издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не хвались травой...

  • Автор: Геннадий ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Что сдерживает ход заготовки кормов в Приангарье? (Продолжение. Начало в N 170 от 11 августа)

Просматриваю труды нашего земляка и создателя
отечественной школы агрохимии Дмитрия Николаевича
Прянишникова. Интересное, яркое описание трав,
культур, удобрений. И вдруг ловлю себя на мысли о том,
как далеко мы, сегодняшние, ушли от ХIХ века. Но не
возвысились, а, скорее, наоборот, опустились.

Наши лучшие фермеры вернулись к двухполке,
хотя еще сто с лишним лет назад в лучших частных
хозяйствах применялись четырех- и восьмипольные
севообороты. Одно уже это сопоставление дает ответ на
вопрос: когда земля-кормилица лучше использовалась — сто с
лишним лет назад или сегодня? Еще раньше, чуть ли не в
середине ХIХ века, знаменитый агроном-опытник
Н.Энгельгерд в своих «Письмах из деревни» связывал
продуктивность крестьянских наделов с наличием скота в
личном подворье. А что мы сейчас имеем? Массовое
вырезание коров и молодняка в коллективных хозяйствах.
Нежелание фермеров заниматься одновременно полеводством и
животноводством. Не разорвешься же. И лишь самые крепкие
остались верны старому крестьянскому правилу. Но в целом
исчезновение фермы очень сильно ударило по культуре
земледелия.

Вернемся снова в Усть-Уду. Там нет уже горячки и
нервозности в страдную пору, какая была в 70-е годы. Но
спокойствие все-таки напускное. Начальник
райсельхозуправления Михаил Александрович Никитин
признается, что при таких травах, какие наросли нынче, можно
было бы столько скота прокормить, но… Нет прежнего
поголовья. Раньше, до разъединения, Балаганский и
Усть-Удинский районы имели в совхозах и колхозах примерно
26,8 тысячи голов крупного рогатого скота, более восьми
тысяч коров. В пору «развода» примерно
половина этого поголовья приходилась на Усть-Уду. Сегодня
в здешних сельхозпредприятиях осталось 140 буренок да с полтысячи
голов в крестьянско-фермерских хозяйствах. Вот и
возникает даже у непосвященных вопрос: для кого же
готовить корма? При этом и посевы зерновых сократились во
много раз. Все крупные, сильные сельхозпредприятия
разрушены. На их месте появились небольшие и
слабые. Поэтому не звучит уже диковинкой такой ответ
специалистов:

— Какой теперь сенаж?! Какой силос?! Это же энергоемкие
корма. Знаете, сколько зерноуборочный комбайн стоит? А
кормоуборочный? А горючее?

Этими вопросами сегодня почти все в аграрном секторе
озабочены — от деревенского пастуха до
директора сельхозпредприятия, от рядового фермера до
министра сельского хозяйства.
Проблемы достают всех, хотя и по-разному. У одних процесс
деиндустриализации сельского хозяйства в разгаре, у других
он вступил в окончательную фазу. Если же говорить про
Усть-Уду, то на ее судьбе сказались не только общероссийские
реформы, но и серьезные просчеты
прежнего руководства района. Нынешние руководители ищут
пути выхода из сложнейшей ситуации.
Здесь в ряде хозяйств по сей день
лежит зерно прошлого урожая. Нет сбыта, нет возможности
использовать его. Имел район когда-то 20 тысяч свиней —
ни одной в сельхозпредприятиях не осталось. А ведь свинья
хлебом кормится.

— Дошло до того, что население молодняком обеспечить не
можем, — признается М.Никитин. — За поросенка размером с
верхонку продавцы две тысячи рублей запрашивают. Были бы
свиньи у населения — зерно имело бы сбыт. Нет
возможности и для размола. Поэтому за мешок муки 600
рублей вынуждены платить.

Усть-Уда имела когда-то маслосырзавод — одни
воспоминания остались от него. Куда сдавать молоко, куда
его везти? Ведь до областного центра чуть не 300
километров.

Сейчас в районе выстраивается своя форма организации
сельского хозяйства. Администрация области входит в
положение, помогла приобрести мельницу, цех по переработке молока.

Находящийся на другом берегу Братского моря Балаганский
район гораздо лучше выглядит, хотя при разделе новые
районы имели почти равные стартовые условия.
С первых дней реформ здесь активно
противились разрушительным мерам, отчаянно боролись за
сохранение своего сельского хозяйства. Этому
способствовало и то, что у руля района, в
сельхозуправлении, оказались не просто стойкие аграрники,
а люди, которые искали пути выхода из сложных ситуаций,
стараясь обойти стороной ловушки. И вот итог. Местные
сельхозпредприятия имеют коров почти в 5,5 раза
больше, чем усть-удинские, а молока летом и вовсе в семь
с лишним раз больше производят. Балаганск
везет продукцию
на Ангарский молококомбинат. Есть производство, есть сбыт.
В таком случае, казалось бы, нужно сполна использовать
возможности для заготовки кормов, тем более что и здесь
прошли хорошие дожди и травы поднялись неплохие. Однако
кормов заготовлено гораздо меньше, чем могли бы запасти.

— Нет горючего, — говорит начальник местного
сельхозуправления Сергей Владимирович Никитин. — Многие
вынуждены остановить вспашку паров. Переходящие запасы
кормов? Конечно, есть. Лежит и зерно с прошлого года. Не
можем продать. Наше предложение
продавать по три рубля за килограмм никого не привлекает.
С весны была надежда на помощь из бюджета
области. Уже в посевную начали залезать в долги, надеясь
за счет этой помощи рассчитаться. Как теперь быть?

Многие аграрники добрым словом вспоминают сейчас минувший
год, когда пошла компенсация за стихийные бедствия
прошлых лет. Сегодня же неизвестно, где брать средства.
Особенно обидно балаганцам. Как бы трудно им ни
приходилось, они всегда рассчитывались по своим
долгам. Вот и на этот раз клянутся вернуть все вовремя,
если им дадут кредит.

Но если балаганским крестьянам работать приходится точно
в таких же сложных условиях, как и их землякам, что остались
на правом берегу, то у Алари природные условия
куда более благоприятные. Еще недавно она была нашей
житницей. Доили ее, извините за слово, чуть ли не в
четыре руки, но и давали материально-технических средств
немало. Сегодня нет прежней, как называют ее,
командно-административной системы, которая брала и
давала. Но нет и прежнего развитого сельского
хозяйства, хотя район находится на перекрестке дорог.
Рядом города химиков — Ангарск, Усолье-Сибирское, Саянск,
где спрос на свои высококачественные продукты должен
быть особенно высок. Однако и этот регион мучается с
проблемой сбыта. Уже не один год лежит зерно на складах
ОАО «Рассвет», которым руководит Тамара Михайловна Жукова.

«У нас и сено осталось от прошлого года, куда его
девать?» — недоумевают некоторые руководители.

Но не у всех имеются переходящие запасы. Иные
хозяйства, которым позарез нужно сено, не могут как
следует развернуться. У них так мало скота осталось,
что уже и некого забивать, чтобы на вырученные деньги
горючее приобрести. Сопоставляя различные источники
информации, можно сказать, что поголовье крупного
рогатого скота в сельхозпредприятиях района сократилось с 47,8
тысячи голов до 8,9 тысячи, или в 5,3 раза, коров теперь
меньше в 4,3 раза, лошадей — почти в шесть раз. Держали
тут 6400 свиней (был тогда знаменитый совхоз «Идеал»,
затем эстафету приняло ООО «Заречное») — сегодня
нет в сельхозпредприятиях ни одной чушки. Чем обернется
нынешний год, пока неизвестно. Здесь давно уже жалуются
на острый дефицит денежных средств.
Поэтому заготовка кормов и вспашка паров
ведутся не столь высокими темпами.

— Мы тоже ждем деньги из области, —
признавался во время июльской беседы начальник Тайшетского
сельхозуправления Василий Александрович Сабиров. — Хотя
в то же время в ряде хозяйств лежит зерно прошлого
урожая. Продавали Бирюсинскому гидролизному заводу — но вы
знаете, какая ситуация там. Не рассчитывается он с нами.
Кому 50 тысяч задолжал, кому — 200 тысяч. Какой смысл
поставлять ему сырье? Вот и лежит хлебушек на складах.

Странные вещи творятся. Хозяйства в долгах, как в
шелках, денег нет на солярку и запчасти, а на складах и
фуражных дворах горы хлеба, зароды сена, да и в траншеях
сенаж кое у кого остался. При таких материальных
достатках да бедные? Чтобы уяснить для себя эту
ситуацию, я обратился со своими вопросами
к директору ОАО «Большееланское» Виталию Михаловичу
Шадрину. Мол, нет ли у вас прошлогодних запасов кормов и
зерна, не давят ли они на вас?

— С кормами такой проблемы нет. Переходящие запасы
лишними не бывают, — говорил Виталий Михайлович. — Зато
со сбытом хлеба есть сложности. Можем хоть сегодня
предложить к продаже тысячу тонн ячменя. Урожай будет.
Уверены, что сможем обеспечить коров концентратами из
расчета десять килограммов на голову в сутки. Больше
хлеба — больше молока? О чем говорите?! Если бы доили
сейчас на пять тонн больше в сутки, то это драмой было бы
для нас.

А ведь большееланцы отправляют в продажу
расфасованные молоко и различные молокопродукты, и вдруг
такие проблемы.

Сосед, ОАО «Железнодорожник», не является монотоварным
хозяйством — выращивает зерновые и картофель,
производит и перерабатывает молоко, готовит племенной
молодняк. И если учесть, что на фермах стоят 1100
коров-рекордисток, то корма, в том числе и
концентрированные, должны как в топку лететь.

— Да, фермы немало потребляют, — соглашается директор
Виктор Михайлович Лифантьев. — Но зерно с прошлого года
и у нас лежит. 800 тонн можем хоть сегодня продать. Не
берут.

Оказывается, в прошлом таких переходящих запасов хлеба
предприятие не имело. Почему они появились сейчас? Выросла
урожайность. Можно порадоваться, что в годы реформ
сформировались у нас такие сильные хозяйства, у которых
резко возросла продуктивность
скота на фермах и урожайность на полях. Но с каких
это пор такое богатство стало чуть ли не обузой для
творцов урожаев и надоев?! Когда хлеб, молоко, мясо были
лишними на Руси?!

Заканчивать этот материал пришлось уже после поездки в
Качугский и Баяндаевский районы. Сотни километров по
Якутскому тракту, по проселочным и полевым дорогам. Как
же сильно изменился сельский пейзаж! Начиная с территории
Оекской сельской администрации и до самой Лены, Манзурки,
Анги невесело гляделись многие поля, точнее, бывшие
поля. Там, где когда-то колосилась пшеница, теперь
зеленеет пырей, где радовал урожаем овес — желтеют
донники, которые никто не косит и косить не будет,
поскольку они в результате самосева там появились. Не
часто увидишь желтеющие ячменные поля, чернеющие паровые
массивы или снующие механизированные звенья
сенозаготовителей. Исключением явились лишь угодья ООО
«Анга» Качугского района, фермерского хозяйства В.П.Хмелева
да порадовали первые достижения фермера В.Т.Еликова
(Баяндаевский район). А потом снова покрытые пыреем
или бурьяном залежи, недавно брошенные массивы.

Травы, травы… Кто косил бы вас?! Мало косарей, изредка
увидишь «Беларусь» с граблями или косилкой, еще реже —
зерновой комбайн, переоборудованный под косовицу трав. Кое-
где бегают лошадки с граблями, в других местах вручную
подбирают сено. Все эти картинки видны с тракта или
проселочных дорог. То есть там, откуда легче всего
вывезти корма. Но ведь не все поля к тракту или к дорогам
жмутся. Как много мы потеряли, будучи уже не в состоянии
засевать поля хлебом, как много потеряем нынче, не
выкашивая наросшие, самой природой данные травы…

(Окончание в ближайших номерах «ВСП»)

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное