издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Владимир Наумов: «Мы заработаем на реформе электроэнергетики»

В конце 2005 года ОАО «Фонд «Энергия-инвест» (бывший крупнейший региональный чековый инвестиционный фонд) начал процедуру реорганизации в паевой инвестиционный фонд (ПИФ). В апреле 2007 она вступила в свою заключительную фазу. С начала нынешнего года ПИФ «Энергия-Инвест» активно ведёт себя на фондовом рынке, уже заработав своим пайщикам доходность в первом квартале 17,5%. О том, как идёт ликвидация ОАО «Фонд «Энергия-инвест», за 13 лет увеличившего каждый рубль своих акционеров в 410 раз, о стратегических задачах ПИФа «Энергия-Инвест» корреспонденту «Конкурента» НАТАЛЬЕ МИЧУРИНОЙ рассказал создатель и бессменный руководитель Фонда «Энергия-инвест», а ныне совладелец управляющей компании «Энергия-Инвест» Владимир Наумов.

— Вы пробовали подвести итог тринадцатилетней работы Фонда «Энергия-Инвест»?

— К последнему собранию акционеров мы подвели итоги работы нашего фонда. Получается, что люди, принёсшие нам ваучер, получили на него доход от 6014 рублей 60 копеек до 9021 рубля 90 копеек в зависимости от количества полученных акций. Большинству мы выдали по 15 акций на один приватизационный чек, но те, кто обратился к нам в последние дни приватизации — в середине 1994 года, получили уже по 10. В 1993-94 годах биржевая стоимость ваучера составляла около 22 тыс. неденоминированных рублей, хотя в Иркутске по такой цене продать его было практически невозможно. Но даже если брать для расчёта биржевую цену ваучера, получается, что вложенный нашими акционерами рубль обеспечил доходность от 274 до 410 раз. Если считать в долларовом выражении, то в 55 раз. С полной ответственностью могу сказать, что в России чековых фондов, давших такую доходность, не наберётся и десятка, а их было создано более 650. В своё время мы исходили из того предположения, что пенсионеры, работники бюджетной сферы не смогут сами распорядиться чеками и им поможет профессиональный управляющий.

— Какие позитивные и негативные моменты вы видите в реорганизации?

— Идея реорганизации возникла лет семь-восемь назад. Мы наблюдали за рынком и видели, что фонды «ЛУКОЙЛ» и «Альфа-Капитал» прошли через процедуру преобразования из чековых фондов в паевые. Мы, конечно же, оценивали плюсы и минусы, связанные с этим. Один из минусов — издержки, в том числе налоговые, связанные с передачей активов. Мы должны были продать пакеты акций, которые собирали довольно давно, со значительной налоговой нагрузкой.

Однако переход из акционерной в паевую собственность имеет много преимуществ, прежде всего с точки зрения более щадящего налогообложения, снижения издержек на процедурные вопросы, связанные с функционированием акционерного общества как такового и защищённости. Кроме того, думаю, что модель ПИФа гораздо честнее, здесь инвесторы «голосуют ногами», в то время как в акционерном обществе миноритарным акционерам влиять на политику общества довольно проблематично.

— На какой стадии находится сейчас реорганизация ОАО «Фонд «Энергия-Инвест»?

— Принято решение собрания акционеров о ликвидации акционерного общества. В фонде осталось активов чуть более 20 млн. рублей. Большая часть из них будет выплачена в виде последних дивидендов паями ПИФа «Энергия-инвест». Одновременно с работой ликвидационной комиссии приступили к проверке налоговые органы. Трудно сказать о дате, когда эти работы могут быть завершены. Полагаю, что это продлится не менее полугода.

— Ликвидационные процедуры могут повлиять на работу паевого фонда?

— Никоим образом. Мы предусмотрели возможные расходы в связи с ликвидацией и оставили деньги на проведение ещё двух собраний акционеров. Они будут проводиться в заочной форме и должны будут утвердить промежуточный ликвидационный баланс и окончательный ликвидационный баланс общества. В этом году за акционерным обществом также сохранятся расходы на ведение реестра — около 400 тыс. рублей.

Теперь фокус наших интересов сместился на паевой инвестиционный фонд. Надо сказать, что он существует достаточно давно. Мы начинали в 2000 году с минимальными активами, порядка 5-6 миллионов рублей. Отрабатывали технологию, готовили персонал. А после того, как в 2005 году было принято решение о переводе активов (а речь идёт о более чем 700 млн. рублей) из акционерного капитала в паевую форму, начали более свободно действовать на рынке.

— Как ваши акционеры воспринимают идею реорганизации?

— Её поддержку уже подтвердило собрание акционеров. Более того, владельцам ценных бумаг ОАО «Фонд «Энергия-Инвест» уже выплачены инвестиционные паи интервального ПИФа, активами которого управляет ООО «Управляющая компания «Энергия-Инвест». Примерно половина наших акционеров подали должным образом оформленные документы, и паи уже зачислены на их лицевые счета. А тем из акционеров, кто этого ещё не сделал, надо заполнить некоторые документы и получить свои паи. Сейчас они находятся в депозитарии ЗАО «БФД» на счёте неустановленных лиц.

Мы намеренно сохранили преемственность даже в названии. Некоторые из владельцев акций Фонда «Энергия-Инвест» не понимают, зачем обязательно ликвидировать общество. Сохранять его нет смысла. Прибыли оно не приносит, а расходов требует значительных, например, расходы на ведение реестра — 400 тыс. рублей в год, на проведение каждого из собраний акционеров — около 1 млн. рублей. А ликвидация акционерного общества не означает ликвидацию проекта.

Наши акционеры, большая часть которых пенсионного возраста, привыкли получать стабильный доход на акции. Мы на протяжении нескольких лет выплачивали дивиденды по 21 рублю на акцию. В качестве доходов по паям мы не можем гарантировать определённые суммы. Но у нас в некотором смысле появилась большая свобода действий: мы можем сфокусироваться на наших инвестиционных планах и обеспечить больший доход, чем раньше.

Но всё-таки большинство беспокоит усложнившаяся процедура получения дохода по паям ПИФа. Более половины наших акционеров, перешедших в статус пайщиков, — иркутяне, ангарчане и жители Шелехова. Для них будет несложно погасить паи, приехав в наш офис. А остальным придётся направлять нотариально заверенные бумаги с просьбой погасить паи. Для определённой части людей эта процедура, наверно, покажется сложной. К ней надо привыкнуть. В этом есть элемент определённой инвестиционной культуры. Всей стране надо учиться инвестиционной грамотности.

— Не одна компания бьётся над проблемой ликвидации инвестиционной безграмотности. Вы какие шаги в этом направлении собираетесь пред-принимать?

— Мы собираемся для своих и потенциальных пайщиков провести серию семинаров. Заверяю вас, это будет не рекламная акция. Мы хотим рассказать о том, что сейчас частному инвестору предлагает рынок. Как правило, в таких ситуациях принято отталкиваться от доходности вкладов в Сбербанке. Недавно Сбербанк снизил доходность по депозитам на полтора процента, до 7,5% годовых: это чуть ниже инфляции, но с минимальными рисками. Наша задача — с более высокими рисками обеспечить более высокий доход. В первом квартале мы получили доходность 17,59% (68% годовых).

— Вы заинтересованы в привлечении новых пайщиков. На какую категорию населения вы рассчитываете?

— Полагаю, что это люди, сделавшие сознательный выбор в пользу паёв нашего фонда. Рынок ПИФов развивается стремительно. В Москве, например, в период интервалов люди готовы стоять в очередях часами за доходы в размере 70% годовых, некоторые покупают паи на последние деньги. Думаю, не все способны трезво оценить ситуацию и риски. Надо понимать, что основные сливки на рынке уже сняты. Сейчас золотых жил и возможностей спекуляций становится всё меньше и меньше. Но благодаря опыту нашего управляющего Андрея Кельчевского мы не золотую, а, по крайней мере, серебряную жилу нашли. И совершенно убеждены, что на реформе электро-энергетики можем заработать.

— Как это отразилось на структуре активов фонда?

— Ранее у нас порядка 90% активов было в облигациях субъектов федерации. Но сейчас они показывают очень низкую доходность. Мы не делаем на них ставку. Таким образом, гособлигации и облигации крупных корпораций занимают менее половины нашего портфеля. Большая часть активов вложена нами в предприятия электроэнергетики, в том числе в акции РАО «ЕЭС». Мы считаем, что энергокомпании на данный момент недооценены.

— У вас был значительный пакет «Иркутскэнерго». Теперь вы не рассматриваете этот эмитент в качестве объекта приложения инвестиций?

— После того как в 2000 году мы продали достаточно существенный пакет акций, мы вновь вернулись к ним в связи с изменением законодательства и реформированием электроэнергетики. «Иркутскэнерго» — прекрасная компания, она владеет уникальными объектами, такими, как Иркутская ГЭС, а благодаря реформе энергетики она должна будет стать прозрачной и разделиться по видам деятельности. Тогда «Иркутскэнерго» вновь может стать жемчужиной отрасли и фондового рынка.

На правах рекламы

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер