издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Александр Тишанин: «Диктовать условия на лесном рынке должен регион»

Два года назад, 1 августа 2005 года, в Иркутской области была сформирована Байкальская лесная торговая биржа. Она стала первой не только в регионе, но и в России. С момента своего создания проект этот находится под особым контролем губернатора Иркутской области Александра Тишанина. «Работу биржи контролирую сам, каждый день или через день. Если хочешь чего-то добиться, нужно постоянно держать руку на пульсе», - заявил Александр Тишанин в интервью нашей газете и рассказал, почему успешное развитие БЛТБ так важно для Иркутской области.

— Александр Георгиевич, расскажите, как возникла идея создания Байкальской лесной торговой биржи в Иркутской области? Изначально было очень много скептиков, которые утверждали, что это провальная идея.

— Да, очень много было скептиков. Нам говорили: нигде этого нет, и у нас не получится. Но всё получилось. Идея на самом деле не нова. Биржевая торговля существует уже на протяжении 500 лет, и в России в том числе. Правда, трудностей от этого меньше не становится. БЛТБ была сформирована два года назад, а торги на ней начались только в феврале этого года. Проблем было много, и основная из них заключалась в том, что не существовало механизма, который смог бы заставить лесоэкспортёра и покупателя прийти на биржу. Каждый шаг давался с боем. В части организации работы самой биржи, конечно, мы учитывали опыт биржевой торговли в целом. Но специализированного опыта торговли древесиной просто не существовало. Его пришлось нарабатывать с нуля.

Биржа — своего рода катализатор процессов, которые происходят в лесном секторе. Все мы прекрасно знаем, что сегодня цену на древесину нам диктует наш главный экспортёр — Китай. Нам нужно сделать так, чтобы не он нам диктовал условия, а мы ему.

На сегодня главная цель биржевой торговли в том, чтобы поднять цену на древесину хотя бы до приближённой к мировой. Наша ангарская сосна является очень ценной породой дерева. Она продаётся в Пекине в два раза дороже, чем у нас. Потом эта сосна превращается в дощечку, и цена снова растёт. У нас же существует своеобразный демпинг — ворованный, нелегально заготовленный лес стоит просто копейки. При этом его так много, что он, словно гиря, висит на шее у всей отрасли и тянет её вниз.

Если нам удастся поднять цену, возникает другой вопрос — не выгоднее ли перерабатывать круглый лес на месте, то есть в Иркут-ской области? На решение этой проблемы мы должны направить всю политику. Кстати, и дальше будут расти пошлины на вывоз круглого леса. Это ещё один фактор в пользу того, чтобы древесину перерабатывать. Учитывая все эти моменты: ценовую политику, увеличение объёма переработки, с одной стороны, и ликвидацию незаконной лесозаготовки — с другой, мы и пришли к выводу, что проблему можно решить путём создания лесной товарно-сырьевой биржи.

— Уже можно подводить какие-то итоги?

— Конечно, можно. Когда мы вышли на финишную прямую по реализации этого проекта в начале года, то начинали реализацию с 8% от общего объёма продаж. Задачей себе мы тогда поставили увеличить реализацию древесины через биржу до 30%. Сегодня эта задача выполнена. В следующем году наша задача — добиться 100%. Область заготавливает 21-22 млн. кубометров древесины в год. По итогам прошлого года, 68% перерабатывается и 32% приходится на вывоз круглого леса. Вот этот объём мы должны продавать через биржу, не больше и не меньше.

Кстати, цену на древесину мы уже подняли на 40%. Соответственно объём переработки древесины будет возрастать, это вещи взаимосвязанные. В этом году ставим задачу переработать на территории области уже 80% заготавливаемой древесины.

— Думаете, получится?

— Думаю, да. Смотрите, у нас сегодня работает 320 предприятий по лесопереработке. В этом году открывается ещё 12 предприятий, есть определённые планы на следующий год. Формирование лесоперерабатывающей отрасли для нас — насущная необходимость. Во-первых, это формирование новых рабочих мест, значит — увеличится база для НДФЛ. Идём дальше. Если человек ставит пилораму, регистрирует её, начинает платить налог на имущество. Занимается переработкой — повышается добавочная стоимость, это налог с прибыли. Но и это ещё не всё. Биржевая торговля подразумевает создание биржевых складов. Мы начинали с формирования терминалов, тем самым отсекая лесозаготовителей, которые не могут доказать легитимность своего леса. Было сформировано порядка 80 терминалов. Затем на базе этих терминалов были организованы биржевые склады. Естественно, на данном этапе мы уже в состоянии проследить, легально заготовлен лес или нет, мы в состоянии обеспечить безналичный расчёт за древесину, то есть сделать прозрачными денежные потоки. По нашим оценкам, теневой капитал, который кружит в лесу, составляет от 6 до 10 млрд. рублей.

Согласно данным за 2005 год, в Иркутской области нелегально заготовлено 4 млн. кубометров древесины. Нелегально заготовленный лес стоит примерно 50-70 долларов за кубометр. Даже если мы опустим цену до 40 долларов, уже получается 4 млрд. рублей. Добавим к этому недополученную добавочную стоимость, нереально низкую цену на древесину, и цифру можно увеличить в разы. Это деньги, украденные у области, у бюджета, а значит — у каждого из её жителей.

— Нет ли идеи создания межрегиональной биржи?

— Постепенно к бирже стали проявлять интерес другие регионы. В первую очередь, это наши соседи — Чита, Бурятия, Красноярск. Очень большая заинтересованность у северо-западных регионов. Там такие же точно проблемы, как и у нас. Заинтересованы в бирже те страны, которые закупают у нас древесину, — Китай, Япония, Корея.

Наш опыт показывает, что нет смысла создавать эти биржи в каждой области. В соседних регионах мы планируем открыть филиалы БЛТБ. Их формирование уже начато в Чите и Красноярске. Сегодня электронная система торгов позволяет нам создать филиалы и выстроить единую ценовую политику во всём нашем лесозаготовительном регионе. Это и есть наша основная цель. Но для того чтобы её достигнуть, мало усилий одной администрации области, нужно понимание и содействие соответствующих госструктур.

Например, мы никак не можем убедить налоговую службу изменить точку зрения на некоторые ключевые моменты. Например, цена на круглый лес на бирже колеблется в пределах 110-115 долларов за кубометр. Я сомневаюсь, что китайцы покупают лес дешевле. Они покупают его по той же цене, только половина стоимости выплачивается официальным путём, а половина — неофициальным. Эти деньги не проходят по документам. Все об этом знают, но никто ничего не делает. Это и является главным камнем преткновения. Если бы налоговая служба взяла за основу цену, которая сформировалась на бирже, мы бы имели совсем другую картину.

— На основании чего налоговая служба может начислить налог со 115 долларов, если человек предъявляет документ о том, что продал товар по 50 долларов?

— Знаете, у нас законодательство такое… вилочное. Недавно у нас было совещание по противодействию коррупции, там как раз обсуждались эти вещи. Можно так сделать, а можно наоборот, и оба варианта — законны. Тут вступает в действие такой фактор, как политическая воля. Налоговая служба могла бы при желании принять котировку с биржи и установить её в качестве официальной стоимости, с которой исчислялись бы налоги. То же самое касается и таможни. Подумайте, только на заниженной цене мы теряем от 1,5 до 2 млрд. рублей. Кажется, мы все заинтересованы в том, чтобы бюджет наполнялся. Это — дороги, социальные программы и так далее.

— Кстати, о лесных дорогах. Ведь это тоже большая проблема.

— Проблема. Но кто их должен делать? Лесозаготовители. У нас же этих лесозаготовителей полторы тысячи. В основной своей массе это маломощные предприятия, которые едва сводят концы с концами. Только единицы в состоянии пробить дорогу на лесосеки, поставить охрану, исключить возгорание леса. Нормальный лесопользователь заботится о своём лесофонде. Как правило, участок выделяется на 49 лет, и лесозаготовитель ни себе, ни другим не позволит на лесосеке оставлять промасленную ветошь, вершинник, мусор, от которых по статистике происходит большинство пожаров. Но обеспечить всё это могут немногие. Когда лесозаготовителей полторы тысячи, все они мелкие, каждый заготавливает и отгружает по одному — два вагона в месяц, что он может себе позволить? Да ничего.

Я думаю, и власти, и Союзу лесопромышленников выгодно в какой-то степени монополизировать отрасль. Пускай игроков будет меньше, но они будут сильнее. Вот тогда можно будет говорить и о дорогах. Магистральные дороги с твёрдым покрытием нужно приводить в порядок. Но учитывая, что сегодня в области только 30% дорог имеют твёрдое покрытие, уповать на то, что кто-то придёт и станет за нас что-то делать, — наивно. Отношения нужно строить на принципах частно-государственного партнёрства. А нашего частника только предстоит вырастить и воспитать. Поэтому чем мощнее лесозаготовитель, чем крепче у него финансовое состояние и материально-техническая база, тем выгоднее государству.

— Вопрос по лесной полиции. Она эффективна на сегодня или нет?

— Смотрите сами. В лесной полиции служит 100 человек. Они экипированы, в их распоряжении техника, радиостанция и так далее. При этом за первое полугодие 2007 года лесной полицией выявлено всего 718 преступлений, связанных с незаконной заготовкой леса. Это менее одного преступления на одного сотрудника в месяц. Эффективно это или нет?

Мы знаем, где грузится лес, знаем «пятаки», где он перепродаётся. Стоило только поднять шум по поводу поста ГИБДД со стороны Качугского тракта, на въезде в город, где раньше стояла вереница лесовозов, и «торговля» сразу переместилась в другое место — на Александровский тракт, к посёлку Кирова. Спрашивается, если мы всё это знаем, какой резон бегать по делянкам, отнимать бензопилы? Гораздо проще около такого «пятака» выставить заслоны и начать проверку.

— В таком случае каковы перспективы этого подразделения? Оно будет упразднено?

— Скорее всего, да. Потому что бюджетные деньги идут в никуда. Она не покрывает даже расходы на своё содержание. Это подразделение милиции общественной безопасности, её можно озадачить проблемами, которые она действительно сможет решить. Например, у нас есть серьёзные проблемы, связанные с организацией дорожного движения. В области наблюдается колоссальный рост ДТП. Что касается предотвращения незаконной заготовки древесины, мы делаем ставку прежде всего на административный ресурс.

Лесопромышленники, которые работают через биржу, имеют некоторые преференции на железной дороге. Железная дорога по определению обязана всем подавать вагоны. Но ведь их можно подавать по-разному, во-время или не вовремя, ритмично или нет. Есть свои тонкости в любом деле.

— В регионе у нас много скептиков. Но есть и другие оценки. Например, на уровне федерации тема лесной биржи вызывает неизменный интерес.

— Я докладывал о работе биржи и на заседании Правительства, и лично премьер-министру, и неизменно эта тема становилась одной из самых актуальных. Да и как иначе она может быть оценена? Президент Владимир Путин неоднократно критиковал слабый рост переработки древесины в стране. В самом деле, сколько можно вывозить древесину в круглом виде?

Это всех возмущает, но при этом, извините, никто ничего не делает. Начинать с чего-то нужно, и делать это постепенно, шаг за шагом. Но дорога эта длинная. Невозможно из первобытнообщинного строя сразу пере-прыгнуть в капитализм. У нас в лесу сегодня именно первобытный строй. В части организации биржи нам в буквальном смысле приходится таранить ситуацию. Потому что здесь, в области, сторонников не так уж и много. Основной наш сторонник — население. Люди знают ситуацию и надеются, что мы её переломим.

Не исключено, что вызову на себя чей-то гнев, но я склонен называть вещи своими именами. Даже те федеральные структуры, которым по определению положено этим заниматься, бездействуют. Например, прокуратура, милиция, антимонопольная служба. Лесозаготовитель, которому мы пытаемся ставить хоть какой-то заслон, обращается с жалобой в антимонопольную службу, милицию, прокуратуру, и оттуда неминуемо идёт предписание в наш адрес — прекратить, устранить недостатки в работе. Между тем у нас до сих пор ни одного «лесного» дела не доведено до суда. Это о чём-то говорит? Как заготавливали нелегально древесину, так её и заготавливают. Коррупция просто разъедает отрасль. Чтобы получить лесофонд, нужно кому-то дать. Чтобы вывезти древесину из леса, нужно снова дать, и так на каждом звене цепочки.

Тем не менее только на прошлых торгах мы продали 31 тысячу кубов круглого леса. Для большей наглядности скажу, что это около пяти поездов. Это примерно 42% общих продаж за неделю.

— Дешёвый лес можно купить не только у перекупщиков. Государственные предприятия — лесхозы — совершенно легально продают лес на порядок дешевле, чем он стоит на бирже.

— С 1 января будущего года по всей стране лесхозы будут упразднены. На их месте будут созданы лесничества, которые станут заниматься чисто государственными задачами — охраной лесов, управлением лесными ресурсами. А хозяйственной деятельностью станут заниматься коммерческие предприятия на общих основаниях. Государство не должно заниматься коммерческой деятельностью. Это прямой путь к коррупции. Лесхозы обычно продают древесину просто за копейки. Какое право имеет госпредприятие реализовывать древесину за копейки, когда есть биржа? Ошибка в том, что лесхоз в его нынешнем виде занимается и государственными функциями, и хозяйственными. То есть одной рукой он охраняет лес, а другой — заготавливает и продаёт. Нужно эти функции отделить, как это делается во всех отраслях. Так что и эта проблема будет решена.

У нас сегодня есть организации, на которые мы можем опереться, это костяк нашей лесозаготовительной отрасли. Пока их меньше, чем хотелось бы. При каждом случае мы стараемся их представить за пределами области, будь то выставка в Каннах, в Пекине или экономический форум в Питере. Определённые результаты это даёт. Открываются новые производства по глубокой переработке древесины. Боюсь загадывать, но я уверен, что в недалёком будущем на плаву останется только тот, кто уже сегодня задумается об улучшении качества переработки древесины. Нужно не просто перерабатывать лес, но делать это качественно и на хорошем оборудовании. Пиломатериал, произведённый на оборудовании времён царя гороха, вос-требован не будет.

Беседовала Елена ТРИФОНОВА, «Восточно-Сибирская правда»

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное