издательская группа
Восточно-Сибирская правда

По квазибанковскому счёту

Глава ИФЦ может понести наказание не за мошенничество, а за незаконную банковскую деятельность

Иркутский фондовый центр (ИФЦ) снова прекратил выплаты своим вкладчикам. На этот раз причиной стало заключение под стражу на два месяца генерального директора ИФЦ Алексея Решетникова. Сотрудники правоохранительных органов посчитали, что тот не выполняет своих обязательств перед вкладчиками по возвращению долгов и решили искать способы погашения задолженности ИФЦ самостоятельно. Между тем, по мнению эксперта комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Олега Иванова, претензии можно предъявлять не только обвинённому в мошенничестве предпринимателю, но также силовикам и чиновникам, которые вовремя не заметили в деятельности ИФЦ нарушений закона о банковской деятельности.

Алексей Решетников был задержан ещё 25 июля около четырёх часов дня в здании Главного следственного управления ГУВД и помещён в Иркутское СИЗО. 28 июля Кировский суд города Иркутска вынес решение о заключении Решетникова под стражу сроком на два месяца по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах (часть 4 статьи 159 УК, которая предусматривает тюремное наказание на срок от 5 до 10 лет).

Как рассказал адвокат Решетникова Сергей Позякин, во время допроса в четверг 24 июля его подзащитному пообещали дать возможность копировать информацию с компьютеров центра, находящихся у следствия. Однако вечером того же дня следователь позвонила Решетникову и попросила прийти в пятницу с адвокатом. В ИФЦ рассказали, что «после пятничного допроса Алексей сказал по телефону: «Мне только что сообщили об изменении меры пересечения, кажется, меня арестовывают». После этого с ним не было возможности связаться». Коллеги Решетникова говорят о неожиданности ареста. «Сотрудники правоохранительных органов во время последних встреч предупреждали, что усилят допросы, но на вопрос, не боится ли Алексей того, что его задержат, он уверенно ответил «нет», – отметил один из коллег задержанного. С середины апреля Решетников даже не находился под подпиской о невыезде и никаких мер пресечения в отношении него не применялось. Заместитель генерального директора ОАО «ИФЦ» Андрей Кузнецов, говоря об основаниях для задержания своего шефа, процитировал решение Кировского районного суда: «Оставаясь на свободе, обвиняемый занимается преступной деятельностью, препятствует производству дела и представляет опасность для общества».

В ИФЦ с решением суда не согласны и собираются его обжаловать. Сергей Позякин в среду подал кассационную жалобу в суд, впрочем, признался: «Маловероятно, что она будет удовлетворена».

Сотрудники ИФЦ рассчитывают на более решительную юридическую поддержку от адвоката Ольги Макаровой, известной тем, что она защищала бывшего главу АО «МММ» Сергея Мавроди. По информации источника из ИФЦ, сын Макаровой учился вместе с Решетниковым, поэтому вполне вероятно, что московская адвокат приедет в Иркутск для защиты директора фондового центра. В защиту своего должника выступили даже заимодавцы. Инициативная группа вкладчиков в составе 11 человек направляла ходатайство в Кировский суд о незаключении Решетникова под стражу, но там документ не приняли. Сейчас группа, которую возглавил Виталий Горбачёв, собирается обращаться к врио губернатора Приангарья, прокурору области и председателю областного суда.

В понедельник в шесть вечера офис ИФЦ в присутствии журналистов был опечатан. Центр прекратил выплаты своим клиентам и перерегистрацию договоров. «Право последней подписи имеет только Решетников как генеральный директор фондового и расчётного центров, поэтому до тех пор, пока он не окажется на свободе, предприятие не может вести никакой деятельности», – заявил Андрей Кузнецов. Перестал работать даже сайт фондового центра – сотрудники ИФЦ объясняют это окончанием его регистрации.

Сроки реструктуризации задолженности ИФЦ перед вкладчиками с начала сентября передвигаются на неопределённое время, так же как и погашение долга, равного двум с половиной миллиардам рублей. По словам Кузнецова, переоформлено около четырёх тысяч договоров – это 70% от их общего числа, и выплачено примерно два миллиона рублей. Напомним, выплаты производились еженедельно, каждый понедельник группам по 600 человек на счета поступало по 0,1% от тела вклада.

В ИФЦ также прекратилось привлечение средств. Кузнецов сообщил, что в понедельник на счёт центра должны были поступить 100 млн. рублей от частных инвесторов для размещения на фондовом рынке, но в отсутствии Решетникова они отказалась переводить средства. Дополнительные вложения в ИФЦ обеспечивают только физические лица, чьи имена не разглашают. В центре утверждают, что конечные доходы предприятие получает от игры на бирже. Между тем в органах следствия ранее заявляли, что основная часть средств размещалась в иных инструментах, а на бирже «крутилось около 50 млн. рублей». Сейчас, по словам Андрея Кузнецова, «на бирже есть некоторая сумма, которую не будут оттуда выводить, однако новых поступлений до освобождения Алексея Решетникова не предполагается».

На сайте ГУВД по Иркутской области (дело из ведения отдела по борьбе с экономическими преступлениями Иркутска передали в областное Управление по борьбе с организованной преступностью. – «Конкурент») доступен комментарий по факту задержания Решетникова. В официальном сообщении со ссылкой на начальника Главного следственного управления при ГУВД по области генерал-майора юстиции Андрея Игнатенко говорится, что «общее количество обманутых вкладчиков составило порядка двух тысяч человек, а сумма вложенных денежных средств потерпевшими превысила два миллиарда рублей».

Начальник следственной части следственного управления при ГУВД Игорь Лукашевский в беседе с корреспондентом «Конкурента» добавил, что «Решетников в течение пяти месяцев не предпринимал никаких действий для того, чтобы вернуть вкладчикам деньги». Наш собеседник считает, что сумма выплат вкладчикам, озвученная в ИФЦ, – около двух миллионов рублей – слишком завышена. Срок содержания Решетникова под стражей может быть продлён, заметил Игорь Лукашевский. Конечной целью правоохранительных органов является возвращение потерпевшим вложенных в ИФЦ средств, заявил он. Методы достижения цели он раскрывать не захотел, сообщив, что «у нас на этот счёт есть свои соображения».

Эксперт комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Олег Иванов, ознакомившись с договором займа и договором перевода долга, который ИФЦ заключал со своим вкладчиками, сообщил, что доказать виновность господина Решетникова в совершении мошенничества в особо крупном размере будет непросто. Здесь налицо все признаки незаконной банковской деятельности, уверен Олег Иванов. «Мошенничество предполагает умысел. Я же вполне допускаю, что Решетников действовал вначале добросовестно, но просчитался, надеясь на баснословную прибыль. Рынок ценных бумаг, например, в 2006 году вырос на 80%, так что, обещая инвесторам 30% от вкладов, руководитель ИФЦ рассчитывал заработать 50% (в 2007 году рост был минимальным)», – предположил эксперт.

«Судя по договору, который ИФЦ заключал со своими вкладчиками, операции центра подпадают под понятие банковской деятельности: привлечение денежных средств граждан и размещение их от своего имени», – отметил наш собеседник. По содержанию такой документ, по его мнению, ничем не отличается от договора банковского вклада, хотя и называется формально «договором займа». Но банки для занятия своей деятельностью проходят лицензирование, отбор в систему страхования вкладов, контролируются Центробанком (ЦБ) и Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР). Статья в Уголовном кодексе жёстко карает незаконную банковскую деятельность. «Услуги, которые оказывал ИФЦ вкладчикам – квазибанковские», – пришёл эксперт к выводу. Алексей Решетников не мог об этом не знать, поскольку несколько лет назад сам являлся юристом ФСФР.

Формально фондовый центр может работать только как брокер, то есть оказывать посреднические услуги, например, привлекая деньги граждан и покупая на них ценные бумаги, но никак не играть на бирже, обещая при этом фиксированный доход. Поэтому поразительно, что ни ФСФР, ни правоохранительные органы, ни ЦБ, как только появилась первая реклама, обещающая фиксированные проценты за вклады в ИФЦ, не заинтересовались деятельностью предприятия, недоумевает Иванов. «Ведь пятиминутное прочтение договора позволило бы установить специалисту нарушение законодательства», – утверждает он.

Даже в случае признания Решетникова мошенником вкладчикам ИФЦ, чтобы вернуть свои деньги, необходимо будет в частном порядке обращаться в суд. И не факт, что большинство из них вернут свои деньги, предполагают юристы. После получения положительного решения суда любой клиент ИФЦ может требовать у фондового центра полного погашения долга. Но чтобы не получилось так, что деньги достанутся тому, кто первый прибежит, должен сработать механизм приостановки выплат, составления полного списка кредиторов задолжавшей компании и учёта всего её имущества.

[dme:cats/]

По информации консультанта Кировского районного суда Елены Дунаевой, для взыскания задолженности с ИФЦ 280 человек уже подали заявления в суд, в их пользу было вынесено 266 решений. Однако ни одно из них не удовлетворено. Ещё до заключения Алексей Решетников заявлял, что «даже если судебные приставы опечатают имущество центра, денег хватит на выплаты только одному, причём не самому крупному клиенту». Если средства, привлечённые компанией, вложены в какие-либо инструменты, кроме акций, то достать их без доброй воли Решетникова невозможно, считают эксперты «Конкурента». Наиболее вероятным, на их взгляд, развитием ситуации будет банкротство и распределение средств, полученных от реализации всего незначительного имущества фонда, между кредиторами.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер