издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Энергетический выбор

К 50-летию Иркутской ГЭС

В не очень давние времена успехи отечественной экономики принято было сравнивать с показателями 1913 года. Поэтому наше очередное путешествие мы совершим в это, теперь уже далёкое, прошлое. А начнём его с сегодняшней административной границы, разделяющей нашу область с Красноярским краем. Там, вероятней всего, мы и встретимся со знаменитым норвежским исследователем Фритьофом Нансеном.

Месяц-другой назад он завершил своё очередное плавание вдоль берегов Северного Ледовитого океана; сошёл на берег в дельте Енисея, спустился в нижние широты и теперь продолжает своё путешествие по Восточной Сибири, по направлению к Дальнему Востоку. И добросовестно, последовательно заполняет свой путевой дневник, многие записи и рекомендации которого не потеряли своей актуальности и в 21 веке. Приведём некоторые из них. Они адресованы восточным районам России.

«На этих дорогах, проложенных предками охотников, оленеводов, рыбаков, не часто можно встретить человека, занятого иным делом. Территория мало заселена, а потому осваивать её будет необыкновенно трудно»…

«Здесь лежат бесконечные пространства, таящие блестящие возможности, и только ждут применения творческих сил человека»…

Понадобились десятилетия, чтобы эти пространства, раскинувшиеся на миллионы квадратных километров, дождались своего часа. Десятилетия, на которые выпали драматические годы опустошающих войн — двух мировых и гражданской.

И час настал

В этом мы убедились, возвратившись в Иркутск 47-го года, чтобы побывать на представительной конференции, посвящённой изучению производительных сил в Восточной Сибири. Её организаторы и участники — виднейшие научные сотрудники НИИ, АН СССР, крупные отраслевые специалисты, руководители региона.

Докладчики (учёные с мировым именем) в своих выступлениях особо выделяют нашу область, «богатейшие природно-сырьевые ресурсы которой уже в самое ближайшее время необходимо заставить работать на экономику страны. Их запасы, качество и благоприятное сочетание позволяют создать в регионе мощный многоотраслевой промышленный комплекс, основой которого должна стать гидроэнергия, способствующая развитию любых видов производств, и прежде всего производств энергоёмких».

В частности, академик Иван Павлович Бардин подчеркнул: «Проблема индустриального развития Прибайкалья не является вопросом местного значения. Развитие промышленности Восточной Сибири — это органическая составная часть общего процесса развития производительных сил всей страны. Это тенденция нашей промышленности — тенденция движения на восток. Начало развития Иркутского энергопромышленного комплекса должно быть положено созданием первой электростанции на Ангаре. Создание уже только этой станции резко увеличит баланс электроэнергии области и заложит первое и прочное основание возникновению и развитию ряда производств».

Через тернии к звёздам

Нужно сказать, что к этому времени Ангара была уже достаточно исследована, были просчитаны и её потенциальные возможности и предельно реально обозначены сроки, необходимые гидростроителям на сооружение могучего энергетического каскада. Первый шаг в этом направлении — безошибочный выбор главного на этот период плацдарма.

Уже через год после конференции Иркутская гидроэлектростанция была включена в титульный список проектно-изыскательских работ, а автором проекта стал Георгий Николаевич Суханов. Через несколько лет ему же поручат разработку проекта Братской ГЭС, а после ввода её в эксплуатацию присвоят звание Героя Социалистического Труда.

Но это будет потом, значительно позже, а пока скептики-оппоненты, которые всегда оказываются рядом с большим делом, традиционно (и на разных «уровнях») возражают: «Проект скорее фантастичен, нежели осуществим. По крайней мере — в обозримом будущем. Это не Днепрогэс со сравнительно спокойной рекой и мягким климатом». Они «проявятся» и потом, даже когда строительство развернётся во всю мощь, проявятся с надеждой, что их «озабоченность» будет замечена «там, наверху». И нужно сказать: бывала замеченной, и не однажды.

Что же касается периода, в который разрабатывался проект станции… На помощь его автору, вызываемому в очередной раз «на ковёр», не однажды приходили и Александр Петрович Александров, гидростроитель «с именем» (в будущем дважды Герой Социалистического Труда и заместитель министра энергетики и электрификации СССР), и особенно Александр Васильевич Винтер, академик и с «характером», и с опытом большого руководителя гидростроения. В своё время он возглавлял строительство нескольких электростанций, в числе которых были Шатурская ГРЭС и Днепрогэс, долгое время олицетворявший символ отечественной энергетики. Не исключено, что именно их авторитетная поддержка уберегла от многих неприятностей автора смелого и оригинального проекта.

Фантастический проект

Впрочем, несмотря на случавшиеся «подводные течения», уже к концу 49-го проект Иркутской ГЭС был разработан и утверждён, а в январе 1950 года правительство СССР принимает решение о начале строительства первой на Ангаре гидроэлектростанции. Пройдёт менее полугода, и на самой большой строительной площадке Иркутска появятся первые специалисты. Для ведения предстоящих работ в створе будущей плотины Министерство электростанций организует специальное строительно-монтажное управление, которое войдёт в историю отечественного гидростроения под именем «Ангарагэсстрой».

Что касается самого проекта, его действительно можно было назвать фантастическим. Учитывая и размах работ на огромных пространствах Приангарья, начало которым положило строительство Иркутской ГЭС, и сроки их выполнения, «не предусмотренные» мировой практикой, и климат континентальной Сибири. Не говоря уже о том, что для решения поставленных задач требовались уже не десятки, а сотни тысяч рабочих. Да и сама первая на Ангаре гидроэлектростанция (дерзкий замысел её проектировщиков) была уникальной. Впервые на мощной и стремительной реке строилась гравийно-песчаная плотина и совмещённое с ней железобетонное здание ГЭС.

Без малого на три километра должно было раскинуться будущее сооружение, с неукоснительной гарантией «на стойкость» в условиях сейсмической зоны Прибайкалья. Именно поэтому гравий и песок, способные уплотняться при землетрясениях, были выбраны основным строительным материалом. Посмотрите на плотину и представьте, сколько сотен и тысяч кубометров извлекли из карьеров и уложили в её тело строители… Цифра получится впечатляющая.

Немного цифр

Первая электростанция в Иркутске появилась в 1910 году. Мощность её двух паровых (германских) агрегатов составляла одну тысячу… лошадиных сил. Невозможно представить, сколько лет ей пришлось бы крутить свои ременные приводы, чтобы выработать такое количество энергии, которое за сутки даёт одна турбина Иркутской ГЭС.

Начиная с конца 30-х годов и до самой середины теперь уже прошлого столетия все электро-станции Приангарья обладали общей мощностью, едва достигавшей 70 тысяч киловатт. Примерно четвёртая часть всей вырабатываемой ими энергии распределялась по областному центру. Поэтому становится понятным, почему наш город испытывал в ту пору жесточайший энергетический голод. Понятно и то, почему с таким нетерпением он ждал пуска первых агрегатов своей станции.

В начале пятидесятых в Иркутской области насчитывалось немногим более семидесяти тысяч рабочих; в шестидесятом их было уже втрое больше. Это результат индустриального развития региона, следствие создания в нём мощной энергетической базы.

А теперь давайте подсчитаем, сколько времени прошло после конференции, наметившей грандиозную задачу, до начала её воплощения в жизнь. Менее двух с половиной лет! А ещё через шесть лет первые турбины Иркутской ГЭС дали промышленный ток.

Как это было

Принято считать, что именно Иркутская гидроэлектростанция была первым предприятием будущего энергетического объединения «Иркутскэнерго», рождённого, когда закладывался первый бетон в фундамент здания ГЭС… Когда начиналась огромная стройка в Братске. Но ровно за два года до этого события из Ангарска от ТЭЦ-1 была протянута высоковольтная ( первая в Восточной Сибири) ЛЭП-220, которая не только оказала поддержку Иркутску, но и в значительной мере способствовала ускорению строительно-монтажных работ на самой гидростанции.

Биография же самой ТЭЦ-1, ангарского «энергодонора», начиналась одновременно с городом, в котором она «прописалась» ровно пятьдесят пять лет назад; с комбинатом, который мы знаем под именем АНХК. Начиналась с победного мая 1945 года, когда в пойму Китоя пришли первые эшелоны с оборудованием. С первых колышков, с землянок, бараков и блиндажей военного образца, раскинувшихся в долине Ангаро-Китойского междуречья первыми улочками. С хитроумно приспособленных под общежития юрт… С ещё более хитроумно решённой проблемой энергообеспечения разворачивающейся строительной площадки.

Порой прямо из металлолома извлекали ржавые дизельные или паровые двигатели, перебирали до винтика, находили запчасти и в результате получали очередную временную энергоустановку. Чуть позже военные предложили весьма мощные (с трофейных немецких танков) двигатели, потом в разрастающийся городок пришёл энергопоезд, за ним — второй… В 48-м был заложен первый фундамент под здание станции, а ещё через три года заработали её первые агрегаты. К этому времени Ангарску, разросшемуся и вширь и ввысь, был присвоен статус города. Подрастал и комбинат, рождение которого было возможным только в неразрывном тандеме с электростанцией. И это были только первые шаги, которые совершало Приангарье, чтобы в недалёком будущем стать одним из признанных лидеров отечественной экономики.

Потом, немного позже, появятся в реестре городов страны новые имена: Шелехов, Братск, Железногорск, Усть-Илимск, Саянск… Они появятся маленькими звёздочками на карте. Звёздочками, символизирующими поистине неограниченные возможности творческих сил человека. Важно только, чтобы силы эти были востребованы и направлены в нужное русло и в своё время.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное