издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пятна на воде

  • Автор: Георгий КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Байкальские мореходы загрязняют акваторию озера Межведомственная комиссия, созданная постановлением губернатора, провела рейд по акватории Иркутского водохранилища и южной части Байкала. По его результатам нескольким судовладельцам предстоит держать отчет на ближайшем заседании комиссии. Не исключено, что кто-то из них будет вынужден приостановить, а может быть, и вовсе прекратить плавание по Байкалу в самый разгар навигации.

!I1!»Белеет парус одинокий…», «Синее море, белый пароход»… Можно долго
еще продолжать цитирование: про девчонок, танцующих на палубе, про то,
что пароходы провожают не так, как поезда, и многое другое, потому что
судно, идущее по обширной водной глади, — это действительно очень красиво
и романтично, даже если это не белый пассажирский лайнер, а
простой рабочий катерок, не слишком похожий на ржавую консервную
банку. Наверное, еще и поэтому почти никому в обычной жизни, а тем более в
отпуске, на берегу Байкала, не приходит в голову мысль о загрязнении
природы водным транспортом, о существенной экологической опасности,
которую несет водоемам судоходство.

Любуясь красотой байкальских пейзажей, оживленных проходящими
судами, никто, пожалуй, кроме специалистов в области охраны природы, не
задумывается, как избавляются экипажи от неизбежно скапливающихся на
судах отходов производства и потребления. Бытовой мусор — не самое
страшное. На любом судне, пусть даже самом белоснежном и романтичном,
образуются и скапливаются на самом дне трюма, под сланями, так
называемые подсланевые воды. Они всегда содержат в себе значительное
количество нефтепродуктов и много других очень разных загрязняющих
веществ, состав которых во многом зависит от грузов, имеющихся на борту.
Подсланевые воды отнесены ко второму классу экологической опасности и
включены в один список с такими веществами, как, к примеру, серная
кислота, электролиты, цементная пыль и прочее. А еще на работающих судах
есть отработанные нефтепродукты и, извините, хозяйственно-фекальные
стоки, и многое другое, что должно быть обезврежено, утилизировано.

В цивилизованном мире на всех судоходных водоемах, включая
Мировой океан, подсланевые воды принято сдавать на береговые или
плавучие очистные сооружения. К этому судоводителей обязывает, пожалуй,
даже не столько законодательство, сколько внутренняя человеческая
культура. А с Байкалом ситуация вообще особая. Наше озеро — не просто
судоходный водный объект, а участок Всемирного природного и
культурного наследия, защищенный «персональным» Федеральным законом
«Об охране озера Байкал», аналогов которому, по словам Анатолия
Малевского, начальника департамента по охране окружающей среды
администрации губернатора Иркутской области, в мире не существует. Вот
только культура многих нынешних судовладельцев и судоводителей, как
подтвердил недавний рейд межведомственной комиссии по Иркутскому
водохранилищу и Байкалу, пока, увы, оставляет желать лучшего.

На Байкале судовые отходы должны сдаваться для переработки и утилизации
на специализированное судно «Самотлор» — плавучие очистные сооружения,
стоящие в порту Байкал. Но его установки, способные ежесуточно
обезвреживать 25 тонн подсланевых вод и 150 тонн хозяйственно-бытовых
стоков, чаще простаивают, чем работают. Потому что не спешат байкальские
капитаны к «Самотлору», а от образующихся на борту отходов избавляются
кто как сумеет.

Чтобы изменить ситуацию, губернатор, в соответствии с Законом «Об охране
озера Байкал», постановлением правительства РФ и
Уставом Иркутской области, издал нынешней весной специальное
постановление, ограничивающее «путем запрета» эксплуатацию на Байкале
тех судов, на которых не решена проблема сбора и сдачи всех образующихся
отходов на утилизацию.

Анатолий Малевский относит загрязнение Байкала флотом к числу
главных экологических опасностей, грозящих участку Всемирного
природного наследия, и подтверждает свою точку зрения официальными
цифрами.

— В 2004 году на учете в судоходной инспекции находилось 173 судна,
принадлежащих 89 судовладельцам, — рассказывает Анатолий Леонидович. —
Из них разрешение на осуществление судоходства получили 127 судов. Но
только 70 из них (35 принадлежат Восточно-Сибирскому речному
пароходству и 35 — другим судовладельцам) заключили договоры на сдачу
подсланевых и хозфекальных вод для очистки на единственные на Байкале
плавучие очистные сооружения — СКПО «Самотлор». Полагаю, что никому
не потребуется трех попыток, чтобы догадаться, куда девается экологически
опасная грязь с остальных судов…

За прошлую навигацию, по словам А. Малевского, «Самотлор» принял с этих
70 судов 659,64 тонны подсланевых и 362,55 тонны сточных вод. Но никто
достоверно не знает, сколько их без всякой очистки было сброшено в Байкал.
Начальник природоохранного департамента не сомневается, что озеро
приняло в свои чистые воды гораздо больше отходов, чем попало их на
очистные станции «Самотлора». Во-первых, все прекрасно понимают, что на
самом деле по озеру каждое лето курсирует гораздо больше судов, чем
внесено в речной регистр: далеко не все судовладельцы считают себя
обязанными соблюсти необходимые формальности и оформить на свои суда
необходимые документы, чтобы на законных основаниях выйти в море. Во-
вторых, даже наличие договора на сдачу жидких отходов — еще не факт, что
судно действительно сдает на «Самотлор» все свои грязные воды. Некоторые
заключают договор, чтобы только внешне выглядеть «культурными». Но в
целях экономии средств (сдача на «Самотлор» одной тонны подсланевых вод
обходилась в прошлую навигацию почти в четыре тысячи рублей)
причаливают к «Самотлору» лишь изредка, чтобы отметиться и получить
заветный квиток на случай маловероятной встречи с инспекторами во время
навигации и для отчетов по ее окончании.

Признаюсь, что приведенные «во-первых» и «во-вторых», несмотря на
совершенную очевидность таких утверждений, до недавнего времени
оставались не более чем предположениями, документально не
подтвержденными умозаключениями. По большому счету, они и сегодня во
многом остаются таковыми. Правда, после проведенного рейда
межведомственной комиссии некоторые догадки подтверждены реальными
фактами и актами.

Рейдовая бригада прошла на судне «Мангуст», принадлежащем МЧС, по
акватории Иркутского водохранилища и южной части Байкала до Больших
Котов. И даже этого короткого обзорного путешествия оказалось
достаточно, чтобы выявить грубейшие нарушения закона. Ведущий
специалист отдела государственного экологического контроля департамента
по охране окружающей среды Александр Карчевский, принимавший участие
в рейде, с некоторым удивлением говорит об отсутствии на борту многих
судов даже элементарных и совершенно необходимых (как права и
свидетельство о регистрации ТС у шоферов) документов. По этому поводу
составлены соответствующие акты, а владельцы «Норд-оста» и «Атамана», к
примеру, будут приглашены на заседание межведомственной комиссии. И
еще не факт, что после детального разбирательства они смогут продолжать
нынешнюю навигацию.

— А в Листвянке мы встретили суда вообще без… названия, — рассказывает А.
Карчевский. — Их хозяева пока не выявлены, но, если судно не имеет имени,
значит, у него нет документов. Такие суда вообще не имеют права ходить
под флагом Российской Федерации. И они, конечно же, никогда и никуда не
пойдут сдавать подсланевые воды, чтобы лишний раз не обращать на себя
внимание.

Но даже эта встреча оказалась не самым вопиющим фактом. На
21-м километре судового хода по Иркутскому водохранилищу, это в Патронах,
рейдовая бригада межведомственной комиссии наткнулась на старую
брошенную баржу. Трюмы большого «ржавого корыта» оказались
заполнены… нефтепродуктами. Есть там, видимо, и отработанные масла, и
подсланевые воды, в которых плавают банки, бутылки, канистры, другой
технический и бытовой мусор.

— Мы предполагаем, что судовладельцы превратили эту баржу в общую
несанкционированную свалку, — объясняет Александр Николаевич. — Чтобы
лишний раз не тащиться в порт Байкал к «Самотлору» и не платить деньги за
утилизацию своих отходов. Утечек из трюмов, как показал визуальный
осмотр, пока нет. Но они могут появиться. Это будет экологическая
катастрофа. Сейчас выясняется, кому принадлежит или кому принадлежала
эта баржа. Хозяин, бросивший ее у причала, не заварив даже люки, должен
нести за это ответственность. А неподалеку стоит большой катер. Тоже
ржавый и без названия.

А. Карчевский подчеркивает, что этот рейд межведомственной комиссии был
первым, обзорным. Его главной целью было выявить типичные нарушения,
определиться с наиболее оптимальным по должностным полномочиям
составом рейдовой бригады и с наиболее эффективным временем проведения
будущих контрольных поездок.

— В этот раз мы не ставили цели «поймать, наказать и запретить». И на
будущее такой цели не ставим, — объясняет Карчевский. — Наша главная
задача — приучить, а при необходимости заставить всех судовладельцев и
судоводителей скрупулезно соблюдать нормы и правила навигации.
Пожалуйста, плавайте, зарабатывайте, радуйте людей, но по правилам. На
борту судна должны находиться все необходимые документы,
подтверждающие и обеспечивающие экологическую безопасность для
Байкала, для туристов, для жителей всего нашего региона.

Через несколько дней после рейда я высказал Анатолию Малевскому
предположение, что стремление властных и контролирующих структур
заставить судовладельцев сдавать подсланевые и иные загрязненные воды на
«Самотлор», наглухо пришвартованный к одному из причалов порта Байкал,
может превратиться в затяжную и безуспешную борьбу, которая не принесет
желаемого результата. У судовладельцев, стремящихся к прибыли, есть своя
правда. В былые годы «байкальский санитар» сам ходил по акватории всего
озера, сам причаливал к другим судам, чтобы принять с них отходы. Но вот
уже довольно много лет, как он, в связи с серьезными неисправностями, не
может передвигаться самостоятельно. А надежды на то, что владелец и
капитан судна окажутся настолько сознательными, что откуда-то с Ольхона
отправятся добровольно в неблизкий «холостой» переход к порту Байкал, что
они станут жечь дорогое топливо только для того, чтобы за дополнительную
плату избавиться от подсланевых и хозфекальных вод, совсем немного.

Малевский согласился, что наиболее эффективным решением проблемы
было бы отремонтировать «Самотлор», вновь поставить его «на ход». Но для
этого, по его словам, требуются десятки миллионов рублей. Таких
денег нет ни у владельца специального судна, ни в областном бюджете.

— У нас были надежды, что проблема ремонта «Самотлора» либо приобретения
для Байкала нового современного специализированного судна будет решена
в рамках федеральной целевой программы «Экология и природные ресурсы»,
по подпрограмме «Охрана озера Байкал и Байкальской природной
территории». Но мало того, что федерацией этот вопрос не был решен до сих
пор, на недавнем заседании правительства Министерство экономического
развития и торговли выступило с предложением вообще ликвидировать
федеральную целевую программу «Экология и природные ресурсы» с 1
января 2006 года. Получается, что выделение федеральных средств на
решение байкальских экологических проблем скорее всего прекратится
вовсе.

!I2!Напомню, что главным экономическим министерством
страны руководит Герман Греф. Он не экономист. Он юрист из Санкт-
Петербурга, поэтому я давно не удивляюсь странным инициативам,
исходящим из этого ведомства.

— Но есть ли в таком случае выход, — спрашиваю Малевского. — Получается,
что все расходы на охрану и защиту Байкала, озера федерального значения,
считающегося мировым достоянием, лягут неподъемным бременем на
бюджеты Иркутской области и Бурятии?

— А нам просто некуда деваться, — отвечает он. — Здесь живут наши люди,
большинство из которых проводят отпуск на Байкале, потому что на
дальние поездки к морю или за границу у них нет денег. Мы обязаны
сохранить Байкал чистым для наших земляков. Губернатор своим
постановлением обязал Восточно-Сибирское речное пароходство определить
места размещения нескольких пунктов приема нефтесодержащих и других
загрязненных вод с байкальских судов. Таким образом Борис Говорин
регулирует решение проблемы по крайней мере на территории Иркутской
области. Хотя пароходство занимается всеми судами, зарегистрированными
не только в нашей области, но и в Бурятии, значит, соседняя республика тоже
не останется без внимания. Для удобства и снижения затрат судовладельцев
принято решение расположить как минимум одну несамоходную баржу для
приема подсланевых вод и хозбытовых стоков на маломорском участке
Байкала, где судов бывает особенно много. И пароходство готово это
решение исполнить, тем более что вблизи Усть-Баргузина сейчас находятся
на отстое шесть нефтеналивных барж грузоподъемностью по 110 тонн.
Осталось решить только организационные вопросы. Надеюсь, что это не
займет много времени. Но это делается для дисциплинированных капитанов
и судовладельцев. А эксплуатация судов, не подчиняющихся закону об
охране озера Байкал и общим правилам, будет запрещаться, как указано в
постановлении.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное