издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ключи от храма музыки

На днях, как и раньше бывало, забежал я в филармонию, благо, у меня была договоренность с директором Мариной Токарской о встрече. На пару-тройку минут -- больше и не требовалось, чтобы выяснить для себя вопросы, касающиеся программы предстоящего концерта, добыть кое-какие сведения о приезжающих солистах. А заодно и передать благодарственное письмо от группы ветеранов из Иркутско-сельского района. Попросили при случае оказать им такую услугу. Мол, будет такая возможность, забеги, скажи наше стариковское спасибо за минуты радости. Угодили, очень даже угодили и артисты, и хозяйка благотворительного праздничного мероприятия Марина Николаевна всем, кто пришел на недавний концерт, посвященный 60-летию Победы. Ну разве можно забыть блистательную вдохновенную игру Михаила Клейна, песни несравненной Натальи Головиной, прекрасные выступления всех других участников праздника. Именно праздника, иначе и не назовешь это единение сердец -- и артистов, и всего переполненного зала...

Но я отвлекся. Заглянув в кабинет директора, увидел
группу посетителей. Хотел было ретироваться, но хозяйка
кабинета энергичным радушным жестом остановила меня:
«Заходите, заходите. Мы заканчиваем». Вошел, осмотрелся.
Тут, как говорится, знакомые все лица. Солисты филармонии —
пианист Борис Изаксон, певец Майдар Аюуш. И гостья —
заведующая Черемховским районным управлением культуры
Татьяна Седых. Сюда, в храм музыки, Татьяну Ильиничну
привели нужда и надежда на содействие: приближаются
торжества — День района, и было бы неплохо, если бы
перед селянами выступили известные иркутские музыканты. Вот
и я подоспел как раз к тому моменту, когда «стороны»
пришли к соглашению: да, конечно, иркутяне с радостью
примут участие в празднике района.

Таким великим энтузиастом, как Изаксон и Аюуш, подобное
не впервой: требуют обстоятельства, какой может быть
разговор. Поставлены последние точки, касающиеся транспорта,
других деталей предстоящего визита к черемховцам, посетители
уходят, и я вновь включаю свой диктофон: память — вещь,
конечно, неплохая, но что может сравниться с блестками
живой речи. Тем более если твой собеседник Марина Токарская!
Думаю, со мной согласятся все, кто когда-либо слушал
Марину Николаевну. Многие годы, будучи художественным
руководителем филармонии, она вела программы всевозможных
концертов. Своим сильным, грудным голосом она проникновенно
рассказывала о глубинной сути исполняемых произведений,
о создателях бессмертных творений, уводила нас, слушателей,
в мир гармонии, красоты и добра.

Сейчас, когда я пишу эти строки и слушаю ее голос, запись
за записью — это как мозаика, я бы сказал, большое
мозаичное полотно, сотканное из множества встреч и впечатлений.
Есть весьма любопытные отвлечения — фрагмент разговора
с Денисом Мацуевым с ее участием, вступительное слово
перед симфоническим исполнением произведений П.И. Чайковского.
Но главное все-таки — ее предельно искренние, идущие
от сердца высказывания о самой себе, о работе, музыке
в ее судьбе, радости творчества, о своих детях, сыне
и дочке, которыми она очень гордится…

В одной из последних наших встреч я спросил Марину Николаевну:
«Многие годы жизнь ваша была, можно сказать, размеренной
и относительно спокойной. Художественный руководитель
филармонического коллектива, популяризатор и интерпретатор
музыки, и вдруг чуть ли не на 180 градусов меняете свой
проложенный годами курс и взваливаете на свои плечи ношу
весьма и весьма нелегкую — директорскую.
Если честно, Марина Николаевна, пожалели
хоть раз, хоть на мгновение о своем решении? Ведь совмещать
две профессии — художественного руководителя и директора —
не так-то просто. Вспомните, как вы спорили с вашим
предшественником — милейшим человеком и строжайшим
директором, ну, просто, чуть ли не на ножах».

— Начну с последнего, — смеется Токарская. — С совмещения.
Вы знаете, это даже здорово — решать творческие задачи
через призму проблем хозяйственного, организационного
планов. Я никогда не думала, что должность директора
не просто сложная и ответственная, но и невероятно
творческая! Вы скажете, парадокс. Ничуть. Я и раньше
знала, но теперь это особенно поняла: мне доверены
ключи от храма искусства.

Филармония — это храм прекрасного, высокого
искусства. Ведь люди приходят сюда, в эти стены, чтобы
прикоснуться к святыням, приобщиться к празднику, несмотря
на будничность, обыденность нашей повседневной жизни,
на бытовые неустроенности, проблемы. Да мало ли чего
вокруг нас? И наша задача — колоссально ответственная
и нелегкая — помочь этому просветлению состояться.
Показать ценность человеческой жизни, каждой индивидуальности,
чтобы, побывав в филармонии, послушав прекрасную
музыку, человек вышел отсюда как бы обновленным и сказал
себе: спасибо, что я живу на этом свете. Да, у меня
есть трудности, но у меня есть и надежда, есть силы
для их преодоления.
Согласитесь, именно музыка возвращает нас к пониманию
самих себя, делает нас добрее и терпимее, снимает озлобленность
и агрессивность, помогает понять, для чего и ради чего
мы пришли в этот мир.

С Мариной Николаевной не поспоришь: должность директора,
действительно, не только самая ответственная и хлопотная,
она и самая интересная. Я свидетель тому, как решаются
хозяйственные и организационные вопросы в кабинете Токарской.
Она может и пожурить, и отказать, и поправить чью-нибудь
оплошность или неточность. Но в какой форме! С ее приходом,
как доверительно поведали мне работники филармонии,
атмосфера в коллективе заметно потеплела, стала
более доверительной и спокойной. Особенно отрадно, что
это мнение высказали и музыканты симфонического оркестра.
Не думаю, правда, что всем без исключения импонирует
стиль управления Токарской, ведь характеры и отношения
складываются годами. Но факт остается фактом: Марину
Николаевну приняли в новой ипостаси — людям импонируют
ее деловые качества, компетентность, личное обаяние
и искреннее желание сколотить коллектив единомышленников.
Надо ли говорить, насколько это важно для создания истинной
ансамблевости, выявления творческих возможностей каждого
музыканта, поддержки талантов и дарований.

— Если я задумываю какой-то творческий проект, в
первую очередь пытаюсь представить, как его можно реализовать
с точки зрения хозяйственника, финансиста, плановика
— словом, смотрю все стороны. И могу с большой степенью
уверенности сказать, насколько он рентабелен…

— Но иногда, — замечает Марина Николаевна, — и в
этом заключается смелость директора — вижу, что то
или иное начинание не сулит какой-либо выгоды. Но все
равно берешься за него. Не секрет, что большое
искусство не всегда бывает рентабельным. Как можно измерить
в рублях оглушительный успех того же благотворительного
концерта? Это очень важно — бросить зерна в благодатную
почву, и они обязательно прорастут, обернутся всходами
добра, новыми связями, новыми идеями, новыми методами
работы. Не исключено, что какой-то росточек не примется,
— пусть.

Моя задача — вырастить сад, говоря иначе
— сделать все, чтобы человеку было комфортно, чтобы
каждый артист почувствовал, что филармония — его дом,
в котором тепло и уютно, знал, что здесь его всегда
поймут, помогут раскрыть самые лучшие качества. В каждом
артисте есть дарование, есть своя изюминка. И мне, как
художественному руководителю и директору, необходимо
эту изюминку заметить, показать, дать понять музыканту:
ты многое можешь, ты интересен. Артисты, как известно,
народ весьма ранимый, щепетильный, а подчас и неуверенный
в себе. Вот тут-то и важно мое участие, чтобы артист проникся
интересом, азартом предстоящей работы, в конце концов, поверил
в собственные силы.

— Недавно ко мне пришли представители областного комитета
солдатских матерей, — продолжает моя собеседница. —
Приближается юбилей, не очень веселый, правда, — 10
лет с начала военных действий на Кавказе. Что бы вы,
говорят, посоветовали, порекомендовали? На юбилейном
вечере выступят высокие должностные лица — как сверстать
программу концерта, какие произведения включить, в чьем
исполнении? Общими усилиями наметили сценарий, и когда
женщины, уходя, горячо благодарили за участие, помощь,
для меня это была высшая награда. Но еще большей наградой
станет сам концерт. Он пройдет в декабре, когда состоится
встреча солдатских матерей всей Иркутской области.

Или вот еще пример. Ко мне обратились из Института усовершенствования
врачей. Дескать, можно свои юбилейные торжества —
25 лет — мы отметим в стенах филармонии? Какой разговор,
отвечаю, конечно! Более того, мы поможем сделать настоящий
праздник, такой, чтобы вы еще долго вспоминали этот
вечер, концерт, детали которого я сейчас и обдумываю.

На днях к Токарской заглянула известная
вокалистка Ирина Сараева. Она, к слову, в штате не состоит
— работает самостоятельно, но под эгидой филармонии.
У нее просьба: подготовила новую программу, и, чтобы
получить «добро» на исполнение, необходимо провести прослушивание.
Нет проблем. Без каких-либо проволочек Токарская организовывает
прослушивание, совет выносит свой одобрительный вердикт.
Теперь вопрос в том, когда можно показать новую программу.
Перед глазами календарь на весь 2005 год. Долго-долго
идет прикидка. Вот здесь я не советую, говорит Токарская, —
у студентов сессия, а вот здесь каникулы — вряд ли кто придет.
Задача Токарской — не просто определить художественную
ценность программы, но и подумать о том, пойдет ли публика.
Надо сделать так, чтобы концерт не просто состоялся,
но имел бы успех.

— Очень люблю организовывать хоровые концерты, — признается
Марина Николаевна. — Меня хлебом не корми — дай
поработать с хорами. Очень люблю хоровую музыку. Почему?
Это, на мой взгляд, самая демократичная форма приобщения
человека к музыке. Не все могут играть на фортепиано,
на баяне, в оркестре, но петь в хоре, я уверена, каждый
сможет. Даже если и голос слабый и не очень чистый,
но ты в коллективе, и у тебя все получается! Ты раскрываешься,
утверждаешься. Ну как не любить дирижеров-хоровиков,
у нас их немало, и все они мои добрые друзья. Гордостью
иркутян можно назвать большой хор молодежи и студентов
Иркутска. Это плод наших совместных усилий: объединили
три замечательных коллектива — технический университет,
ИГУ и молодежный камерный хор Иркутской филармонии.
И результат превзошел все ожидания — хор стал лауреатом
премии губернатора. А детские хоровые коллективы —
это же полный восторг! У каждого свое лицо, своя аура.

Крутится лента диктофона. Сколько событий, имен, интересных
начинаний! Марина Николаевна с теплотой рассказывает
о ведущих солистах филармонии, симфоническом оркестре,
который в этом году отметил свое 45-летие, о презентации
лучшего в мире рояля «Стейнвей», о юбиляре — органном
зале — о многом-многом другом,
что составляет предмет ее гордости. О тесном сотрудничестве
с Ангарским Дворцом культуры нефтехимиков, Братским
Дворцом искусств, где недавно с большим успехом выступил
губернаторский симфонический оркестр. А поездки по области!
Нет, наверное, ни одного города или района, где бы
не восхищались искусством аккордеониста Александра Чудновского,
пианиста Бориса Изаксона, певца Майдара Аюуша — пусть
меня извинит Марина Николаевна, если я кого-то не назвал;
пусть уважаемые артисты не обижаются — наша газета
регулярно освещает их подвижническую деятельность.

Ну как не упомянуть о литературно-музыкальной гостиной,
о которой Токарская рассказывает с каким-то восторженным
упоением. Она считает, что музыка и литература очень
близки по интонации, глубине, разнообразию форм. Для
ведения «гостиной» Марина Николаевна пригласила замечательную
актрису из театра юного зрителя Ольгу Тарновскую —
на два абонементных цикла, для малышей и для взрослых.

Разве можно забыть вечер, посвященный творчеству Владимира
Высоцкого, — в сочетании с органной музыкой это что-то
бесподобное. А «Ручьи, где плещется форель» по Паустовскому
или «Письмо незнакомки» Цвейга… Литературно-музыкальная
гостиная — это встречи с Пушкиным, Лермонтовым, Блоком,
это сказки Андерсена, Чуковского; разве сравнишь все
это с пресловутой попсой, заполонившей экраны телевизоров?
И то, что популярность гостиной растет, — лучшее свидетельство
тому, что людям интересно, они истосковались по подлинному
искусству, по высокой духовности, свету.

— Свою задачу я вижу в том, — говорит Марина Николаевна,
— чтобы круг подлинных ценителей прекрасного становился
шире. Чтобы как можно больше коллективов, организаций,
предприятий стали друзьями филармонии. Не последнюю
роль в этом играют личные контакты. То есть я хочу,
чтобы многие люди, еще вчера далекие от нас, нашего
творчества, поняли, что есть такой гостеприимный красивый
дом — Иркутская филармония. Куда можно прийти и в праздники,
и в будни и подпитаться энергией добра и красоты.

Мне понятно волнение Марины Токарской, когда она говорит
о ни с чем не сравнимом счастье — заниматься любимым
делом. Музыка жива, пока она звучит. И это ли не радость — дарить людям
прекрасное.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер