издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Завод – это мы!»

Так говорили и продолжают говорить иркутские релейщики

  • Автор: Светлана ВЕРЕЩАГИНА

Как Феникс, рождающийся из пепла, Иркутский релейный завод вернул свои позиции на промышленном рынке Приангарья. Но в отличие от волшебной птицы, чтобы возродиться, он себя не сжигал. Переживая не- предсказуемую стихию переходного периода российской экономики, завод в течение многих лет не закрывался ни на один день. И, в конце концов, сумел подняться с колен, заставив замолчать тех, кто предрекал его неминуемую гибель. С января 2004 года релейный завод входит в перечень стратегических предприятий России.

Великий труженик

— Наш завод — великий труженик, — говорит генеральный директор Виктор Никитович Максименко. — Предприятию перевалило уже за 70! Оно было создано в 1934 году, когда шло бурное развитие проводной связи. Армия нуждалась в гальванических элементах, и поэтому на карте Восточной Сибири, в Иркутске, появился номерной завод. Готовая продукция шла для производства радиостанций, телефонных станций. Потребность в ней испытывало и гражданское население. В год выпускалось не менее 10 миллионов батарей.

Релейное производство получило новый стимул после войны, это было связано с развитием коммутационной техники. Тогда коллектив и приступил к освоению нового вида реле — электромагнитного. Безликий «почтовый ящик» сменился на официальное название — Иркутский релейный завод.

Самые кризисные годы в биографии ИРЗ — с 93-го по 97-й. Вместе со всей страной он пережил страшную драму: катастрофический спад объёмов, потеря стабильных потребителей, уход молодых специалистов. Тогда и попытались осуществить ползучий захват предприятия новые богачи. Захват мог означать одно: полный развал налаженного производства. Были и жестокие попытки сменить руководство предприятия, профиль его работы. Именно так случилось с другими гигантами индустрии Приангарья. Варварскому налёту нуворишей подверглись все заводы и фабрики, трагическая судьба постигла «Эталон» и «Радиан», завод карданных валов и станкостроительный, имени Куйбышева, производственное объединение «Восток». Релейный с его обширной территорией был особенно лакомым куском…

Однако сплочённой команде удалось сохранить и профильные цеха, и уникальное оборудование, и дорогостоящие станки. Разумеется, далеко не все верили, что предприятие можно реанимировать. Но голос кадровых рабочих, воспитанных на заводских традициях, был ещё вполне сильным. «Недостойно русскому человеку, славянину, торговать тем, что создавали многие поколения», — говорили они. Не сомневались, что мощный инженерный потенциал и наукоёмкое производство ещё будут полезны для новой России. Их убеждённость поддерживалась администрацией Иркутской области и мэрией города, которые не дали уничтожить завод.

Но выживал он всё-таки самостоятельно. Испытав настоящий шок, завод продолжал работать. Перед руководством встали острые вопросы: как заставить работать недвижимость, как увеличить поступление «живых» денег, чтобы обеспечить людей зарплатой. Искали своё место на рынке. В каждом цехе осваивались новые виды продукции, которые были конкурентоспособны. Пятый выпускал шарниры и наборы свёрл, третий готовил бордоскую смесь и негашёную известь, первый — мебельную фурнитуру, седьмой — железные двери и решётки, шестнадцатый — светильники и приборы шумовой охранной сигнализации. Пришлось отказаться от всего, что раньше являлось предметом гордости, — детсадов, клуба, теплицы, пионерского лагеря, дома отдыха, подсобного хозяйства.

— Трудовой коллектив активно осваивал науку выживания, но не переставал думать о завтрашнем дне, — рассказывает Виктор Никитович. — Получали и отрицательный опыт. Ринулись делать электроинструменты. Но в конце 90-х годов на рынок пришёл Китай с дешёвым продуктом, и мы были вынуждены свернуть уже налаженное производство и дальнейшие разработки, сосредоточили все имеющиеся ресурсы на традиционных направлениях, освоили новые изделия для конкретных потребителей. Началась кропотливая и планомерная работа по выводу релейного производства из кризисного состояния. Отдел маркетинга нарабатывал дилерские сети. И, как показала практика, не зря.

Востребованный интеллект

Пережив бурное время перестройки и всеобщих переименований, завод оставил без изменения не только своё имя. Когда экономическая депрессия пошла на убыль, запустили всю технологическую цепочку по выпуску основной продукции. Сама жизнь подтвердила, что сбережённый производственный и интеллектуальный потенциал предприятия вновь востребован. Необходимость в его продукции постоянно растёт.

— Ныне Иркутский релейный завод является научно-производственным комплексом, — продолжает рассказ Виктор Никитович. — Создан научно-технический центр, работают цеха по производству металлических и пластмассовых изделий, гальванический цех для антикоррозийного покрытия, сборочное производство. На этих участках занято 700 человек. В лучшие времена штат достигал пяти тысяч. Мы и сегодня увеличиваем численность коллектива, но делаем это с умом. Принимаем либо готовых высококвалифицированных специалистов, либо тех, кто желает учиться. Зарплата выплачивается вовремя и тоже растёт. В среднем она составляет 7 тысяч рублей, специалисты получают больше. Нет текущих долгов по налогам.

Разработана программа развития до 2007 года — реальный план, составленный на основе долгосрочных контактов с партнёрами. Поэтапная его реализация уже привела к тому, что предприятие стало рентабельным, самодостаточным, крепко стоит на ногах.

Традиционное направление — изготовление реле, переключателей, разъёмов — основная статья доходов. Большая часть такой продукции, как и в прежние времена, идёт на высокотехнологичную продукцию, используемую в первую очередь в оборонных отраслях. Продукция с маркой Иркутского релейного завода стоит в изделиях Московского института теплотехники — генерального разработчика ракетных комплексов «Тополь-М» и «Булава». Признанный высокий технический уровень реле, применяемых в таких комплексах, позволил заводу на конкурсной основе войти в перечень предприятий, участвующих в реализации государственной программы по широкомасштабной модернизации производства. В числе партнёров завода и Воронежский научно-исследовательский институт связи — производитель новейших средств связи для армии, авиации и флота. Авиационные заводы в Иркутске и Комсомольске-на-Амуре, другие авиационные комплексы страны комплектуются изделиями ИРЗ.

Другое серьёзное направление — продукция для гражданских целей. Здесь и электронные реанимационные тренажёры «Витим» для медицины, и строительные хомуты, и удобные урны для мусора, и детали крепежа вентилируемых фасадов. Одним словом, коллектив и сегодня не гнушается любого заказа, выпускает всё, что покупают. Нынче у завода 400 постоянных фирм-покупателей! Среди клиентов, кстати, и Российская железная дорога. Выстроена схема взаимодействия с потребителями из стран СНГ и Балтии. Белоруссия, Казахстан, Украина, Латвия охотно заказывают продукцию ИРЗ. Даже в реализации президентской программы «Жилище» отечественные производители лифтов используют реле ИРЗ.

За последние три года объёмы продаж увеличились в два раза. Пока используется лишь пятая часть от имеющихся мощностей. Не случайно поэтому взят курс на техническое перевооружение предприятия.

— Модернизация — наша основная задача, — говорит Виктор Никитович. — Переоснащаем важнейшие цеха, приобретаем современное оборудование. Термический участок, очень важный для инструментального производства, испытательная станция сегодня отвечают самым строгим требованиям. В сборочном производстве — собственные высоко-классные приборы. Хорошая ремонтная база, службы механика и энергетика позволяют поддерживать оборудование в должном состоянии. Пользуемся энергосберегающими технологиями. Отремонтированы все здания — ни одна крыша не течёт, везде тепло. Из того, что построено в советские времена, ничего не разбазарили, поскольку всегда считали: чем впоследствии собирать камни, лучше не разбрасывать их — ничего не разрушать.

Энергия традиций и солнца

Завод по традиции живёт, действительно, не одним днём. В умах и сердцах вынашивается ещё одно стратегическое направление — производство кремния для солнечной энергетики и альтернативных источников энергии на его основе. В Научно-исследовательском институте геохимии, с которым не первый год сотрудничает ИРЗ, по данной теме уже идут экспериментальные работы. Вместе учредили и общество «Кварцевые технологии». Как только испытания завершатся, на заводе появится новое производство. Эта перспектива достаточно близкая.

…Мне хотелось понять, что всё-таки двигало людьми, сумевшими отстоять родной завод. И я пошла меж корпусов по аккуратной, ухоженной территории. В самом красивом и солнечном месте на центральной аллее увидела гранитный монумент, на котором высечены имена заводчан, погибших в Великой Отечественной войне. У подножия растут цветы, кустарники. Видно, что это место до сих пор свято. Как и заводской музей, где бережно хранятся дорогие реликвии прошлых лет — книги приказов, образцы продукции, награды почти за 75 лет. Разве это можно вычеркнуть из памяти, из истории! Изменилось общественное устройство страны, но здесь, на заводе, неизменными остались замечательные, жизнеутверждающие традиции. Да, жили трудно. Скажу больше: многим делались выгодные предложения, но люди, обсуждая их, принимали решение остаться. Костяк коллектива не метался из стороны в сторону в поисках лучшей доли. Был уговор — вместе вернуть завод к жизни. И они это сделали.

НА СНИМКЕ: Виктор Максименко

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер