издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уроки сентября

  • Автор: Геннадий ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская правда"

На полях Приангарья успешно используются новые технологии За пару дней до того, как пошел нудный осенний дождик, посыпала снежная пороша, зерноуборочные и картофелеуборочные комбайны филиал-элитхоза ЗАО "Иркутские семена" покидали поля. Все, что было посеяно, убрали. Оставалось допахать зябь -- работы на три-четыре дня. Пары вспаханы даже под урожай 2007 года. Таким завершением страды мало кто в Приангарье похвастаться может.

— Если говорить про погодные условия, то по Иркутскому
району все шло как по маслу, — признает
генеральный директор ЗАО «Иркутские семена» Юрий
Матвеевич Ширяев. — Дожди, тепло, снова дожди. Правда,
июльская жара несколько пощипала урожай. Она вызвала
воздушную засуху и немного — почвенную. Это
повлияло на завязывание столонов у картофеля и на налив
зерна. Все-таки в тени температура превышала 30 градусов,
а на почве она была еще выше, до 40 доходила. Но в
целом для юга области погода благоприятствовала
земледельцу.

Как лидер жатвы, Юрий Матвеевич может быть
великодушен в оценке летней погоды. Но я воспринимаю
прошедшее лето несколько иначе. Май был как
май, в меру теплый, а в июне-то холода
ударили, потом через некоторое время наступила жара.
Такие перепады случаются в южной части области.
И так обычно до середины лета.
Нынче эта игра в холод-тепло затянулась на более
продолжительный период. И успешное
проведение жатвы — в элитхозе явление чрезвычайно отрадное.

— В земледелии нет мелочей, — продолжает Ширяев. —
Засеяли одно поле, прикатали, а через дорогу — массив
соседнего хозяйства. Там семена уложили в почву на 2-3
дня раньше. Но не прикатывали. И вот как-то проезжаем мимо
с директором элитхоза Леонидом Сергеевичем Ширяевым, и он
показывает: смотри, мол, какое интересное явление. Мы
сеяли позже, а всходы у нас дружные, густые, все зелено,
у них же поле черноватое, всходы неровные.
А ведь сорт один и тот же возделывается, Ирень.

Сколько знаю Юрия Матвеевича — а познакомились мы с ним
еще в конце 60-х годов, в его бытность
главой агрономической службы в колхозе
«50 лет Октября» Иркутского района — он всегда был
ревностным сторонником получения качественных семян и
ранних сроков страды. Но сроки определялись тогда не
столько желанием специалиста, сколько комплексом
многочисленных мероприятий, которые начинаются еще по
осени. Сегодня подобные задачи
решать намного сложнее. Даже в элитхозе.

— У нас нагрузка на комбайн — 250 гектаров зерновых и
примерно сто — семенников трав, — говорит Юрий
Матвеевич. — Это немало. Тут важен подбор культур и
сортов. Как получилось нынче? В июле обмолачивали
семенники многолетних трав. Только закончили — ранние
ячмени подошли, затем ячмени остальные, далее, после
небольшого перерыва пшеница, Ирень поспела. Нравится этот
сорт. У него срок вегетации 83 дня. Прошел срок —
все, созрела. Не владей мы таким сортом, окно между
уборкой ячменей и пшеницы оказалось бы слишком большим.

А большое окно в уборке означает, что она не просто
затянулась — часть хлебов под осенние дожди и снегопад
попала бы, потери значительно возросли бы.

Между прочим, незадолго до завершения страды у Юрия
Матвеевича случился небольшой спор со специалистами
Тулунской селекционной станции. Ширяев критически оценивал пшеницу
тулунской селекции, а его оппонент, напротив, хвалил
ее. Ясно одно: что каждый сорт соответствует той или иной
местности. И Ширяев рассуждал с позиций хлебороба,
работающего в Иркутском районе, где дождей
меньше, а солнце жарче.

— Тулунские сорта любят нежиться. Возможно, потом они
дадут урожай и повыше, но нам важно все-таки вовремя
завершить страду. И мы добились этого. В августе убрали
70 процентов урожая. Сравниваю сейчас август и сентябрь.
В последний летний месяц дни еще длинные, погода
теплая, хлеба созревают на глазах. Работа в радость. А
что такое сентябрь? Дожди, похолодание, ветра, возможны
заморозки. Воду надо слить, воду залить. Нет, не то.

Ирень дала в среднем по 32 центнера зерна, а на некоторых
полях — 40. Но что особенно привлекает — быстрое и дружное
созревание.

Все поля механизаторы убирали напрямую. Они же чистые,
сорняков совсем мало. Влажность зерна? 13-14 процентов.
Сейчас на складах 1200 тонн высококачественного посевного
материала. Успешно здесь провели и
уборку гороха. Тоже напрямую. Прекрасно показал себя сорт
Аксайский усатый.

Кстати, по поводу гороха. У нас не одно десятилетие
разные инстанции взывали и взывают к увеличению его
посевов. Реакция на местах почти нулевая. Он
тянет общую урожайность вниз,
трудно убирается, велики его потери и
т.д. В элитхозе эта культура заняла почти
рекомендуемую долю в структуре посевов. На следующий
год площади гороха значительно увеличатся, до 160
гектаров, причем поле под посев уже подготовлено.

— Чем впечатляет сорт Аксайский усатый, который
возделывали на 120 гектарах? Бобики у него созревают
одновременно сверху донизу, — не устает повторять
Ширяев. — Поспел, пшеница подошла — молотим, только пыль
стоит. Кроме этого, испытывали и
другие сорта. Очень интересные результаты дал Ямальский.
До конца уборки стоял. Горох Заводоуковский полустоял-полулежал. Но Ямальский на продовольственные цели вряд
ли пойдет. Зато на корм скоту лучшего зерна (по
содержанию белка) и не надо.

В среднем с каждого гектара в элитхозе получили по 28
центнеров зерна. Результат был бы выше, если бы не
сентябрьский град, который выбил овсяное поле.
Вот, кстати, еще один сюрприз сибирской погоды — град
накануне снегопада. Но нет желания акцентировать внимание
на этом «если бы». Такова уж природа Восточной Сибири: в
чем-то благоприятствует хлеборобу, а где-то и крест
ставит на его замыслах и делах.

Но как бы ни радовал зерновой урожай, все-таки
наибольший прорыв, по моему мнению, достигнут на
картофельном поле. Уже одно то, что с каждого из 120
гектаров собрано свыше 270 центнеров клубней, впечатляет.
Впечатляла в августе, когда мы были в элитхозе, и такая
деталь. Два весьма приличных картофельных массива
разделяла узкая полевая дорога. По одну сторону ее —
плантация чистейшая, по другую — буйствовали сорняки, кое-где они полностью закрывали ботву. Чистая плантация
принадлежала…элитхозу, засоренная — частникам. В
прошлом мы чаще встречались с явно противоположной
картиной, а тут… Да, тепло, обильные дожди
способствовали бурному росту сорной растительности, и это
как-то оправдывает частника. Но почему тогда в
хозяйстве картошка чистая? Сказалась не только высочайшая
культура земледелия, но и применение самой современной
технологии. Что касается частника из села Горяшино, в
котором находится центральная усадьба элитхоза, то он,
очевидно, просто не успевал пропалывать свою картошку.
Работы на общественном производстве никто не отменял, тут
еще надо с сенокосом разделаться, а картошка…
Не скажу, что он махнул на нее
рукой, но личное подсобное хозяйство для работающих в
элитхозе уже не является основой благополучия.

Что еще удивило. Выехали на плантацию — затишье.
Лишь из края в край ходит, покачиваясь,
громоздкий комбайн. Два человека
обслуживают его. Не было суеты и на
картофелесортировальном пункте. Там три линии,
обслуживали их человек пять. Все просто, буднично, без
какой-либо горячки. Я говорю об этом потому, что помню,
какая нервозность царила раньше в пригородных хозяйствах в
период уборки картофеля. Тогда Иркутский район был одним
из главных поставщиков второго хлеба для областного
центра, северов, даже в Якутию, на Дальний Восток
отправлял. По своим сложностям, трудностям,
нервозности хлебная уборка ни в какое сравнение не
шла с картофельной эпопеей. Обусловлено это было объемом
работ и применяемыми тогда примитивными технологиями. До 2800
гектаров занимали плантации второго хлеба в коллективных
и государственных сельхозпредприятиях. Тысячи студентов,
курсантов ИВАИУ, МВД, пожарного училища, молодых ученых,
рабочих трудились на уборке. Дожди, похолодания, возможные
заморозки — все это подгоняло и нервировало всех, кто
работал в поле.

«Окно в Европу прорубил» Герой Социалистического Труда
Иван Степанович Баширин, руководивший учхозом «Оекский»,
где площади картофеля доходили до тысячи гектаров. Он
после длительных хождений по кабинетам добился-таки
разрешения на покупку голландской технологии. Голландцы
получили несравненно большую выгоду от той сделки, чем
Оек. Но первый шаг был сделан. А элитхоз уже освоил
индустриальную технологию возделывания картофеля. Отсюда
и безлюдье на плантациях второго хлеба в разгар уборки.

Поражает и набор сортов, возделываемых на семенные цели:
Невский, Луговской, Пушкинец, Удача, Снегирь и т.д. А
какую продукцию выдает предприятие! Элитный посадочный
материал. Ниже элиты репродукции нет. Вне всякого
сомнения, «Иркутские семена» выполняют важнейшие задачи не
только производственного характера, но и социального.
Ведь ЗАО обеспечивает сортовым картофелем высших
репродукций сельхозпредприятия, а также фермеров,
частников, которые берут крупные клубни и используют их
на семена.

— Однако полностью запросы горожан, фермеров закрыть не
удается, — признается Ширяев. — Необходимо расширять
площади плантаций, но для этого нужен еще один комплект
импортных машин.

Есть у этой проблемы серьезный подтекст. Если раньше
горожане и частники из других районов могли купить
посадочный материал в учхозе «Оекский», в хозяйствах,
специализирующихся на его выращивании, то теперь мало кто
на научной основе занимается картофелеводством. Во многих
случаях мы пользуемся сортами, которые создавались при
царе Горохе. Отсюда низкий урожай, плохое качество клубней,
многочисленные болезни растений.

— Но как ни важно использовать лучшие сорта, применять
современные технологии, сами по себе эти стремления
успеха не дадут, если в хозяйстве нет хороших кадров, —
подводит итог мой собеседник. — Люди играют главную роль в
этом. Если нет хороших механизаторов, то хоть
самый прекрасный немецкий или американский комбайн
покупай — толку не будет.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное