издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Захватывающий план

Земельные рейдеры пытаются заработать на участках, предназначенных под строительство

Земельные рейдеры всё чаще возникают на пути властей, застройщиков и энергетиков. Предприимчивые граждане скупают участки на территории строительных проектов компаний и требуют с них плату за пользование землёй в 1,5 – 2 раза выше рыночной. Докопаться до эффективного способа борьбы с земельным вымогательством затрудняются даже городские и региональные чиновники. Проблемы с выкупом участков уже поставили под угрозу завершение строительства нового моста через Ангару. В Минтрансе грозят прекратить финансирование из федеральной казны моста в областном центре в случае, если местным властям до конца этого года не удастся договориться с землевладельцами.

Как заявил в минувшую субботу министр транспорта Игорь Левитин, продолжать работы на новом мостовом переходе через Ангару в Иркутске не имеет смысла, потому что строители «упираются в частную землю, по продаже которой ещё не достигнуты договорённости». «Если городом не будут приняты меры уже в этом году по выкупу земель, мы будем вынуждены законсервировать строительство», – отметил министр. В ответ на это вице-мэр Иркутска Николай Хиценко сообщил, что в 2008 году с правого берега Ангары до улицы Коммунистической планируется снести 11 домов, по 9 из которых «уже достигнута полная договорённость». Новым жильём мэрия рассчитывает обеспечить все 20 семей, проживающих в этих домах. В начале 2009 года строители получат возможность работать на участке правобережной развязки моста, заверил Хиценко.

Реализация многих проектов в Иркутске и регионе тормозится из-за «чёрных риэлторов», которые выкупают земли, а потом продают их втридорога, сообщила директор департамента градостроительной деятельности и дорожного хозяйства Иркутской области Рита Низамова. По её мнению, проблема возникла из-за того, что в регионе на кадастровом учёте стоит не более 5% земель. «Отсюда земельная чехарда, масса самостроев. А по закону преимущество на оформление земли в собственность получает тот, чьи строения находятся на участке», – рассказала Рита Низамова.

Чаще других с земельными рейдерами сталкиваются застройщики Иркутска. «Как только становится известно о готовящемся проекте, рейдеры выкупают доли в деревянных домах вместе с землёй. Причём обычно совершают сделки дарения, чтобы не афишировать деньги. После этого требуют за собственность в 1,5–2 раза больше её рыночной стоимости», – рассказал «Конкуренту» директор одной из компаний, ведущей строительство в Свердловском районе. По его словам, эта схема действует около двух лет. Как правило, по ней работают командами по два–три человека. Это хорошо образованные молодые люди в возрасте от 30 лет. Застройщики окрестили их «беловоротничковыми ребятами, которые умеют вести переговоры». Однако идти на поводу у рейдеров большинство из них отказываются. «Если мы согласимся на все условия, то на полученные деньги предприимчивый гражданин купит ещё один участок на той же территории. Мы предпочитаем обходить захваченные дома стороной даже в ущерб проекту», – сказал источник «Конкурента».

Под рейдерские удары попадают и объекты инфраструктуры. Так, по информации Низамовой, в Шелеховском районе возникли проблемы при строительстве объездной дороги вокруг Иркутска. Территория не была зарезервирована заранее, поэтому на пути подрядчиков появились новые собственники и землепользователи. Впрочем, подобные захваты происходят даже на заранее согласованных участках. Как стало известно «Конкуренту», при строительстве линии электропередачи для пятой серии на ОАО «Иркутский алюминиевый завод» (ИркАЗ) неожиданно обнаружились владельцы участка прямо на пути ЛЭП. Землю выкупили два шелеховских предпринимателя, причём уже после того, как был согласован акт прохождения трассы. За несколько соток земли бизнесмены потребовали порядка 70 млн. рублей. Сейчас с новоиспечёнными землевладельцами выясняет отношения руководство ИркАЗа. «Очевидно, что здесь не обходится без содействия рейдерам органов местного самоуправления, ведь это они занимаются землеотводами», – считает Рита Низамова. В других районах иногородние компании скупают по дешёвке у деревенских жителей их земельные доли, вероятно, с надеждой в будущем сработать по той же схеме, что и шелеховчане. Способы застолбить выгодный участок доходят до абсурда. К примеру, перед офисом Байкальского банка Сбербанка РФ (на пересечении улиц Нижней набережной и Декабрьских событий) «за одну ночь» аккуратно вырос сарай из гофролиста. Площадка предназначалась под парковку банка, однако до сих пор не отведена мэрией из–за самодельной «новостройки».

Жертвы земельных вымогателей пытаются разрешить конфликты в судебном порядке. «У нас почти год длится процесс по одному из выкупленных домов», – рассказал застройщик из Свердловского района. По остальным описанным случаям иски уже либо поданы в суд, либо находятся в стадии подготовки. Правовое решение проблемы – это длительный процесс, который затягивается до 3–5 лет, отметил генеральный директор ЗАО «Труд» Сергей Тен. Его компания занимается строительством объездной дороги вокруг Иркутска, а также подъездных путей к новому мосту в областном центре. «Насколько мне известно, в прошлом году заказчики мостового перехода готовились подать в суд на собственников и арендаторов участков. Но изъятие государством земли может занять массу времени и увеличить сроки строительства», – рассказал Тен. К тому же маловероятно, что истец получит положительное решение в суде. «В Жилищном кодексе не предусмотрена защита от таких захватов, а рейдеры прикрываются документами, демонстрируя, что у них всё легитимно. Они просто выкупают землю и имеют на это право», – добавила Низамова.

Правовым механизмам заказчики предпочитают более эффективный «процесс убеждения» рейдеров. Эксперты полагают, что правовая культура в стране ещё не настолько высока, чтобы все проблемы решались законным путём. Очевидно, поэтому компании и государственные учреждения категорически отказываются даже от неофициальных комментариев на предмет земельного рейдерства. Собеседники «Конкурента» допускают, что в ситуации, когда собственник требует за участок неадекватную цену, потому что знает, что перенос объекта обойдётся заказчику ещё дороже, включаются в том числе «силовые механизмы убеждения».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер