издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Путешествие во времени и в пространстве

Отправиться в это путешествие нам помогли документы и фотографии, сохранившиеся в архивах, кадры документального кино и, конечно же, воспоминания самих участников строительства первой гидроэлектростанции на Ангаре. О том, как начиналась её биография, подробно и интересно рассказано в книге Н.Ф. Салацкого «О былом как было». В ней отмечены все главные вехи строительства (от первого колышка до ввода ГЭС в постоянную эксплуатацию), но главное - названы люди, имена которых по праву вписаны в летопись отечественной гидроэнергетики. И как важно, что каждый из них не просто назван, но показан в конкретном, нередко драматичном, событии, где особенно полно раскрывается человек. И это закономерно: автор воспоминаний был сам непосредственным участником и одним из руководителей всесоюзной стройки и каждого, о ком рассказывает в своей книге, знал не только в лицо. Осенью 1976 года мне довелось встретиться с одним из героев его документального повествования. С главным строителем Иркутской ГЭС.

Несколько строк из его биографии

Бочкин Андрей Ефимович. Заслуженный строитель России. Лауреат Ленинской премии. Родился в 1906 году. Участник Великой Отечественной войны. Фронтовые награды: орден Ленина, два ордена Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени и боевые медали. Главная из послевоенных наград — Звезда Героя Социалистического Труда, присуждённая за внедрение новых прогрессивных методов труда и выдающиеся успехи в сооружении Иркутской гидроэлектростанции. Эта стройка была девятой большой стройкой в его биографии. Очередной стала Красноярская ГЭС. На Саяно-Шушенскую он прибыл уже в качестве почётного гостя и… почётного члена бригады, которой было присвоено его имя.

Тридцать лет тому…

Это произошло незадолго до перекрытия Енисея. Начальник «Саянгэсстроя» Станислав Иванович Садовский, которого мы попросили назвать лучшие бригады гидростроителей, посоветовал: «Побывайте в коллективе Сергея Коленкова. Работая на основных сооружениях, его бригада уложила в тело плотины 649 тысяч кубов бетона и сегодня идёт во главе соревнования. Сам бригадир был недавно награждён орденом Трудовой Славы, а несколько дней назад его бригаде присвоено имя Бочкина. И если вы хотите встретиться с Андреем Ефимовичем, застанете его именно там. И, скорее всего, сегодня, в ночную смену. Почему именно в ночную? Я думаю, в силу привычки гидростроителя. Гидростроителя с большой буквы»…

Садовский предопределил нашу встречу наверняка. В эту ночь (с 9-го на 10 октября) должна была работать смена Смыслова, которая (не в первый уже раз!) шла на рекорд — уложить за восемь часов 450 кубометров бетона в блок РУ-12. Бочкин появился примерно за полчаса до окончания смены, когда новый рекорд бригады был уже «зафиксирован» только что вывешенной «молнией», а укладка бетона ещё продолжалась. Убедился в очередной раз: бригада умеет держать слово. Здесь и состоялась наша беседа, в которой приняли участие и «виновники» очередного рекорда.

Школа профессионализма

Заговорили о перекрытии, которое должно было состояться уже завтра и на которое отводилось всего несколько часов. «Спровоцировали» почётного гостя вспомнить лето 56-го, когда была перекрыта Ангара:

— Тогда мы отступили от намеченного срока ровно на месяц. Отступили сознательно, понимая, что будущая ГЭС была ещё не готова к тому, чтобы пропустить через своё здание такую могучую реку, как Ангара. Ведь речь идёт о надёжности самого сооружения, сдерживающего в верхнем бьефе мощный напор воды.

Иркутская ГЭС была для нас замечательной школой, многие «выпускники» которой впоследствии успешно работали на других крупнейших стройках страны. Это был первый опыт работы в условиях Сибири с её могучими реками, с многотысячным коллективом, который приобретал опыт и набирался мастерства. Десятки рабочих становились рационализаторами. Молодые специалисты были не просто исполнителями, но в критической обстановке могли взять на себя ответственность, принять верное и даже дерзкое решение. Как принял его Константин Балберов, недавний выпускник Московского энергетического института.

Весной незадолго до перекрытия Ангары грунтовые воды, прорвавшиеся через неокрепший ещё бетон, начали затапливать котлован, угрожая зданию ГЭС. Я был в Москве, главный инженер тяжело болел. Секретарь парткома Н.Ф. Салацкий поднял людей, а Костя Балберов сумел быстро сориентироваться — распределил рабочих на устройство водоотлива, а дальше было дело техники — очистить котлован от ила и мусора и как можно быстрее заложить бетон. Многое ещё нужно было доделать, прежде чем начать перекрытие. Но прежде всего — «залечить» бетон. Ведь строим-то мы не на годы. На века строим.

Да, мы отступили от графика на месяц. Но зато к перекрытию пришли в полной готовности, а значит, с уверенностью, что сражение с могучей рекой будет выиграно. И не ошиблись: пуск первых двух агрегатов состоялся, как и было намечено, в 1956 году. Нужно ли говорить, что это значило для Иркутска, остро испытывающего энергетический дефицит, и для всей области, где уже разворачивалось строительство алюминиевого завода и Братской ГЭС.

За работу — спасибо!

И вот теперь, спустя два десятилетия, вы говорите: «Идём на штурм Енисея»… Это верно. Но всегда помните, что это — не последний ваш штурм. Это ещё начало большой работы, которая разворачивается здесь, в этом створе. Плотине ещё расти и расти, а это значит, что через ваши руки пройдут сотни и сотни тысяч кубометров бетона, сколько не было положено ещё ни в одно сооружение мира. И до конца этой большой работы многие сотни смен. Работы напряжённой, как ваша сегодняшняя, ночная. А главный штурм — впереди. Последний штурм перед тем, как закрутятся колёса турбин… А за работу вашу спасибо, сынки! Это я вам как старый гидростроитель говорю. Ведь я прошёл по этим рекам, по этим плотинам… сорок лет шёл этой дорогой.

Штришок к портрету

Две киноленты Восточно-Сибирской студии кинохроники запечатлели его в эти минуты. «Саянский плацдарм» и «Репортаж из Карлова створа». Главный строитель Иркутской ГЭС в окружении бригады, оправдавшей его имя. На нем тёмно-серое пальто без шарфа и… тёмно-серая примятая кепка. Наверно, такая же, в какой его видел Александр Твардовский, встретившийся с Бочкиным не в кабинете, «а там, у самой Ангары». Это было 8 июля 1956 года. За несколько минут до её перекрытия. Приведу только один штришок из его поэмы «За далью даль», и реалистично, и образно отразивший эти последние (до перекрытия) минуты:

Последним кругом для порядка

поверка старших обошла,

и, на часы взглянув украдкой,

начальник встал из-за стола.

С последней доброю затяжкой

вздохнул

— как будто с плеч гора.

И виды видевшей фуражкой

стол обмахнул.

— Ну что ж, пора…

Пора! И вслед моторы взвыли,

секунд своих не упустив.

И самосвалы в клубах пыли

взошли на пляшущий настил…

Работой доволен

Уже после того, как А.Е. Бочкин попрощался со своей бригадой, Коленков рассказал о том, как состоялась его первая встреча со знатным гидростроителем. «На собрании обсудили и решили просить Андрея Ефимовича дать согласие, чтобы наша бригада носила его имя. Решили, если ответит «да», считать его членом нашего коллектива. Как раз в это время я взял отпуск и по дороге заехал к нему. Принял он меня очень внимательно, много и подробно расспрашивал о строителях, о том, как у нас налажена работа, как налажен наш быт. И хоть наша бригада молодая — ей только три года исполнилось, — согласие дал. Конечно, с условием, чтобы не подвели, чтобы высоко несли марку гидростроителей. Он и сейчас сразу же, как приехал, спросил, как в бригаде дела? Рассказали всё, всё показали. Сказал, что доволен работой бригады»…

Соперники-соратники

Нужно сказать, что соревнование, в котором бригада одержала победу, было соревнованием сильнейших. В нём главными соперниками Сергея Коленкова были прославленные бригадиры, прошедшие школу Бочкина на Красноярской ГЭС. И среди них — Михаил Полторан и Валерий Поздняков, признанные лидеры в славной когорте гидростроителей. Кстати сказать, через полтора года после перекрытия Енисея Поздняков был удостоен звания Героя Социалистического Труда. За самоотверженную работу по спасению гидроагрегата во время паводка. В ту пору арочная плотина ГЭС ещё не поднялась на проектную высоту — 245 метров, и поднявшаяся вода Енисея уже начинала перекатываться через гребень сооружения.

Из множества добровольцев, готовых пойти на самый опасный участок, бригадир отобрал двадцать человек, и они выиграли многочасовое сражение со стихией.

Тема большого экрана

Как хочется надеяться, что репортаж об этом событии, снятый кинооператором Дмитрием Смекаевым (бесценная страница кинолетописи о гидростроителях Восточной Сибири), не потерян, как это порою случается, фильмотекой. Как, быть может, не потеряны и другие фильмы, посвящённые этой теме. Такие как «Покорители Ангары», «Десятое море Бочкина», «Побратимы», «Есть первый агрегат», «У Дивных гор»… «Слово об Иване» — фильм-воспоминание о Наймушине. И это лишь только малая часть того, что выпустили на большие экраны кинодокументалисты нашей, к сожалению, не существующей больше студии. Начиная от кадров, запечатлевших первую гидроэлектростанцию будущего могучего энергетического комплекса, который впоследствии получит имя «Иркутскэнерго». Остаётся надеяться, что негативы хранятся вечно.

Репортаж из ХХ века

11 октября 1976 года. На этот день было назначено перекрытие Енисея, которое и состоялось в полном соответствии с заранее утверждённым графиком. Вдоль отвесного берега ярусами расположились люди, издали напоминая гирлянды. На огромной скале белой краской надпись: «На штурм Енисея!»… Колонна «Белазов», гружённая диабазом, выстроилась на площадке в ожидании команды «Начать!» Машину с номером 1 занимает лучший водитель стройки Илья Васильевич Кожура. Ему доверено сбросить первую глыбу в проран Енисея. Рядом с ним в кабину усаживается Георгий Тимофеевич Береговой. «На этот раз дублёром», — шутит космонавт.

Большегруз разворачивается в направлении потока, прижатого плотиной к левому скалистому берегу. Всплеск воды, словно после мощного взрыва, и вся колонна поочерёдно продолжает работу. Благо до карьера рукой подать. К концу четвёртого часа штурма поток останавливается и только тоненький ручеёк пытается прорваться через могучую запруду. Экскаваторы и бульдозеры завершают работу, начатую водителями.

Продолжение легенды

Музыка, крики «Ура!», поздравления. И чей-то голос: «Андрей Ефимович! Шесть миллионов четыреста тысяч киловатт. Вот это мощь! Будет на порядок выше, чем Иркутская ГЭС».

Узнаю обладателя голоса — журналист «Красноярского рабочего».

Бочкин помолчал, потом с улыбкой спросил: «Вы, конечно, слышали легенду об Ангаре? О том, как она встретилась с Енисеем, своим возлюбленным. Но это ещё не конец легенды. Иркутская ГЭС сначала приостановила своенравную реку, а потом научила её крутить турбины, работать на экономику. Сопротивлялась сначала река, а потом… Помчалась к возлюбленному, чтобы и его обучить полезному делу… Стыдно, когда такой богатырь не работает. И, как видите, способным учеником Енисей оказался. Так что думайте, делайте выводы»…

Таким запомнился мне Андрей Ефимович Бочкин, гидростроитель с большой буквы. И сегодня я с удовольствием совершил путешествие в октябрь теперь уже далёкого 76-го года, чтобы ещё раз с помощью документального кино и немногих сохранившихся записей пообщаться с этим замечательным человеком.

Но наше путешествие (во времени и в пространстве) продолжается. Перенесёмся в 1956 год. Посмотрим на календарь. До пуска первого агрегата на Иркутской ГЭС осталось немногим более четырёх месяцев. Впереди ещё не одно событие и, я надеюсь на это, много интересных встреч.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное