснусь?»

— Это было в прошлом году. Неожиданная радость: после концерта в Москве меня
пригласили на фестиваль «Амурская осень». В компании чудных актеров (Варлей,
Светличная, Лужина, Чеханков…) я прилетела в Благовещенск. Народ так любит кино!
Нам улыбаются, дарят цветы, говорят приятные слова, замечательно угощают. Эта
любовь…ну просто невероятная! Ко мне подошла женщина и тихо так сказала: «Можно, я
к легенде прикоснусь?» И дотронулась до моего пальто. Так трогательно! Я была
потрясена. А потом мы были в Харбине. Даже в Китае узнают! Это же уму непостижимо.

Судьба иногда подбрасывает замечательные подарки. Фильму столько лет, но он живет,
его часто показывают по телевидению. Наверное, еще и мои правнуки будут смотреть
«Девушку без адреса»…

Сначала я боялась смотреть себя на экране. Видела свои ошибки. Потом, со временем,
смотрю: а нет, ничего! Как старое вино, которое с годами становится только лучше.
Фильм показался мне изящным, ненатужным. И даже себе я стала нравиться. Самое
поразительное, что этот фильм не кажется очень старомодным. Наверное, благодаря
комедийному искусству группы дивных актеров, занятых в нем. Все-таки сегодняшние
сериалы — это какие-то…говорящие головы, как семечки, которые ты щелкаешь. Насилие,
секс, голые женщины, мат… А «Девушка без адреса» — легкая и прозрачно снятая история
любви (кстати, там оператор замечательный — Харитонов). Вечная тема: люди
понравились друг другу, потерялись, хотят встретиться вновь. Конец счастливый… А вот
создатель этого фильма (пауза .— От авт.)…

— Рязанов?

— Даже не хочу называть его имени! Он пишет в своих книжках, что не любит этот фильм,
считает его неудачным. Может быть, я ему не нравлюсь, бог с ним. Всей стране нравлюсь,
а ему — нет. Ну, бывает… Но это ведь невежливо по отношению к Филиппову, Рыбникову,
Гарину, Зое Федоровой, Рине Зеленой и другим прелестным актерам, которые там играют.
Как же можно? Тем более что это его создание, его ребенок, получается — нелюбимый. А
люди любят!.. До сих пор!

После выхода фильма мне писали столько писем! На конвертах просто подписывали:
«Москва, «Мосфильм», Кате Ивановой». У меня до сих пор на антресоли лежит мешок
писем. Чистая правда. Мамочка их собирала.

Потом была «Командировка». У меня там главная роль, а главную мужскую роль сыграл
Олег Ефремов. Это Егоров снимал на студии Горького. Картина не из самых лучших, но
что-то в ней было поэтическое, она изысканно снята. Дальше я с величайшим
удовольствием играла у Петра Фоменко (очень талантливый режиссер, я его люблю,
играла у него в театре главные роли) — в телевизионном фильме «На всю оставшуюся
жизнь». Я много играла на Ленинградском телевидении. Например, в «Мертвых душах»
(Даму приятную), в экранизации спектакля Фоменко «Этот милый старый дом», в
сказках…

— Предложения сняться после «Девушки…», наверное, так на вас и посыпались?

— Один мосфильмовский начальник сказал мне: «Вы талантливы, переезжайте с
родителями в Москву, мы дадим вам квартиру, будем писать сценарии для вас». Может
быть, это глупо, но я не поверила ни единому слову. Я понимала, что для этого нужен
муж-режиссер или сильный покровитель. И еще я очень люблю свой Петербург.

Предложения были. Но тут я вышла замуж, это было моей ошибкой. Мой муж не хотел,
чтобы я снималась и всячески препятствовал этому. И меня подзабыли. Он был актером,
но ему не везло, его никуда не брали. Мы с ним повсюду показывались — в Москве,
Ленинграде, меня в театр брали, его — нет. Я всегда хотела соединить жизнь
преуспевающей актрисы с порядочной семейной. Однако… Я прожила с мужем пять лет и,
конечно, бросила его. У меня такая манера: бросать мужчин, которые мешают мне
работать.

Я очень люблю театр. Люблю добрых людей. Если человек добр и умен, я испытываю к
нему искреннее уважение, и такого человека никогда не подведу…

С Геннадием Воропаевым, актером, вторым моим мужем, мы то сходились, то
расходились. У нас родилась дочь Катенька, потом внук Алеша. Теперь Геннадия
Ивановича уже нет. И он не увидел своего второго внука Мишеньку… Прелестный артист,
очень красивый. И добрый по-своему. У него было много поклонниц, они на него
гроздьями вешались! Он был ведущим актером Театра комедии, играл Кречинского, Дон
Жуана, Ученого в «Тени», снимался в фильмах «Вертикаль», «Олеся»… Встретились мы в
«Комедии». Я была в то время замужем. И он женат.

Если уж говорить на тему семейной жизни, то, знаете, я привыкла, чтобы меня добивались
(сейчас это немодно), а не я. И это в моей жизни было. Очень многие мужчины за мной
ухаживали. Первая никогда ни на что не иду. Такая натура. Я привыкла так жить.
Воропаев очень меня любил. Это была страсть, причем обоюдная.

— А дочь свою вы Катей назвали в честь Кати Ивановой, которая так прославила
вас?

— Нет. В честь моей мамы. Кстати, она была мудрой женщиной. С первым мужем мы
жили за городом, она приезжала к нам и говорила мне: «Света, у тебя столько
предложений. Ну, поезжай сниматься!»

Однажды меня позвали сыграть молодую Крупскую. Боже, какой ужас! Я на нее
совершенно не похожа. Мне стали делать узкие глаза, мазать лицо зеленым цветом. А
потом гримерше сказали: «Да уберите у нее огонь из глаз!» (Хохочет).

Я пробовалась в фильм «Салют, Мария!». Выглядела хорошо и хорошо сыграла. А мне
второй режиссер и говорит: «Светка, ты не расстраивайся, тебя просто так позвали, все
равно уже Роговцева утверждена…». Я перестала ходить на кинопробы. И даже говорю
иногда: «Послушайте, зачем вы меня зовете? Все равно уже кто-то утвержден…». Надо
иметь связи. С Ивановым, Петровым, Сидоровым… — теми, кто снимает. Я же потеряла
связи. Утешала себя тем, что была много занята на телевидении. И, конечно, в театре.
Играла главные роли. В акимовских постановках: в «Тени» — Принцессу, в «Двенадцатой
ночи» — Марию… Самое поразительное: когда через много лет «Двенадцатую ночь» стали
восстанавливать, я опять получила роль Марии. Чуть ли не 25 лет ее играла! Главная роль
была в спектакле «После двенадцати» Рацера и Константинова. Двадцать лет подряд
играла в спектакле «Акселераты». Он имел успех во всех городах и весях. Много была
занята у Аксенова. Одна из самых любимых ролей — Сонечка в спектакле «Синее небо, а в
нем облака…». Еще небольшая роль Коломбины в спектакле «Льстец» Виктюка. Меня
поразили его репетиции. Я слушала его, открыв рот. А результат был гораздо менее
интересен… Когда я надела костюм, сделала грим и вышла, Виктюк воскликнул:

— О-о-о, какая красивая! Кто это? Светка?!

Я знаю это свое качество: хожу такая незаметненькая, а на сцене… Даже моя мамочка,
когда впервые увидела меня на сцене, не узнала. «Светка, это ты? Ведь ты всегда такая
моль…». Она хотела, чтобы я красилась, была яркой. А я люблю, чтобы было удобно:
удобные брюки, туфли. Не хочу никого пленять на улице. И так узнают. Я мучаюсь от
того, что узнают, смотрят. Вот еду сегодня в маршрутке, а мужчина на меня смотрит:
вчера по телевизору два раза меня показывали, я пела Пепиту… Смотрят, во что я одета,
какая на мне обувь, какая сумка… Приехали мы, актеры, в Китай. Китаец говорит мне:
«Тебе нужно норковое манто. И жемчужное ожерелье». Нет, говорю, мне нужны хорошие
пуховики для моих внуков. И что я купила? Подарки дочке, внукам, какие-то глупости,
картинки, чай друзьям… А другие артистки, москвички, купили себе норковое манто.

— Пишут, что секрет вашей молодости — легкий характер…

— Да, легкий. Но иногда я бываю очень резка, взрываюсь. Немножко пострадаю и —
забуду. Не терзаю себя. Не помню зла. И не хочу мстить.

— У каждого актера бывают простои: в театре роли не предлагают, в кино забыли.
Ни разу не пожалели, что стали актрисой?

— Никогда! Я сразу начинала заниматься семьей. У меня был маленький внук. Я помогала
своей дочери растить его, воспитывать… Люблю хорошую музыку, иду в филармонию…
Записала на радио девять песен Беранже. Вообще очень люблю работать на радио, пела и
участвовала во многих радиоспектаклях…

Я никогда не жалею о том, что совершила… Вы знаете, мне безумно повезло. Фильмов-то
миллион. Сколько картин прошли, и их не помнят, сколько лежат на полках! Многие
актеры страдают, их забыли, кто-то пьет, кто-то совершенно отчаялся. А я играю в театре!
Играть на сцене — это вам скажет любой артист — ни с чем не сравнимое наслаждение…
«Она идет по жизни смеясь» — это про меня!

P.S. Президент России подписал Указ о награждении Светланы Карпинской медалью
ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное