издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чистое топливо

Газификация с экологическим уклоном

  • Автор: Георгий ДРОБИНИН

Коллектив ЗАО «Возрождение», подрядчик Восточно-Сибирской газовой компании, специализирующийся на строительстве трубопроводов через естественные водные преграды, завершил прокладку основной нитки магистрального газопровода Ковыкта - Саянск - Иркутск через реку Лену вблизи посёлка Жигалово.

В этом месте ширина Лены в межень не превышает 150 метров, максимальная глубина — 2,7 м. Течение спокойное. В траншею длиной 375 метров, пересекающую Лену, уложена труба диаметром 720 мм, изготовленная из особо прочной стали и дополнительно усиленная трёхслойным полиэтиленовым покрытием. Для предотвращения всплытия на неё навешаны так называемые пригруза — тяжёлые железобетонные кольца. Глубина подводного участка траншеи рассчитана так, чтобы верхняя кромка трубопровода находилась, как минимум, на один метр ниже естественных отметок дна реки и на полметра ниже прогнозируемого предельного профиля его размыва.

Заместитель генерального директора ЗАО «Возрождение» Николай Малюсов, руководитель работ по русловым переходам, рассказал, что подготовленная на берегу труба перед её укладкой на дно прошла опрессовку — испытания высоким давлением, многократно превышающим будущее рабочее давление газа. Благодаря высокому качеству труб и опыту, накопленному коллективом «Возрождения» на прошлых стройках, работы на Лене прошли без осложнений. Но строительство перехода ещё не завершено. В ближайшие дни в тридцати метрах от основной нитки будет уложена резервная труба диаметром 610 мм с соблюдением тех же технических требований. После этого траншеи будут засыпаны, и дно реки примет исходное состояние. Переходы магистрального газопровода с Ковыктинского газоконденсатного месторождения через реки Тутуру, Лену, Илгу, Оку и Китой тоже запроектированы в две нитки.

* * *

Ещё в конце прошлой зимы от Жигаловского района до Иркутска — через Саянск, Усолье-Сибирское и Ангарск — прокатились общественные слушания ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду) проекта строительства газопровода, который в настоящее время прокладывает по этому маршруту Восточно-Сибирская газовая компания (ВСГК) в рамках проекта газификации Иркутской области. Мне довелось присутствовать на заключительном этапе слушаний, который состоялся 17 февраля 2006 года в Иркутске.

Докладчики из Восточно-Сибирской газовой компании, выступающей в роли заказчика, и из привлечённых подрядных организаций были искренни и убедительны. Поэтому их планы активно поддержали наши учёные. Академик Михаил Кузьмин высказал консолидированное мнение президиума Иркутского научного центра, а Александр Сутурин, кандидат геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института СО РАН, определил этот проект как «лучший, который можно придумать для Иркутской области». За реализацию планов Восточно-Сибирской газовой компании по газификации региона высказались представители многих общественных организаций. Елена Хицкая, представлявшая Российский экологический союз, даже предложила отнести этот проект к числу экологических, «как, например, строительство очистных сооружений».

Больше всего мне запомнилось выступление представителя генерального подрядчика намечаемой стройки Александра Амелина, начальника экологического департамента ОАО «Стройтрансгаз». Отвечая на вопросы участников слушаний, он, в частности, сказал: «Мы давно стремимся стать «зелёной» организацией. Нас не нужно уговаривать работать экологично. Мы сами к этому стремимся…». И вот, более чем через полгода после того заявления, дождавшись активного разворота работ на местности, я побывал в Жигаловском районе, чтобы посмотреть собственными глазами, насколько обещания Восточно-Сибирской газовой компании и её подрядчиков совпадают с реальными делами.

Магистральный газопровод от Ковыктинского газоконденсатного месторождения в сторону Саянска, где будет возведён крупный газоразделительный завод, строится сейчас отдельными участками, в основном на сельскохозяйственных землях. А в посёлке Жигалово завершается прокладка газораспределительной сети, по которой экологически чистое топливо, согласно планам, вначале заменит каменный уголь в муниципальных и ведомственных котельных, а потом будет подано всему населению.

Внешне всё выглядит неплохо. По крайне мере, гораздо аккуратнее, чем было в середине 90-х годов прошлого века, когда на ковыктинской площадке в жигаловской тайге работали геологи. Георгий Зарукин, мэр Жигаловского района, подтвердил, что в 1994-1995 годах внимания вопросам экологии уделялось значительно меньше.

— Когда месторождение было открыто и когда велась его разведка, наши геологи прокладывали профили бульдозерами, — вспоминает он. — Валили кедр, выворачивая деревья в разные стороны. Те проезды были похожи на тоннели, и никакой зверь не мог преодолеть завалы торчащих корней. Хотя в то время это никого особенно не шокировало. Охотники переживали, конечно, но казалось, что по-другому в тайге работать просто невозможно. Сегодняшнее отношение к природе можно назвать полярно противоположным тому, что было когда-то. Серьёзное, продуманное и просчитанное экологическое сопровождение проекта освоения нашего месторождения и газификации области видно во всём, начиная с общественных слушаний не только проекта в целом, но даже по отдельным деталям, которые больше всего волновали или тревожили жителей района.

* * *

Георгий Григорьевич признался, что открытие этого месторождения, вошедшего теперь в число крупнейших, в своё время не столько обрадовало, сколько встревожило и местное население, и местные власти. Все были уверены, что несметные богатства, обнаруженные в здешних недрах, неизбежно уйдут куда-нибудь в Китай или Японию, а местным жителям останется только погубленная природа. Но Восточно-Сибирская газовая компания, созданная компанией ТНК-ВР и администрацией Иркутской области на паритетных началах (50 на 50 процентов), к счастью для жителей, приняла решение о приоритетном использовании газа именно в Прибайкалье. И Жигаловский район, благодаря своему географическому положению, оказался первым в очереди на получение газа. Скептиков здесь остаётся всё меньше, и всё больше местных жителей считают, что им повезло и с месторождением, и с компанией, взявшейся за газификацию региона.

— О социальном значении и дополнительных удобствах, которые принесёт газификация населённых пунктов нашего района, даже говорить не буду, — предупреждает мэр таёжного района. — Это всем понятно. А вот в экономическом отношении для районного бюджета, кроме дополнительных налогов и иных платежей, самым главным плюсом является возможность уйти от угля, цена которого после его доставки к нашим котельным за счёт транспортных расходов уже достигает неподъёмных величин. С приходом газа мы сможем найти более достойное применение своим деньгам, чем «сжигание» их в угольных топках.

Георгий Григорьевич Зарукин не скрывает, что у него, как и у большинства его земляков, тоже были серьёзные опасения, что прокладка магистрального газо-провода может нанести невосполнимый урон тайге и всей окружающей природе, за счёт которой, собственно, и живёт сегодня район. В красивые слова на общественных слушаниях очень хотелось верить, но и от сомнений избавиться не удавалось, потому что хороших слов у нас звучит много, а хороших дел получается гораздо меньше. Но теперь все видят, что подрядчики, которых привлекла Восточно-Сибирская газовая компания, и на самом деле работают быстро и аккуратно. Нарушения, в том числе и экологические, бывают. Но не крупные и, главное, не умышленные. Недавно, к примеру, газовики, не оформив должным образом разрешительные документы, вырубили…четыре кубометра берёзы. Извинились и немедленно оплатили ущерб, который по формальным признакам был, но фактически которого не было, потому что именно эти берёзы в любом случае попадали под вырубку под газопроводную нитку. Подрядчики детально продумывают технологическую последовательность строительных операций. Газмонтаж, к примеру, который строит газовые сети в Жигалово, старается не копать траншеи заблаговременно, чтобы не разводить в посёлке грязь. Вначале газовики сваривают трубы в готовую нитку газопровода, потом опускают её целиком в только что выкопанную траншею и тут же закапывают. Человек, отлучившийся из посёлка на сутки-двое, может даже и не заметить, что мимо калитки его дома газопровод уже проложен, если не обратит внимания на полосу свежевскопанной земли. Дороги и вовсе не перекапываются. Газопровод под ними прокладывается методом наклонно-направленного бурения.

Похожее отношение к работе и у подрядчиков на строительстве магистрального газопровода. Даже имея все разрешительные документы и лесорубочные билеты, подрядчики ВСГК, чтобы зря не тревожить зверей работающей техникой и не ограничивать их передвижение глубокими рвами, не спешат прорубать просеки в тайге. Это тоже будет сделано в последний момент. А вот финансовая компенсация району за сельскохозяйственные земли, выведенные из оборота, производится, по словам Г. Зарукина, как раз заблаговременно, с опережением строительства. На полях, пастбищах и сенокосах прокладка магистрального газопровода ведётся аккуратно. Почвенный слой складируется отдельно. При обратной засыпке траншеи он вновь оказывается на поверхности и уже будущей весной наверняка зарастёт травой. Мэр подчёркивает, что с рекультивацией нарушенных земель подрядчики ВСГК не задерживаются, чтобы минимизировать ущерб природе.

— Газификация Иркутской области повысит качество жизни местного населения, — уверен Максим Денисов, заместитель начальника строительно-монтажного управления № 3 ЗАО «Газмонтаж». — Первыми это почувствуют на себе жители Жигаловского района. Сейчас мы строим здесь газораспределительные сети, которые на первом этапе обеспечат газом муниципальные и ведомственные котельные посёлка Жигалово, а затем приведут газ в дома всем желающим.

Мы разговариваем с ним где-то на окраине посёлка, в его служебной машине.

— Здешнее население, честно говоря, пока ещё газа побаивается, — говорит М. Денисов. — Они ещё не знают, что такое газ, не испытали его удобств. Но недавно из-за шквального ветра вырубилось в посёлке электричество, и уже на следующий день к нашим рабочим люди подходят, говорят: «Ребята, давайте газ скорее, а то без него ради чашки чая приходится печку топить. Скоро жители райцентра будут с удивлением вспоминать, как это они без газа жили. Котельные будут работать практически в автономном режиме. Не надо буртовать уголь, выбрасывать весь этот шлак. Ни дыма, ни копоти…

Экскаватор, под рокот которого мы разговаривали, вынул последний ковш грунта и откатился в сторону, освободив площадку. Группа рабочих тут же начала готовить к работе «Навигатор» — станок для наклонно-направленного бурения скважины под автодорогой.

— Что-то просека у вас здесь совсем уж узенькая, — удивился я.

— Так это не просека, — отвечает М. Денисов. — Это самонакатанная дорога, проложенная местными жителями. Было принято решение пройти по грунтовке, чтобы лишний лес не вырубать. Мы пытаемся обойтись вообще без просек, за исключением 200 метров в районе асфальтобетонного завода. В Свердловской области, где базируется наше управление, люди любят природу не меньше сибиряков, поэтому моим монтажникам не нужно напоминать о бережном к ней отношении. Это само собой разумеется. Видите, здесь как раз работает подразделение, которое ведёт наклонно-направленное бурение для бестраншейной укладки нефтепровода. Такой способ исключает нарушение земной поверхности, поэтому мы используем его не только для переходов под дорогами, но и под ручьями, болотами.

* * *

Георгий Зарукин доволен работой подрядчиков и жёсткостью, с которой Восточно-Сибирская газовая компания, будучи заказчиком, контролирует реализацию природоохранных положений проекта. Её очевидное стремление свести к минимуму негативное воздействие на сибирскую природу он объясняет просто: «Потому что эта компания наша! Она образована и зарегистрирована в Иркутской области».

— Население не ошиблось, поддержав ВСГК, — уверенно говорит мэр района. — Газ нам нужен сегодня, а не в 2015 году, как предлагали другие. Восточно-Сибирская компания понимает интересы наших охотников, интересы местного населения, для которого окружающая тайга — не просто лес, это среда нашего обитания. Жигаловский зверопромхоз до сих пор поддерживает с компанией постоянные контакты, установленные ещё в период подготовки к первым общественным слушаниям. Они вместе решают, как можно ослабить, минимизировать влияние стройки на таёжный животный мир, какие принять совместные меры, чтобы сохранить эту среду.

Добрые слова жигаловского мэра в адрес ВСГК, как понял я из нашего обстоятельного разговора, вовсе не означают, что отношения местной власти с газовиками совершенно бесконфликтны, так же ровны и спокойны, как течение Лены в том месте, где пересёк её недавно магистральный газопровод. Есть в этих отношениях и шиверы, и водовороты, и подводные камни. Но гораздо важнее сегодня, что Восточно-Сибирская газовая компания, рождённая у нас, пока ещё не украдена. Она остаётся нашей не только по названию, но и по своей сути, по духу. Поэтому и газовики в лице заказчика, и население в лице местной власти умеют слушать и слышать друг друга. Умеют вместе проходить бурные шиверы, обходить подводные камни и водовороты. Вместе это сделать проще.

Вот и директор зверопромхоза Иван Алфёров подтверждает, что серьёзных претензий к газовикам у него нет, но есть серьёзные пожелания.

— Мы являемся самым крупным охотпользователем района, поэтому нас напрямую касаются экологические последствия газификации. Сам газопровод, поскольку он прокладывается под землёй, существенного влияния на животный мир не окажет. Тем более что рекультивация, как мы видим, проводится вовремя и качественно. Но вот процесс строительства и автодорога, сделавшая тайгу более доступной для посторонних, влияют больше, чем предполагалось. Мы наблюдали: автомобильная дорога для зверя, как для крупного, так и для мелкого, — серьёзное препятствие. Соболь и медведь дорогу не переходят. Копытные — переходят, но с очень большой осторожностью. Значит, нужно обустраивать специальные переходы. И не в тех местах, где их удобно сделать, а там, где звери ходить привыкли…

Иван Николаевич рассказал об активном сотрудничестве охотников с фирмой «ФРЭКОМ», обеспечивающей экологическое сопровождение проекта, о созданной на базе зверопромхоза с их помощью группе, ведущей мониторинг за животным миром в зоне строительства. С помощью систематических наблюдений, к примеру, должны быть определены конкретные места, где необходимо обустройство перехода для диких животных через линию газопровода. Рассказал и об обострившейся, в связи с прокладкой автодороги в посёлок Магистральный, проблеме браконьерства. Директор зверо-промхоза считает, что для защиты жигаловской тайги, ставшей благодаря стройке более доступной, здесь необходимо создать егерскую службу.

— У нас есть классные специалисты, способные организовать надёжную защиту этих мест от браконьеров, но нет денег на создание егерской службы. Помощь газовиков в этом плане была бы очень кстати. Ну, а газопровод, — Иван Николаевич разводит руками. — Я и сам жду его с нетерпением. Я же местный, и мы уж лет десять слышим разговоры о нём. Всё говорили, говорили впустую. А теперь мы видим, что благодаря ВСГК газ действительно будет. Ну почему же нам не использовать то богатство, на котором сидим. Компания приняла правильное решение — вначале обеспечить чистым топливом Прибайкалье, а уж потом «излишки» можно будет и за границу продать. С нефтью-то в России, судя по ценам на ГСМ, всё наоборот получается.

На снимках: трубопровод через Лену;

М. Денисов, замначальника СМУ-3 ЗАО «Газмонтаж» Фото автора

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector