издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пункт особого населения

Профессия нефтяника для Иркутской области — новая и неиз-вестная. Специалисты съезжаются с разных регионов России и из-за рубежа на освоение одного из крупнейших месторождений в регионе — Верхнечонского нефтегазоконденсатного (ВЧ НГКМ). За несколько лет его разработки на территории самого малонаселённого в области Катангского района возникли вахтовые посёлки, где сейчас проживают около двух тысяч человек. Узнать, чем отличается жизнь на нефтепромысле от жизни на «большой земле», почему нефтяникам на буровых бывает сложно найти общий язык и куда пойдёт осенью иркутская нефть, на месторождение отправились ЕКАТЕРИНА АРБУЗОВА и ДМИТРИЙ ДМИТРИЕВ.

Безымянный посёлок

От Иркутска до Верхнечонского месторождения 921 километр. Так обозначено на стелле перед входом в вахтовый жилой посёлок. «Это если по прямой на карте», — пояснили наши провожатые. На деле нам пришлось лететь два часа до Киренска на самолёте, оттуда — ещё час сорок на вертолёте до Катангского района, где находится нефтяной промысел.

Первое, что видим по приезде, — вагончики временного посёлка и машину частного охранного агентства, которое следит за местным порядком. Далее переходим в центральный вахтовый жилой посёлок. Вместо названия для него используется неблагозвучная производственная аббревиатура ВЖП. Посёлок почти весь жёлто-зеленый. Со временем он будет переведён на цветовую гамму недропользователя ОАО «Верхнечонскнефтегаз» (ВЧНГ) — бело-зелёную. Сейчас благоустроенные домики вмещают от 3 до 16 человек: количество проживающих зависит от их должности. В посёлке одновременно отбывают вахту около 500 нефтяников. С началом промышленной добычи чёрного золота населённый пункт разрастётся и там уже будут жить порядка тысячи работников.

«Два года назад на этом месте ещё ничего не было. А сегодня, смотрите, вот, например, общежития. Два уже построены, третье закончим через полторы недели, четвёртое в стадии строительства», — рассказывает по пути в гостиницу заместитель директора нефтепромысла Альберт Гильфанов и добавляет, что даже при таких темпах их обвиняют в медлительности. «Да вы в Иркутск приезжайте строить», — пошутили журналисты. В планах у ВЧНГ возвести здесь ещё спорткомплекс и административное здание. Пару лет назад здесь не было и связи, кроме спутниковой. Недавно перспективность растущего рынка на севере области оценил сотовый оператор. В начале года на месторождение «зашёл» «МТС». Правда, связь с «большой землёй» обходится промысловикам дороже, чем абонентам в остальных населённых пунктах области.

Всего на месторождении работают около двух тысяч человек. Это лишь в два раза меньше, чем численность населения всей территории Катангского района (по данным Иркстата на 1 января 2007 года, там проживают 4,324 тыс. человек). То есть приезжие нефтяники улучшают демографические показатели самого малонаселённого и самого большого по площади района (139 тыс. кв. километров, пятая часть Иркутской области).

Нефтяники съехались на объект со всей России. Проходим мимо грузовиков — на них номера разных регионов. На месторождении трудятся в основном специалисты из Иркутской области и Западной Сибири. Но непосредственно жителей Катангского района среди сотрудников практически нет. Только 38 человек работают у подрядчиков ВЧНГ. Небольшое количество объясняется низкой профессиональной подготовкой местного населения. Аборигенам пришлось бы тяжело в условиях сухого закона, который соблюдают на нефтепромысле: за употребление алкоголя преду-смотрен штраф в размере 150 тыс. рублей, что сопоставимо с тремя средними месячными зарплатами в компании. Как рассказал гендиректор ВЧНГ Мугаммир Галиуллин, жителей Катангского района два года назад пытались привлекать для валки леса, но большинство местных исчезли практически после первой зарплаты.

Из гостиницы — прямиком в столовую. Когда на раздаче огласили весь список блюд (на первое — несколько видов супов, на второе — шесть вариантов горячего), журналисты удивились. Доставка продуктов на промысел вертолётом обходится компании недёшево: стоимость полёта в оба конца составляет чуть больше 100 тыс. рублей. Ежемесячно вахтовые посёлки потребляют около 80 тонн продовольствия.

Интернациональные кусты

У нефтяников хотя и нестандартный график работы (вахта длится от двух недель до месяца при одиннадцатичасовом рабочем дне), но обед, как у большинства городских, с часу до двух. После законного перерыва нам выдали защитные очки и каски и отправили на первый куст — место, где бурят несколько нефтяных эксплуатационных скважин. Пока на ВЧ НГКМ завершено бурение на втором кусте, идёт бурение на оставшихся трёх. В конце апреля нефтяники приступят к работам на пятом. В этом году по программе на месторождении должны появиться 26 новых скважин, четыре из них уже готовы. «Оттуда нефть потечёт в трубопровод?» — поинтересовался один из журналистов. «Если бы она просто так текла, — ответил Мугаммир Галиуллин. — Нефть приходится перекачивать в трубопровод под высоким давлением». Бурение продолжается даже при температуре ниже пятидесяти градусов и длится от 28 дней до двух месяцев. Одна скважина обходится компании в 3,5 — 7 млн. долларов.

На каждом кусте работают свои подрядчики. Среди них немецкая компания KCA Deutag, американская Nabors, российские «Интегра-Бурение» и «Нижневартовскбурнефть». «Конкуренция на одной площадке подстёгивает подрядчиков», — отметил суперинтендант Камиль Ибрагимов. По его словам, лидируют в трудовом соревновании пока немцы, россияне на втором месте, тройку замыкают американцы.

При этом работа российского подрядчика примерно на 40% дешевле иностранного. «Зато по внешнем виду американские буровые отличаются от наших так же, как, например, этот «джип» от «уазика», — улыбнулся Камиль Ибрагимов и перешёл на английский язык с работниками буровой. Как пояснил подчинённый суперинтенданта, знание иностранных языков — требование необязательное, но Камиль Ибрагимов до этого работал на бурении морских скважин за границей, оттуда и свободное владение языком.

На буровых кроме немцев и американцев есть итальянцы и голландцы. По рассказам, в американском посёлке работает даже повар-мексиканец. «Языковые барьеры преодолеваем так: часть объясняем жестами, часть — на английском и русском», — рассказал один из нефтяников. Правила поведения на кустах — и те для наглядности в виде рисунков. К примеру, на буровой Nabors, судя по значкам, не разрешается иметь монетки и зажигалки в карманах, громко говорить и носить на руках кольца. Таких запретов мы насчитали более сорока.

Золото высшей пробы

Нефть на ВЧ НГКМ добывают пока только для исследований и продажи в небольшом количестве муниципалитетам. В физико-химической лаборатории определили, что, согласно российскому ГОСТу, неподготовленная сырая верхнечонская нефть могла бы претендовать на первую категорию, и только содержание солей в ней нарушает норму. По этому показателю нефть собираются доводить до нормативов на установке подготовки нефти (УПН). На экспорт нефть пойдёт близкой к международной марке Urals, сообщил Мугаммир Галиуллин. То есть регистрация эксклюзивного бренда «Восточно-Сибирская нефть», возможность появления которого ранее обсуждалась, пока не планируется.

К вечеру нас доставили обратно в центральный вахтовый посёлок. Здесь поздно темнеет, поэтому свет зажигают только после девяти. Сейчас подачу электричества в посёлок обеспечивают дизельные генераторы. Через два месяца компания рассчитывает запустить энергоцентр собственных нужд (ЭСН — 1) на 6,6 МВт. На ЭСН, предположительно, компания будет утилизировать попутный газ (ЭСН может работать на смеси газа и нефти в пропорции 85% и 15% соответственно). В стадии проектирования находится второй энергоцентр на 26,6 МВт.

На чужой территории

Когда вертолёт, ставший для нас за пару дней привычным видом транспорта, сел посреди огромной площадки, журналисты не сразу поняли, что они уже за пределами Иркутской области. Мы оказались на юго-западе Якутии, на территории горного отвода Талаканского нефтегазоконденсатного месторождения, которое осваивается «Сургутнефтегазом».

Именно отсюда верхнечонская нефть будет поступать на нефтеперекачивающую станцию (НПС-10) «Транснефти» и далее — в нефтепроводную систему «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО). К слову, от площадки, где мы находились, до врезки в ВСТО всего полтора километра. К осени на участке ВЧНГ планирует завершить монтаж приёмосдаточного пункта. Тут же будут стоять резервуары для хранения сырья общим объёмом 20 тыс. кубов.

Сейчас к этому месту уже подведён трубопровод от ВЧ НГКМ. Укладывать линейную часть трубы протяжённостью 85 км, диаметром 530 мм и стоимостью 1,25 млрд. рублей подрядчики закончили несколько дней назад. Под конец путешествия журналистам показали, как происходит укладка оставшейся части трубы до НПС-10. Для этого мы проследовали на противоположную сторону площадки по оттаявшей северной грязи: в тот день в Якутии было едва ли не теплее, чем на юге Иркутской области. С окончательным наступлением весны нефтяники начнут испытания трубопровода, а в сентябре намерены пустить по нему нефть.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное