издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Угол падения

  • Автор: Геннадий ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Почему сельское хозяйство остается убыточной отраслью Еще в разгар минувшей зимы пришли приятные известия из Зиминского района. Его лучшая ферма, Батаминская, которая принадлежит СПК "Окинский", надаивала в те дни по 12-13 килограммов молока на корову. Такие высокие надои ферма имела в то время, когда на дворе стояли трескучие морозы. Минус 30, минус 35 держалось днем и ночью. Но если горожане, кутаясь в шубы и платки, лишь при выходе из автобусов и троллейбусов поминают холода недобрым словом, то каково селянам? Особенно тем, кто трудится на ферме. Сколько бы градусов ни было на термометре, а корма надо из траншеи или зарода достать, на тележки погрузить, на ферму завезти. А вместе с кормами на ферму "завозятся" холода. И вот в таких условиях доярки и скотники Батамы вышли на столь высокие рубежи. И коли в лютую стужу на ферме были такие хорошие надои, то сколько же продукции начнет она производить в наиболее благоприятные периоды?

— Совершенно верно, надои повысятся, —
говорит заместитель генерального
директора СПК «Окинский» Виктор Семенович Давлетбаев. — В
2004 году продуктивность их составила 4632 килограмма, по
сравнению с предыдущим годом удой увеличился на 32
килограмма.

Батама — своеобразный молочный локомотив в этом крупном
сельском кооперативе, поскольку именно здесь содержится
большая часть дойного стада с самой высокой
продуктивностью. Это она в немалой степени способствовала
усилению положительной тенденции в животноводстве. Если в
2003 году СПК произвел 2796 тонн молока, то в минувшем —
3165. Справедливости ради отметим, что свою роль сыграло
и вхождение в кооператив бывшего совхоза «Веренский»
Заларинского района с его небольшим дойным стадом.
Правда, коровенки там незавидные. В потемках перешагнешь
через нее и не заметишь. В прошлом году в
зимнюю пору надаивали от них всего лишь по 2,5 килограмма
молока. Нынче кормить стали лучше, и надои выросли чуть ли
не вдвое. Тоже не рекорд, но дополнительное стадо,
прирост продукции положительно сказались на конечных
результатах. За 2004 год «Окинский» увеличил
производство молока на 13 процентов. Многие ли могут
похвастаться такими темпами?

Порадовали своими достижениями и земледельцы. С каждого
гектара они взяли по 19 центнеров зерна. За последние
десять лет на такой приличный уровень продуктивности
хлебного поля хозяйство выходит третий раз. В 1997 году с
каждого гектара было намолочено по 19,4 центнера зерна, в
1998-м — 22,3. Пока не удается достигнуть прежних высот,
но тому есть ряд причин. В 90-е годы колосовыми засевали свыше 11
тысяч гектаров, сейчас — 17000. В прошлом имели дело со
своими старопахотными землями, теперь резко возросла доля
недавно полученных из развалившихся совхозов, а там
бурьян да пырей, сосняк да березняк. Сколько надо сил и
труда вложить, чтобы получить на тех массивах добрые
урожаи. Что касается старопахотных земель, то и на этот
раз поразила Покровка. По 24
центнера зерна взяли там на круг. И поскольку на ее долю
приходится наибольшая часть посевов, то
Покровку можно назвать хлебной житницей «Окинского». Именно она
сыграла решающую роль в формировании самого крупного
каравая за всю историю предприятия. 29 тысяч тонн
произвело оно в минувшем году.

Читатель, далекий от сельских дел и сельской статистики,
вправе спрость: много это, 29 тысяч тонн, или «так себе»?
Напомню, что в 2004 году Иркутская область произвела почти
423,4 тысячи тонн зерна, в том числе ее 200
сельхозпредприятий — более 351,6 тысячи тонн. То есть на
долю «Окинского» приходится свыше восьми процентов хлеба.
И тут сам собой возникает второй вопрос: как же сработали тогда
остальные 199 крупных хозяйств? Начнем издалека.

Не столь давно в СХОАО «Белореченское» прошли своего рода
аграрные чтения с участием руководителей сильнейших
хозяйств, депутатов областного Законодательного собрания,
ведущих специалистов агропрома. На рассмотрение был
вынесен проект программы развития сельского хозяйства
области на период 2006—2010 годов. Из доклада начальника
главного управления сельского хозяйства Иркутской области
Николая Эльгерта выяснилось, что 25 крупных
сельхозпредприятий произвели в минувшем году свыше 80
процентов продукции (в денежном выражении). Если
подробнее, то 20 различных ЗАО, ОАО, СПК, СХПК и один
колхоз дали 65,5 процента всего зерна, такое же
количество этих формирований выдали почти 89 процентов
всего произведенного сельхозпредприятиями мяса. Выходит,
что остальные работают ни шатко ни валко?

Вспомним, как еще в недалеком прошлом работали многие из
числа тех, кто сегодня лежит на боку или оказался
отброшенным назад. Куйтунский и Тулунский районы всегда
были главными поставщиками хлеба. Так, в 1992 году они
произвели соответственно 112 и 134 тысячи тонн зерна. В
минувшем году вдвое меньше по сравнению с тем уровнем
намолотили зерна. Но это еще не самый большой спад.
Другая житница — Залари — раньше в пять раз больше
производила зерна, а теперь… Теперь и Нижнеудинский
район, ходивший когда-то в лидерах, производит почти
вчетверо меньше хлеба.

Катастрофическое положение складывается на севере и в
северо-восточном регионе. Да, их вклад в
продовольственные кладовые и раньше был невелик. Но они
кормили себя, свои райцентры, города, рабочие поселки,
кое-что отправляли в Иркутск. Ведь поставлял какое-то
количество молока, сливок, масла сливочного и зерна
Жигаловский район, который по всем параметрам (почвенным,
природным, климатическим) находился в зоне,
малоблагоприятной для ведения сельского хозяйства. Что
сегодня имеем? В 6-8 раз сократил он производство зерна.

Двинемся еще дальше на север. Киренский район. Во время
освоения Восточной Сибири он был очагом земледелия.
Прошли века, и киренчане взялись кормить своих соседей:
якутов и тех, кто осваивал богатства края. Одной
картошки садили до тысячи гектаров, в осенний период
закрывали промышленные предприятия, различные учреждения
и организации и всех отправляли на копку. А потом на
баржах сплавляли продукцию вниз по Лене. На вертолетах
прилетали сюда алмазодобытчики из Мирного за молоком,
сливками и другой молочной продукцией. Сейчас никто сюда
не едет, не прилетает. В 5,7 раза уменьшили производство
молока сельхозпредприятия района. В связи с рыночными
реформами под откос полетело сельское хозяйство и у
соседей, в Казачинско-Ленском районе. Валовые надои в
сельхозпредприятиях упали с 17,6 тысячи центнеров до 20
центнеров, или в 880 раз. А давно ли был там прекрасный
колхоз «Искра»? Давно ли радовались местные сельчане
подарку — животноводческому комплексу, что выстроили
бамовцы? Были свои молокозаводы. Теперь головешки чернеют
там, где перерабатывалась когда-то продукция ферм.

Судьба северного хозяйства — тема особая. Она составная
часть проблемы сохранения Севера, как и проблемы
сохранения аграрного сектора Приангарья, страны вообще, и
поэтому походя в этом не разберешься.
Отмечу лишь некоторые обстоятельства. Если раньше той
продукции, которую производили северные и северо-восточные
регионы, не хватало и страна, сами хозяйства направляли
капиталовложения на расширение и интенсификацию отрасли с
тем, чтобы продукции больше производилось, то как
восполняется теперь резко возросший дефицит?

Забавную и печальную одновременно историю рассказывали
мне в Жигаловском районе. Виктор Аксаментов, председатель
бывшего колхоза имени Александра Матросова,
расположенного, кстати, в самой глухомани, приехал на
Ковыкту, которая не столь далеко от него расположена, и
тотчас же стал предлагать: «Мужики! Давайте я регулярно
буду завозить молоко, свежее, вкусное, экологически чистое.
О цене договоримся». Думал, обрадует их, но в ответ
услышал: «Ха, молоко. Ты бы лучше … завез девок».

На севере в сложившихся экономических условиях, при полном
безразличии государства сельское хозяйство становится
отраслью убыточной, невыгодной. Но разве в центре
области, в тех же Заларях, или под боком у областного
центра деревня процветает? Или в целом по России?

В Иркутской области дела на селе идут не лучшим
образом. Валовые сборы хлеба сократились с 820,5 тысячи
тонн до 351,6 тысячи тонн. До начала реформ
сельхозпредприятия области (без Усть-Ордынского округа)
имели около 425 тысяч голов крупного рогатого скота,
осталось 67,6 тысячи голов. Почти в пять раз ужалось
дойное стадо коллективных и государственных хозяйств,
втрое — поголовье свиней. Но больше всех не повезло
овце. Из 54 тысяч голов осталась лишь каждая
двенадцатая. Напомню, что Иркутской области и в прошлые
наиболее благоприятные времена не хватало сырья для
молокозаводов и мясокомбинатов, и потому около 40
процентов молока и мяса завозилось из западных регионов
Сибири. (Это, кстати, так же естественно, как когда-то
иркутяне кормили своей картошкой северян или приморцев,
пострадавших от тайфуна, или капустой омичей, у которых
засуха все «спалила».) Но как теперь решается проблема
дефицита? Тоже за счет завоза. Из Омска и Алтая, Бразилии
и Китая, а также Германии, Дании, Австралии и т.д.

Объемы завоза возрастают потому, что собственное
крупнотоварное производство «опускают» все ниже и ниже.
Этот процесс падения особенно сильно чувствуется, если
проследить печальные перемены в разрезе регионов. Взять
Зиминский район, который начинал было круто идти в гору.
Был там совхоз «Масляногорский» с его крупнейшим
Масляногорским молочным комплексом, на котором
содержалось 1200 коров. Нет сейчас ни комплекса, ни
коров, ни хозяйства с таким названием. Был Зиминский
совхоз. Нет такового. Немало продукции производил
Глинкинский совхоз. И он почил в бозе. Строился крупный
Зиминский свиноводческий комплекс на 108 тысяч свиней,
который должен быть сдан в 1995 году. Не успели дело
довести до конца, и теперь уже не до него. Планировалось
построить тепличный комбинат в середине 90-х годов, но
увы.

Кстати, тот проект, как и ряда других крупных
сельскохозяйственных строек, связан с последним
посещением Иркутска Брежневым. Именно тогда было дано
«добро» на создание мощных предприятий АПК, поставлены
новые задачи по развитию социальной и экономической сферы.
«Восточно-Сибирская правда» ввела тогда рубрику «Брежнев
в Иркутске: предстоит сделать еще больше». То есть мы
освещали ход выполнения тех задач. В кратчайшие сроки был
возведен мощный тепличный комбинат, расширялись старые,
строились другие объекты, где предусматривались
индустриальные технологии производства сельхозпродукции.
Теперь и старые, и новые предприятия такого рода
поставлены в тяжелейшие условия, иные вообще рухнули.
Уничтожение тепличного овощеводства (совхозов «Кайский»
Иркутского района, «Заря» Усольского и ряда других)
открыло рынок для некачественной продукции южного соседа;
мало того, сюда хлынули потоки азиатов, которые, используя
свои препараты, сорта, химикаты, решили на иркутянах
зарабатывать деньги.

Но вернемся в Зиму. В какой-то мере сохранилось
предприятие, оставшееся от некогда знаменитого колхоза
имени Ленина. Строилась Восточно-Сибирская птицефабрика,
рассчитанная на 10 миллионов бройлеров. Планы
полностью не осуществились, но благодаря частному капиталу
ООО «Труд», огромной поддержке администрации области
предприятие все-таки сохранилось, обретает более широкую
специализацию и теперь играет роль локомотива, который
вытаскивает из экономической ямы ряд хозяйств трех
районов. Таким образом, в Зиминском районе лишь «Окинский»
да «Саянский бройлер» работают «за себя и за того парня».

Не могу смириться с мнением «знатоков деревни», которые в
случившемся винят самих селян. Прежде чем делать
подобные высказывания, не мешало бы задаться вопросом:
почему та самая деревня раньше работала, производила
огромное количество продукции? Потому что, получая
немалую поддержку от государства, она чувствовала свою
ответственность и трудились с исключительным напряжением.

Помню, как в начале 80-х выдалась очень
сложная весна. В разгар посевной, после 9 мая, вдруг
пошел снег, а потом наступили холода. В эпицентре стихии
оказался Заларинский район. «Только через полторы недели
растаял снег, — рассказывал мне председатель таежного
колхоза «Путь к коммунизму» Карл Михайлович Людвиг. —
Очень боялись, что не уложимся в оптимальные сроки сева и
выйдем на лето, а это недопустимо. Сутками
работали, но уложились». В тот год колхоз получил хороший
урожай. Его поля и фермы вообще отличались большой
продуктивностью, на глазах преображались населенные
пункты, было построено много жилья, новая школа,
административное здание. Но однажды, будучи в том
хозяйстве, задержались мы с фотокорреспондентом и вечером говорили
уже по душам. Не удержались молодые специалисты и в нашем
присутствии зароптали: «Ну сколько так можно работать, Карл
Михайлович?! Вечером — допоздна. В субботу, в воскресенье.
То за удобрениями надо ехать на станцию, то отгружать
что-то». «Нельзя иначе, ребята, нельзя», — отвечал им
спокойно председатель. Многое можно было бы рассказать об
этом удивительном, самоотверженном человеке. Сегодня нет
ни его самого, ни колхоза, которому он отдал жизнь.

А какой громадный опыт накопил совхоз «Тыретский» того же
района во главе с замечательным организатором Игорем
Яковлевичем Кикиным! Лучшее картофелеводческое звено с
великолепным тружеником Пестовым, возрождение люцерны и
клевера, благодаря чему удавалось немало молока
надаивать, получать высокие привесы на свиноферме и часть
зерна еще в закрома Родины отправлять. Это было
высокорентабельное хозяйство. Используя свои средства,
совхоз оснастил школу-десятилетку техникой. После чего
парни стали основательно изучать профессию механизатора,
а девушки обретали навыки профессиональных швей. По
инициативе «Восточно-Сибирской правды» проводились там
семинары и «круглые столы» с целью распространения
передового опыта. Но и у Кикина хребет трещал. Сам мне
признавался. Как выглядит сейчас «Тыретский»? Где он?
Говорят, в нескольких шагах от пропасти. Хотя труженики
его прилагают огромные усилия, чтобы не кануть в
вечность. Нет и знаменитого колхоза «Страна Советов» во
главе с прекрасным вожаком Адамом Макарычем. Не говорю
уже про менее заметных, про колхоз «Заветы Ильича»,
который неплохо поначалу вписывался в рыночную экономику,
про совхоз «Заларинский» с его крупнейшим Бажирским
молочным комплексом и т.д. А как много дал нам знаменитый
совхоз имени Фрунзе Качугского района с директором Юрием
Федоровичем Уткиным, со знаменитыми братьями Какаулиными.
Племенное хозяйство, рекордные урожаи корнеплодов,
хорошие надои… Опыт выращивания корнеплодов, тоже по
инициативе «Восточки», старались распространять по всей
области. Удалось тогда всколыхнуть общественное мнение.
Но сегодня уже нет того прекрасного хозяйства.

(Продолжение в ближайших номерах «ВСП»)

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное