издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Терпеливые берега

  • Автор: Георгий КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Туристический бизнес на Байкале нужно ввести в цивилизованные рамки !I1!Шесть протоколов о нарушениях требований законодательства РФ в сфере охраны окружающей среды. Три прокурорских предостережения о недопустимости нарушений природоохранного законодательства. Два предписания о запрете приготовления пищи. Повестки с требованием личной явки руководителей рекреационных объектов в федеральные надзорные органы по Иркутской области. Множество устных консультаций, разъяснений и замечаний по поводу недостатков в организации туристического бизнеса. Таковы итоги большого рейда специально созданной комиссии по туристическим объектам, расположенным на Байкале.

Рейд не был внезапным. Он организован в соответствии с планом мероприятий по комплексному
развитию Ольхонского района, утвержденным губернатором еще в апреле. Тогда же туристические
фирмы, агентства, компании и прочие хозяйствующие субъекты, пытающиеся заработать прибыль на
обеспечении отдыха граждан на особо охраняемой природной территории, были разными способами
проинформированы, что летом, в дни защиты от экологической опасности, они все, ну, почти все, будут
проверены на предмет соблюдения природоохранного законодательства.

Байкал — это не просто ООПТ (особо охраняемая природная территория). Это участок мирового
природного наследия. Уже поэтому законодательство здесь особенно жесткое. Есть даже
специальный (между прочим, не имеющий аналогов в мире) Федеральный закон «Об охране озера
Байкал». Плюс к нему — многие международные соглашения, конвенции и другие правовые
документы. Все это сильно осложняет организацию туристического бизнеса на Байкале и, в связи
со значительными дополнительными вложениями средств в обеспечение экологической
безопасности участка мирового природного наследия, заметно снижает прибыльность
туристических баз.

Четыре дня колесила по берегам байкальского пролива Малое Море и острову Ольхон комиссия, созданная
распоряжением заместителя главы администрации Иркутской области Ларисы Забродской. Сколько
километров намотал на свои колеса микроавтобус, не знаю. Но 17 туристических баз и летних лагерей из
нескольких десятков, значащихся в официальном списке, комиссия успела проверить всесторонне и
тщательно. Этому, в числе прочего, способствовал тщательно продуманный ее состав, обеспечивший
рейдовой бригаде максимум полномочий.

Комиссию, в соответствии с распоряжением Л. Забродской, возглавил
Анатолий Малевский, начальник департамента по охране окружающей среды администрации губернатора
Иркутской области. Он, кроме прочего, еще и главный государственный инспектор в области охраны
окружающей среды.
В состав комиссии вошли заместитель начальника отдела государственного экологического контроля этого
же департамента Л. Лобкова, начальник департамента туризма администрации губернатора И. Рютина,
заведующая сектором по туризму отдела природопользования, туризма и экологии администрации
Ольхонского района А. Харанутова, заместитель директора Прибайкальского национального парка В.
Попов, ведущий специалист отдела надзора за водными ресурсами и ГТС Управления Росприроднадзора
по
Иркутской области Е. Пшеничников и начальник отдела надзора за средой обитания Роспотребнадзора по
Иркутской области Н. Чубук.

Полномочия рейдовой бригады расширились еще больше после того, как в
Еланцах к комиссии присоединились главный специалист отдела надзора за средой обитания по
Ольхонскому району Управления Росприроднадзора по Иркутской области А. Бидагаев, главный
специалист по землепользованию Прибайкальского национального парка Т. Филиппова, Западно-
Байкальский межрайонный прокурор Т. Кравцова, помощник Западно-Байкальского межрайонного
прокурора Ю. Забродина и помощник прокурора Ольхонского района А. Задорожный.

В таком составе рейдовая бригада могла принять и принимала многие решения немедленно, на месте, без
дополнительных совещаний и согласований в районном или областном центрах.

Забегая вперед, скажу, что принципиально новых проблем, доселе неизвестных, комиссия не выявила.
Большой рейд подтвердил, что если и не все, то подавляющее число туристических баз на Байкале
существуют, если можно так выразиться, «полуправдами». То есть лишь отчасти соответствуя
законодательству. Но теперь (по крайней мере, по 17
проверенным объектам) достоверно известно, кто именно и что именно нарушает. Собран фактический
материал, достаточный для обобщающего анализа проблем, с которыми сталкиваются все без
исключения организаторы туристического бизнеса, и выявления причин возникновения типичных
нарушений законодательства. Подчеркну, именно причин, потому что борьба с последствиями, как
показывает практика, бесконечна и бессмысленна.

Формальная (по набору разрешительных документов) сторона сегодняшнего существования туристических
баз на Байкале такова, что едва ли не любая из них, если бездумно упереться в какую-нибудь букву закона,
может быть закрыта.

— Это было бы проще всего, — соглашается Анатолий Малевский. — Но даже областная прокуратура,
которая вправе была бы
поставить этот вопрос, так вопрос не ставит. Потому что там
люди здравомыслящие. Дело в том, что отдельные
положения существующего законодательства не
исполняются хозяйствующими субъектами вовсе не
потому, что кто-то их умышленно игнорирует, а потому,
что исполнить их невозможно по объективным причинам,
на которые не в состоянии повлиять ни сами
предприниматели, ни местная, ни региональная власть.

Но и остановить, законсервировать развитие цивилизованного туризма на Байкале, по мнению Малевского
и представителей федеральных надзорных структур, тоже неправильно, да и просто невозможно.

— Мы же не в Италии живем, не во Франции и не в Испании, — говорит Анатолий Малевский. — Жителям
области особенно
отдыхать негде, кроме как на Малом
Море Байкала. Для большинства это единственное доступное место, где родители могут отдыхать и
вдоволь купаться вместе со своими ребятишками. Поэтому наша общая задача не закрыть
туристический бизнес на Байкале, а ввести его в цивилизованные рамки, сделать экологически
безопасным для участка мирового природного наследия. Заставить владельцев уже существующих
туристических объектов сделать необходимые проекты, провести их государственную экологическую
экспертизу, решить вопросы с утилизацией образующихся твердых отходов и сточных вод, получить
все необходимые разрешения и лицензии с тем, чтобы минимизировать воздействие на окружающую
среду.

Главная проблема (я бы даже сказал — беда) сегодняшнего существования туристического
бизнеса на Байкале в том, что некоторые требования российского законодательства в течение
последних нескольких лет, особенно с началом правительственной чехарды при проведении
реформы, стали невыполнимыми на практике. После уничтожения в 2000 году Госкомэкологии
в России, к примеру, оказалась практически полностью парализована работа государственной
экологической экспертизы. Без нее, как известно, законодательство не допускает вообще
никакого строительства, пусть даже это будет не туристический объект на территории
национального парка и участка мирового природного наследия, а жилой дом или маленький
цветочный павильон в городе. Но и представить проект предполагаемого строительства на
экспертизу оказалось, по сути, некому.

Не менее, а может быть, еще более сложный и
запутанный вопрос — земельный. Большинство прибрежных
земель на Байкале имеют статус либо
сельскохозяйственных (даже если там невозможно ничего
посеять и ни разу не пасли скот), либо лесных. Чтобы
построить туристическую базу, кемпинг или любой
другой рекреационный объект, необходимо изменение
статуса земли. Но решение этой проблемы, по словам А.
Малевского, лежит выше уровня районной и даже областной власти. Решить
ее может только Москва. Наша область уже неоднократно ставила и
продолжает ставить этот вопрос перед федеральным правительством. Но
министрам некогда. Поделив во время правительственной реформы большие
портфели, они продолжают делить те, что поменьше. Им не до проблем
Байкала. Правда, А. Малевский считает, что совсем недавно возникли
положительные предпосылки к решению правовых проблем, тормозящих
развитие нормального, цивилизованного, экологического туризма на Байкале.
Он ссылается на итоги недавнего заседания Госсовета.

— Владимир Путин в Калининграде признал, что с принятием всем известного федерального закона N 122
была допущена радикальная ошибка, которая привела к разрушению системы управления, — говорил
А. Малевский перед началом рейда на совещании в
Ольхонской районной администрации. — Президент заявил о необходимости вернуть
в регионы 114 полномочий, изъятых тем законом. В их числе немало связанных с
охраной и использованием природных ресурсов. Я понимаю, что возврат
полномочий регионам будет гораздо сложнее и продолжительнее, чем их изъятие.
Но когда вся цепочка необходимых действий по внесению очередных изменений в
законы и постановления правительства будет пройдена, правовые противоречия
получат разрешение, и туристический бизнес вновь получит практическую
возможность развития в полном соответствии с законом, а местные и региональные
власти смогут спрашивать с него, как говорится, по полной схеме.

Полагаю, что широко бытующее мнение, будто бы туризм является экологически безопасным видом
деятельности, а потому может стать панацеей для оздоровления Байкальской природной территории и
превратить ее в экономический и экологический рай — не более чем массовое заблуждение.
Проведенная проверка показала разное отношение владельцев и руководителей туристических баз к
соблюдению существующих норм и правил. Но даже на лучших объектах, где хозяева искренне
стремятся к полной гармонии с окружающей природой и не жалеют денег на обеспечение такой
гармонии, при знакомстве с реальным положением дел выявляются отдельные недочеты. И очень часто
допускаются они вовсе не по злой воле предпринимателей, стремящихся получить прибыль на участке
мирового природного наследия, а по элементарной экологической, правовой и профессиональной
безграмотности.

Начальник Сибирского регионального центра МЧС генерал-лейтенант Салов, командовавший
подготовкой лагеря для международных соревнований спасателей в бухте Камыши-1, частично
арендовав для этого территорию туристической базы «Наратэй», не был первым, кто отвечал на
вопросы комиссии. Но начинаю с него, потому что и в расположении палаточного лагеря для тысячи
(!) человек на территории
археологического памятника, и в ответах генерала
сконцентрировались (на мой взгляд, даже в несколько
утрированной форме) типичные заблуждения и вызванные
ими неумышленные нарушения природоохранного
законодательства, характерные для многих
хозяйствующих субъектов на Байкале. Приведу фрагмент
диалога членов рейдовой бригады с генералом.

Западно-Байкальский межрайонный прокурор Т. Кравцова:

— Какие у вас
есть документы, дающие право на размещение палаточного городка в водоохранной зоне?

Начальник Сибирского регионального центра МЧС генерал-лейтенант С. Салов:

— А какие у меня должны быть документы? Я просто пришел сюда. Разговаривал с администрацией.
Разговаривал с хозяйкой турбазы. Мы договорились. Все как положено.

Прокурор:

— А вы знаете, что Байкал — это объект государственной
федеральной собственности? При чем здесь местная администрация?

Генерал:

— Знаю. Мы потому и проводим соревнования здесь, чтобы
привлечь внимание людей к Байкалу.

Прокурор:

— Но вы нарушаете закон.

Генерал:

— В чем?

Прокурор:

— Закон об охране озера Байкал категорически запрещает
размещение палаточных городков в водоохранной зоне. Ваши палатки стоят прямо у воды.

Генерал:

— Разве мы можем чем-то навредить Байкалу? Мы же ничего не
копали. Просто поставили палатки и все…

Член комиссии Л. Лобкова:

— Но вас же здесь 1000 человек будет. Люди по
земле ходят. Травяной покров у уреза воды снесен будет полностью.

Генерал:

— Какая разница — 2000, 3000 человек. Вопрос не в этом. Вопрос в
том, нанесем ли мы какой-то ущерб природе или не нанесем. Давайте посмотрим по окончании
соревнований, вытопчем или не вытопчем траву. Ближний к воде один ряд палаток я уберу.

Прокурор:

— Для того, чтобы ваши палатки здесь стояли, вы должны были,
кроме прочего, в соответствии со статьей 111 Водного кодекса, получить лицензию на
водопользование…

Генерал:

— Товарищ прокурор, я все это понимаю. Мы же пришли не на
пустое место. Прежде чем это делать, мы приходили в администрацию — можно или нет? Хозяйка
предупредила, да мы и сами знаем, что здесь ничего нельзя копать на 500 метров.

Председатель комиссии А. Малевский:

— Постановлением правительства
определен перечень запрещенных видов деятельности. В стометровой
прибрежной полосе запрещено размещение палаточных городков, стоянок автомашин и другое.

Генерал:

— Но сюда же приезжают спасатели со всей России…

Думаю, что нет смысла продолжать. Итогом этого диалога и осмотра палаточного лагеря стало
вручение генералу-спасателю прокурорского предостережения о недопустимости нарушения
российского законодательства. К большому сожалению, нечто похожее слышали мы и на
многих стационарных туристических базах. Но уже не из уст военных, которые, может быть,
впервые в жизни столкнулись с размещением своего палаточного городка на территории
участка всемирного природного наследия, а от людей, считающих себя профессионалами в
туристическом бизнесе. Члены комиссии просят показать какой-то документ, а в ответ слышат:
«На нашей базе отдыхают же не олигархи, а ребятишки с мамами и папами».

И выясняется в ходе рейда, что внешне симпатичная туристическая база «Чайка», расположенная на
заливе Куркут, работает без правоустанавливающих документов, без лицензии на туроператорскую
деятельность, без лицензии и договора на использование водного объекта, без договора на прием от
базы твердых и жидких бытовых отходов. ООО «Улирба» — база отдыха «Метлячки» не представила
проверяющим те же самые документы, кроме договора на прием отходов, но при этом у нее не
оказалось санитарно-эпидемиологического заключения. В ООО «Звезда Байкала» отсутствуют
лицензия и договор на использование водного объекта и лицензия на туроператорскую деятельность.
Туристическая база «Наратэй», та самая, где временно расположился лагерь спасателей, оставила
хорошее впечатление. Здесь есть даже своя скважина для питьевой воды, что очень хорошо, но… нет
лицензии на недропользование. Остальные документы как будто в порядке. ООО «Байкал-Трэвэл» не
смогло представить почти ничего, а вот с ООО «Зеленый Экспресс Ольхон» произошел казус: по
словам директора, база имеет разрешительную документацию, и представители Прибайкальского
национального парка, входящие в рейдовую бригаду, подтвердили правоту его слов, потому что сами
участвовали в их оформлении. Но копий документов, вопреки правилам, на месте не оказалось. И
теперь эта база вплоть до следующей проверки будет фигурировать в списке недисциплинированных
хозяйствующих субъектов. Кроме того, ни у кого из всех перечисленных выше туристических
объектов (кроме ООО «Наратэй») не оказалось разрешительной документации на лимиты образования
отходов. Двум базам из числа проверенных (ООО «Байгрантур» и ООО «Байкальская радуга») были
вручены предписания о запрете приготовления пищи в связи с отсутствием надлежащих для этого
условий.

Члены рейдовой бригады спрашивают руководителей туристических баз, какими причинами вызваны
эти и многие другие нарушения, а в ответ слышат одно и то же: «Не знали. Не подумали. Не
догадались». Ну что ж. Пора знать и думать. Во второй половине августа, по решению комиссии, будет
проведена повторная проверка рекреационных объектов на Малом Море Байкала. Рейдовая бригада,
полномочия которой будут «усилены» представителями Ростехнадзора и Центра сохранения наследия,
обязательно побывает на всех турбазах, получивших замечания, чтобы посмотреть, как они
устраняются. И, конечно же, проедет по новым адресам. Профессионалам от туризма лучше
подготовиться к проверке своих предприятий заблаговременно, чтобы не выглядеть в глазах
инспекторов любителями и дилетантами.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное