издательская группа
Восточно-Сибирская правда

За нас никто не сделает

От первого лица

Владимир ТАРАСЕВИЧ, директор ЗАО «Иркутскэнергоремонт»

Когда я впервые, много лет назад, пришел в
«Иркутскэнерго» молодым инженером, меня поразили мощность оборудования, на котором работают
энергетики, и сами энергетики.

Люди — главное наше достояние. Профессионализм,
ответственность за порученное дело, открытость,
человеческая доброта, готовность оказать помощь в
любую минуту… Эти качества присущи
всем, кто работает в отрасли.
Они были заложены ветеранами сибирской энергетики и
стали традицией. Меня радует, что традиция эта и
сегодня живет на предприятии «Иркутскэнергоремонт»,
которое я возглавляю с 1986 года.

Наше предприятие является достаточно мощным,
способным выполнить любые работы по ремонту и
реконструкции практически на всех станциях Иркутской
энергетической системы. Выражаясь образно,
везде в Иркутской области, где
есть дымовая труба, работают наши специалисты.

Более того, став дочерним предприятием
«Иркутскэнерго», мы расширили свою «географию» — вышли
не только за рамки энергосистемы, но и за пределы
Приангарья. Специалисты «Иркутскэнергоремонта»
работают в Бурятии, Тыве, в других регионах России и
за рубежом. Наша цель — быть готовыми выполнить работы
на любом техническом комплексе. Мы беремся за работу,
которую никто, кроме нас, не способен сделать. Поэтому
для нас каждый заказ носит «штучный» характер, а
каждая работа содержит что-то новое. Это позволяет не
только продемонстрировать возможности предприятия и
специалистов, но и является стимулом к
совершенствованию.

Таковы приоритеты нашего развития. И то, что мы не
успокаиваемся на достигнутом, выбираем сложную
творческую работу и стремимся выполнить ее лучше,
является гарантией жизнеспособности предприятия.
Уверен, что за порогом 50-летия энергосистемы наша
работа на благо Приангарья станет еще более
плодотворной.

«Мастодонт»

Когда мы с Тарасевичем договаривались о встрече,
без которой, как я объяснил, будет трудно написать
очерк о предприятии, Владимир Георгиевич иронично
заметил: «Какой юбилей без таких мастодонтов, как я…»

В центральном офисе «Иркутскэнергоремонта»,
разместившемся в солидном здании рядом со стеклянно-
металлическими архитектурными изысками «Байкал Бизнес
центра», пропускной режим, чистота и порядок.
В приемной я обратил внимание на полку со спортивными
трофеями: кубками и другими реликвиями.
В ожидании, пока директор освободится, заговорил с
хозяйкой приемной — Еленой Юрьевной:

— Хорошо вы устроились, под боком «Байкал Бизнес
центра».

— Это не мы пристроились, а они, — с легкой обидой
возразила Елена Юрьевна. — Мы здесь значительно раньше
обосновались. Вокруг пустыри были…

Директор, атлетического вида крупный мужчина,
встретил меня крепким рукопожатием.

— За что вы себя обозвали мастодонтом?—
поинтересовался я.

— Потому что я самый старый из директоров
предприятий «Иркутскэнерго», — объяснил Владимир
Георгиевич.

После окончания Иркутского политехнического
института в 1971 году Тарасевич не сразу начинал с
командных должностей. Как это и принято в энергетике,
молодой специалист с инженерным дипломом на руках
прошел все ступени, начиная с дежурного слесаря на
ТЭЦ-1 и до главного инженера на Ново-Зиминской ТЭЦ.

— Иначе в эксплуатации просто нельзя. Для начала
надо хотя бы научиться ходить по станции, — объясняет
Тарасевич. — Ты должен знать досконально и в
совершенстве, чем занимается каждый из подчиненных.
Слишком велика ответственность. В энергетике ветераны
лелеют и выхаживают молодых специалистов, как
собственных детей. Конечно, сегодня, при капитализме,
многое в промышленности и жизни изменилось. Но у нас, в
энергетике, эта традиция, слава богу, сохранилась. И я
могу с полной уверенностью сказать, что любая из
станций «Иркутскэнерго», любое предприятие, в том
числе и наше, — это единый сгусток техники и людей,
которые делают общее дело.

Владимир Георгиевич вспомнил главного инженера ТЭЦ-1
Хазовского.

— Я его, правда, не застал. Но память об этом
человеке живет на ТЭЦ-1 по сей день. «Умница
Хазовский» — так о нем говорили. Благодаря ему и
другим необычайно талантливым людям, которые в разные
годы работали на станции, ТЭЦ-1, где стояло вывезенное
из Германии оборудование еще тридцатых годов, работала
без единого сбоя. И сейчас работает.

Высокоэкономичное и качественное немецкое
оборудование отличалось высокой надежностью и могло
работать очень долго. Но оно требовало много внимания
и высокой квалификации. Школа, которую прошел здесь
Тарасевич, пригодилась ему, уже главному инженеру, на
Ново-Зиминской ТЭЦ. Эта станция находилась в
эксплуатации у Министерства химической промышленности.
Когда стало ясно, что в руках у химиков ТЭЦ дошла
буквально «до ручки», ее передали «Иркутскэнерго».
Руководство бросило на прорыв Владимира Тарасевича.

— Я приехал туда как на фронт, — вспоминает
Владимир Георгиевич. — Из трех котлов работал один. На
территории озеро из мазута, гектара в два. Пришлось
копать яму и уже оттуда откачивать мазут. Двести тонн
откачали…

Молодому главному инженеру удалось навести порядок
на станции. Сегодня Ново-Зиминская ТЭЦ значится в
числе лучших.

Последние девять лет Тарасевич работает директором
«Иркутскэнергоремонта». Так что, когда Владимир
Георгиевич называет себя мастодонтом, у него есть
для этого все основания.

«Везде, где есть дымовая труба…»

Заявив, что «Иркутскэнергоремонт» работает везде,
где имеется дымовая труба, директор нисколько не
преувеличил.

Тридцать восемь предприятий «Иркутскэнерго» плюс
Монголия. А также крупные предприятия Иркутской
области и соседних регионов, где есть специальные
работы. Работы, которые никто лучше специалистов
«Иркутскэнергоремонта» сделать не сможет или не
сможет сделать вообще…

«Хорошо организованный технологический комплекс по
проведению ремонтных и реконструктивных работ» —
такое определение дал своему предприятию его директор.

Имеющаяся в распоряжении предприятия техника
позволяет ремонтировать камеры пароперегревателей и
водяных экономайзеров, все виды генераторов от 6 до
200 мВт, а также двигатели всех видов, типов и
габаритов. Образно говоря, от пылесоса и до сооружения
высотой с десятиэтажный дом… Впрочем, до «пылесосов»
дело не доходит.

Каждый заказ — штучный. Каждый заказ требует
творческого подхода.

Формируется заказ на станции. ТЭЦ планирует у себя
какие-то работы. Эти работы выставляются на тендерные
торги. Тендерный комитет отдает заказ предприятию,
которое сделает эти работы максимально эффективно,
качественно и по оптимальной цене. Рынок есть
рынок. Бывает, что приходится и проигрывать. В тендере
участвует добрый десяток предприятий. Но на
большеобъемных работах конкурентов у
«Иркутскэнергоремонта» в Иркутской области и ее
окрестностях практически нет.

В составе «Иркутскэнергоремонта» профильные
подразделения, которые производят ремонт оборудования,
и подразделения, которые обеспечивают их работу: ПКБ,
лаборатория контроля металла и сварки, лаборатория
вибродиагностики вращающихся механизмов и машин,
совершенно уникальный завод в Ангарске.

Проектно-конструкторское бюро способно разработать
самый сложный проект.

Лаборатория диагностики, на вооружении которой
имеется самое современное оборудование, в состоянии
быстро и качественно определить причину неполадок или
неисправности на станции и предложить свои
рекомендации.

При лаборатории контроля металла и сварки, также
оснащенной по последнему слову техники, есть учебный
центр. Предприятие само готовит себе сварщиков и само —
совместно с государственными органами — их аттестует.
Специфика работ такова, что ошибка сварщика
недопустима. Сварщиками директор особенно гордится,
считая их, не без оснований, лучшими сварщиками
России. В последние несколько лет сварщики
«Иркутскэнергоремонта» принимали участие в ежегодных
профессиональных соревнованиях на первенство России и
стран СНГ. В прошлые годы иркутяне занимали весь
пьедестал почета, близко не подпуская коллег. Но в
последний раз решили провести эксперимент и, по словам
Тарасевича, переоценили свои возможности. На конкурс
послали не мастеров, а молодежь. Результат: ребята
заняли вторые и третьи места.

— За последние четыре года официальных претензий по
качеству сварки к нам не было. Могу привести пример, —
говорит Тарасевич. — В год мы свариваем около сорока
тысяч стыков на поверхности нагрева. В прошлом году
предъявлялась претензия на один стык. И та оказалась
необоснованной.

Особая профессия, требующая длительной подготовки, —
турбинисты. Уникальные специалисты, аристократы
ремонта! Все капитальные ремонты на станциях
«Иркутскэнерго» делают они.

Особое место в системе «Иркутскэнергоремонта»
занимает завод в Ангарске, который специализируется на
изготовлении запасных частей для
нестандартизированного промышленного оборудования. Для
электростанций, в частности, и для промышленных
предприятий вообще. Года не проходит, чтобы на заводе
не освоили новое производство.

Высокая квалификация специалистов стала одной из
причин, по которой «Иркутскэнергоремонт» смог
безболезненно выйти за ведомственные рамки.
Сделано это руководством компании сознательно, в
преддверии реформ. Став закрытым акционерным обществом
— «дочкой» «Иркутскэнерго», «Иркутскэнергоремонт»
встал перед необходимостью, с одной стороны,
поддерживать свой статус внутри энергетической
компании, а с другой — осваивать рынки в иных
энергосистемах и других областях промышленности.
Сейчас ремонтники «Иркутскэнерго» работают в
целлюлозно-бумажной промышленности, активно внедряются
на рынок химической промышленности и в алюминиевый
комплекс.

Принято обязательство по выполнению работ ремонтно-
технического обслуживания на Братском алюминиевом
заводе.

В качестве примера работ, которые выполняет
предприятие, Тарасевич привел заказ БЦБК. На
Байкальском комбинате предстоит реконструкция. И там
надо в крайне ограниченные сроки (за 20 — 25 дней)
демонтировать и смонтировать заново поверхность
нагрева котла. Это сооружение ростом с десятиэтажный
дом, в нем четыреста с лишним тонн металла… Трудное
дело, но опыт есть. Аналогичная работа, только
меньшего масштаба, была выполнена иркутскими
энергетиками на Селенгинском комбинате в Бурятии.

«Иркутскэнерго» тесно сотрудничает с Ангарской
нефтехимической компанией. В прошлом году там был
выполнен пионерный проект, который потребовал
напряженной работы практически всех подразделений. На
АНХК «хронически заболел» котел-утилизатор. Котел был
страшно ненадежен, трещал, что называется, по всем
швам, периодически рвало трубы. Специалисты
«Иркутскэнергоремонта» сумели быстро выяснить причины
«болезни» и оперативно устранить неисправности. Вся
операция, а она потребовала специальной инженерной
проработки, была выполнена за двадцать дней. После
того, как ремонтники блестяще справились с заданием,
АНХК, где сейчас проводятся большие работы по
реконструкции, пригласила «Иркутскэнергоремонт» в
качестве подрядчика. Сейчас там постоянно
работает группа специалистов.

Специфика работы предполагает выезд бригады из
нескольких десятков специалистов на объект. Сварщики,
слесари, механики. Не так давно бригада провела
комплекс работ в Тыве на расположенном в горах
руднике. Работать пришлось в тяжелейших климатических
условиях. Работа усложнилась и по другой причине. В
Тыве практически не осталось специалистов. Они почти
все были вынуждены уехать, спасаясь от волны
национализма, захлестнувшей республику в начале
девяностых годов. Владимир Георгиевич уверен, что
рудничный комплекс, на котором иркутяне
отремонтировали три котла, будет работать без сбоев
долгие годы.

Достаточно сказать, что сумма, на которую заключены
договоры вне «Иркутскэнерго», составляет 138 млн. руб.
Это при том, что в прошлом году таких работ было
выполнено на 41 млн. руб.

— Если мы хотим развиваться, — объясняет
Тарасевич, — мы не должны зацикливаться только на
своих предприятиях. Поэтому мы постоянно ищем рынки,
участвуем в тендерах и конкурсах. И мы не просто
ищем. Мы стремимся выбрать работу более
высокой квалификации. Поскольку это является стимулом
для повышения нашей собственной квалификации.
Остановиться, успокоиться на достигнутом для нас
смерти подобно…

Впрочем, по словам директора, диапазон своей
деятельности «Иркутскэнергоремонт» расширяет и внутри
«Иркутскэнерго»:

— Мы осваиваем сетевые предприятия, занимаемся
ремонтом электротехнического оборудования на
подстанциях.

Работают ремонтники и на гидроэлектростанциях.
Сейчас, к примеру, ведутся работы на Иркутской ГЭС.
Производится большеобъемный ремонт генераторов.
Небольшой коллектив (бригада высококвалифицированных
специалистов, бывших монтажников) занят капитальными
ремонтами на Усть-Илимской ГЭС.

— Деньги зарабатываем на собственное развитие, —
объяснил Владимир Георгиевич.

Программа «Развитие» предполагает совершенствование
инструментария, средств диагностики и учебу персонала.
Преследуется цель: «Иркутскэнергоремонт» должен быть
готов выполнить любые работы, любой сложности не
только на предприятиях «Иркутскэнерго», но и на любом
сложном техническом комплексе. Но главным приложением
усилий остаются турбокомпрессор и турбина на
электростанции.

2235 человек — коллектив ЗАО «Иркутскэнергоремонт».
Забота о людях конкретизирована: страхование на случай
потери трудоспособности, финансовая помощь при
необходимости провести дорогостоящую хирургическую
операцию, помощь в приобретении путевок на курорты.

Есть время и для отдыха. Есть для этого и
возможности. Спорт, культурно-массовые предприятия,
аренда бассейнов и спортивных залов… На все это
«Иркутскэнергоремонт» денег не жалеет. Выделяется
более полутора миллионов в год.

Не забывают здесь и своих пенсионеров. Все они
получают от предприятия «довесок» к официальной
пенсии.

В целом в год на социальный блок, включающий все
виды помощи как работающим, так и пенсионерам,
выделяется 14 миллионов рублей.

Беседу с директором пришлось прервать, поскольку в
приемной собрались люди, приглашенные на совещание.

— Я рекомендую вам встретиться с людьми, которые
смогут рассказать о конкретных делах, — посоветовал
на прощание Владимир Георгиевич и назвал фамилии.

«Никто, кроме нас…»

На встречу пришли двое мужчин и женщина.

Я попросил их рассказать самое интересное из того,
что запомнилось за годы работы в «Иркутскэнергоремонте».
Решили, что рассказ начнет
«старший» из ветеранов. Им, к моему изумлению,
оказался вовсе не крепкий мужчина с сединой на висках,
а молодая красивая женщина.

Галина Валерьевна Елшина, начальник главного
экономического отдела, оказалась в
«Иркутскэнергоремонте», как она сама полагает,
случайно.

Она закончила Иркутский институт народного хозяйства
и получила направление в Магаданскую область в
«поселок городского типа». В поселке девушке
предложили на выбор: золотой прииск, до которого можно
доехать на автобусе, или объект, до которого надо
лететь на вертолете. Галина решила с вертолетом не
связываться и поехала к месту работы на автобусе.
Вечером молодого экономиста с двумя чемоданами
высадили возле глубокой ямы, надо думать, с золотом.
На краю этой ямы стоял барак, кругом тайга:. Сначала
были слезы. Затем Галина вернулась в автобус:.

В Иркутске работа нашлась сразу. Галина зашла в
плановый отдел «Востокэнергоремонта», куда был
направлен по распределению муж, и спросила, не нужен
ли экономист. Оказалось, что нужен.

— Конечно, сначала было сложно. Солидные люди, я
самая молодая. Сложившийся коллектив, с традициями,
опытом. Но в этом коллективе была очень
доброжелательная творческая атмосфера. И впоследствии
я ни разу не пожалела, что судьба привела меня на это
предприятие, — вспоминает Галина Валерьевна. — С тех
пор вместе с ВЭР пережила все «революции».

Не сомневаюсь, что большинство работников
«Иркутскэнергоремонта» знакомо с историей своего
предприятия. Но когда ее слышишь из уст участника
событий, появляется эффект присутствия…

Предприятие с интересной тяжелой судьбой: много раз
реформировалось, отделялось, объединялось, сливалось:.
Не один раз менялось название. Конечно, все эти
встряски влияли на судьбы людей — иркутян и ангарчан,
в основном.

Сначала здесь, в Иркутске, был «Востокэнергоремонт».
До того, как на улице Байкальской построили
специальное здание, а произошло это в 1982 году,
предприятие находилось на ул. Пролетарской.

На том месте, где сейчас располагается «Байкал Бизнес
центр», «Востокэнергоремонт» начал строить учебный
комбинат. В самом начале строительства обнаружили
скважину с очень ценной минеральной водой. Решили
было построить профилакторий. Но на это не хватило
денег, хотя нулевой цикл успели завершить. В 1992
году ВЭР вошел в состав «Иркутскэнерго», и
«Иркутскэнерго» на паях с другими организациями
построило на этом месте ББЦ.

Другая половинка существующей ныне фирмы находилась в
Ангарске. Это производственно-ремонтное предприятие
(ПРП), созданное еще в 1965 году. И если ВЭР
занимался в основном капитальными ремонтами, то ПРП,
ровесник Галины Валерьевны, как
она заметила, специализировался на текущем и среднем
ремонте оборудования электростанций и других
предприятий «Иркутскэнерго».

Выяснились некоторые подробности деятельности
«Востокэнергоремонта» в восьмидесятые годы. Они,
несомненно, сыграли свою роль в объединении.

Оказывается, «Востокэнергоремонт» было первым
предприятием в Советском Союзе, которое перешло на
коллективный хозрасчет. Это произошло в 1987 году.
Ввели коллективный подряд. Все работники стали
получать зарплату по результатам своей работы.

— Пришлось несколько раз ездить в Москву,
докладывать, согласовывать, — вспоминает Галина
Валерьевна.

Система оплаты по труду сохранилась по сей день.
Все бригады работают на коллективном подряде.
Повременно-премиальная оплата осталась только в
управлении. Однако и здесь премиальные привязаны к
объему выполненных работ.

В 1998 году произошло объединение двух фирм (ВЭР и
ПРП) в одну — «Иркутскэнергоремонт». И если за точку
отсчета считать дату создания ПРП, то вскоре
«Иркутскэнергоремонт» отметит сорокалетие.

Завершив экскурсию в историю «Иркутскэнергоремонта»,
мы перешли к производственным делам. Здесь инициатива
в разговоре перешла к мужчинам: начальнику
производственно-диспетчерского отдела Вячеславу
Степановичу Добежину и заместителю главного инженера
по производству ремонтов электротехнического
оборудования Александру Александровичу Ткачеву.

Ветераны вспомнили, как трудно пришлось предприятию
в начале девяностых. ВЭР уже был в составе
«Иркутскэнерго».

Работали. Но оплаты практически не было. Пришлось
ликвидировать ряд производственных участков: в Чите,
Нерюнгри, Улан-Удэ, Свирске, Байкальске,
Гусиноозерске. Была ликвидирована почти половина
участков. Сейчас, когда «Иркутскэнергоремонт» вышел на
внешний рынок, этих подразделений сильно не хватает.
Но тогда не было, наверное, иного выхода.

Постепенно дела наладились. Главное — удалось
сохранить костяк коллектива. С 2000 года
«Иркутскэнергоремонт» начал интенсивно заниматься
работами, связанными с техническим перевооружением,
реконструкцией, монтажом нового оборудования.

Нельзя сказать, что в условиях рыночной экономики
живется легко. Реформы накладывают на деятельность
предприятия свой отпечаток, учат вести переговоры,
показывать товар лицом. Для того, чтобы одерживать
победы в конкурсах и тендерных торгах, приходится
поддерживать себя в очень хорошей форме. И выигрывать
не всегда удается. Но по этому поводу один из моих
собеседников заметил:

— Нам, бывает, говорят: вы слишком дорогие… Мы не
дорогие, у нас качество! Логика рынка не позволяет
продавать «Мерседес» по цене «Жигулей». А «Жигули»
никто не станет покупать по цене «Мерседеса».

До того, как ПРП и ВЭР объединились, между ними,
бывало, завязывалось соревнование. В 1997 году на ТЭЦ-
9 произошел пожар. Сгорела система подачи топлива.
Деформировались все металлические конструкции, сгорела
лента. Часть котлов остановили, остальные перевели на
пониженные параметры. Ситуация экстремальная,
требующая экстренных действий. Надо было произвести
демонтаж, вырезать весь искареженный огнем металл и
смонтировать оборудование заново. Одну «нитку» взялся
делать ВЭР, другую — ПРП. Ремонтники, работая без
отдыха и перерывов, сумели выполнить работу, на
которую в обычных монтажных условиях требуется не
меньше месяца, за трое суток. Обе бригады завершили
монтажные работы практически одновременно.

Случаев, когда ремонтники совершали буквально
чудеса, Александр Александрович и Вячеслав Степанович
помнили множество.

Совершенно уникальная работа была выполнена на ТЭЦ-
10. Надо было произвести монтаж конвейера-перегружателя,
предназначенного для транспортировки угля.
Для этого требовалось поставить на четыре опоры,
перемещающиеся по рельсам, платформу весом более ста
тонн. Высота опор — сорок метров. Дело осложнялось
тем, что сам кран-перегружатель имел заводской
брак. Специализированные монтажные организации
выполняют подобные работы за два года. Это нормальный
срок. После серьезной технической проработки в ПКБ
специалисты «Иркутскэнергоремонта», применив
собственные методы, произвели монтаж этого сооружения
за год. Это при том, что никогда раньше им такие
операции выполнять не приходилось.

Летом 2003 года при капитальном ремонте
гидрогенератора N 8 на Иркутской ГЭС возникла сложная
инженерно-техническая задача. Гидрогенератор — пятьсот
тонн в сборе, диаметр ротора — одиннадцать метров.
Проблема образовалась в связи с тем, что полюса
генератора пришли в неработоспособное состояние. Их
всего семьдесят два, каждый весом в две с половиной
тонны. Естественное решение: заказать на заводе-
изготовителе новые полюса, а старые выбросить. Завод
согласился принять заказ, но, когда назвал цену,
руководство схватилось за голову… И тогда умельцы-
ремонтники придумали совершенно уникальную технологию,
позволившую восстановить полюса гидрогенератора. Они
сделали это прямо на месте, без демонтажа. В прежние
времена на этой работе можно было бы оформить с
десяток изобретений. Сегодня не до этого. Главное, что
задача решена. Решена наилучшим образом.

Там же, на Иркутской ГЭС, возникла проблема с
лопатками гидротурбин, которые исправно отработали
почти полвека, с 1956 года, и, естественно,
поизносились. Купить? Чрезвычайно дорого! Неподъемно
для ГЭС. И тогда специалисты на заводе
«Иркутскэнергоремонта» разработали совершенно новую
технологию восстановления лопаток. Теперь их хватит
еще лет на двадцать пять.

Таких примеров Александр Ткачев и Вячеслав Добежин
были готовы привести великое множество.

— Никакого секрета здесь нет, — объяснил Вячеслав
Степанович. — Объяснение простое: хороший инженеринг,
классные специалисты…

— Это стиль всей нашей работы. Наше отличие от
других фирм, — заявил Александр Александрович. — Мы
не фирма-однодневка. Мы — «Иркутскэнергоремонт»!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное