издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Скрытый потенциал Ольхона

  • Автор: Александр КОШЕЛЕВ

Ровно три года назад в «столице» Ольхона – посёлке Хужир – был включён символический рубильник: на остров пришла электроэнергия из сетей «Иркутскэнерго». По официальным данным, присоединение Ольхона к электросетям обошлось в 464,2 млн. рублей. Это самый крупный инвестиционный проект, реализованный в сфере энергетики Иркутской области за период с 1993 года. Пусть читатель простит, но без цифр тут не обойтись. Приведу общие затраты к удельным.

Постоянное население острова – около 1500 человек (из них 1200 – в Хужире), значит, на каждого жителя пришлось по 300 тысяч рублей – показатель астрономический! Если принять удельную расчётную мощность1 кВт на человека (это много больше существующих нормативов) и потребление единственного на острове (и во всём районе) промышленного предприятия – Маломорского рыбозавода – 600 кВт, то удельные капиталовложения составят 219 тыс. руб./кВт. Это совершенно несопоставимо с сегодняшней платой для сельских жителей. Низкий тариф «Иркутскэнерго» позволяет себе держать из-за уникальности энергосистемы, где основная доля выработки приходится на ГЭС, капиталовложения в которые давно окупились.

Пока электричество в избытке – случай, вообще говоря, редчайший. Но ведь это не исключает необходимости энергосбережения по большому счёту: за многие сотни километров от ольхонцев дымят трубы угольных электростанций, крутятся на пределе турбины ГЭС, а у длинных ЛЭП большие потери… И есть в Хужире пример энергосбережения, достойный подражания, – это местная школа. Между рамами в окнах натянута специальная плёнка. Абсолютно прозрачная для световых лучей, она не пропускает, отражает тепловое излучение из помещений, а рамы по периферии и в стыках уплотнены напылением – тепловые потери через окна снижены в 2-3 раза. Между батареями отопления и стенами поставлены отражающие теплоэкраны – ещё экономия. Это элементарно, подобное можно – и нужно! – выполнить всем жителям, чтобы уменьшить расход дров на отопление и экономить электроэнергию, не злоупотребляя добротой государства.

В августе 1995 года на территории Байкальской магнито-теллурической обсерватории Института солнечно-земной физики был испытан солнечный теплогенератор конструкции ИСЗФ и Института систем энергетики СО РАН. Установку смонтировали четыре научных сотрудника за два рабочих дня, включая заливку фундамента, оклейку бака кусками пенопласта. Персонал обсерватории и соседствующей метеостанции успешно пользовался солнечным нагревателем воды (принятие душа, стирка белья) несколько лет. При посещении Узуров в ноябре 2007 года установка находилась в нерабочем состоянии: пластиковые шланги, грязевик и лестница отсутствовали. Но коллекторы и бак сохранились в полном порядке, и их можно было вращать, то есть нагреватель сохранил работоспособность, находясь без ухода больше 10 лет.

Примерно в одно время с этим нагревателем в Узурах запустили ветровой электрогенератор мощностью 4 киловатта. Были сомнения, сможет ли этот ветряк с высотой мачты 6 метров и размахом лопастей 7 метров противостоять байкальским ветрам с их крайне высокой неравномерностью, когда полный штиль может чуть ли не мгновенно смениться ураганом со скоростью воздушных потоков больше 20 метров в секунду. Практика эти сомнения развеяла: ветрогенератор успешно трудился четыре года. Но затем сработал «человеческий фактор»: ротор приостановленного за ненадобностью генератора плохо закрепили, и когда «вдруг» рванул сильный ветер, лопасти разбило о мачту.

Возможно, подспудная причина пренебрежения узурским ветряком кроется в наличии более удобной солнечной электростанции на фотоэлектрических преобразователях (ФЭП). От солнечных панелей заряжаются химические аккумуляторы ёмкостью 3600 ампер-часов, от них питается измерительная аппаратура и бытовая электротехника. Летом мощности хватает и для соседней метеостанции, но в пасмурные дни приходится включать дизель. Отечественные панели безотказно работают в Узурах с 1996 года, американские – с 2001-го. Массового применения ФЭПы не находят по одной простой причине – уж больно они дороги, затраты на 1 Вт мощности солнечной электростанции – до 10 долларов.

Кстати, противники ветровых электрогенераторов говорят, в частности, об их вредном акустическом и электромагнитном воздействии. «Вредное воздействие» есть вообще от всего, но, во-первых, его можно нейтрализовать, во-вторых, оно становится ощутимым лишь от мощных установок. Свидетельствую: шелест крыльев узурского ветряка был слышен в домике на расстоянии 50 метров, лишь если специально прислушаться (это несопоставимо с назойливым стрекотом дизеля), звук не действовал на пасущихся и лежащих рядом коров и на птиц (в Узурах обитает стая эндемичных, особо громких галок), а электромагнитное поле ветряка абсолютно не влияет на нежные приборы метеостанции и обсерватории.

Кроме Узуров, альтернативные экологичные источники энергии используются в усадьбе местного предпринимателя Никиты Бенчарова в Хужире. До прихода на остров линии электропередачи у Бенчарова работали солнечный летний душ, панели ФЭП (постояльцы расположенного здесь пансионата могли заряжать солнечным электричеством аккумуляторы фото- и видеокамер) и даже кухонная печь с коническим концентратором – отражателем солнечных лучей. Естественно, электричество от ЛЭП – это удобнее: зачем ловить солнышко при копеечном тарифе на электричество?

В деревне Харанцы, где находится законсервированный до лучших времён аэропорт, в хозяйстве осевшей там семьи Симоны Халеймайер функционировал энергокомплекс коллективного пользования: от модуля ФЭП на двух швейцарских панелях местные жители подзаряжали аккумуляторы экономных лампочек на светодиодах. Приобретённый ветрячок Халеймайеры так и не удосужились запустить до прихода ЛЭП (как отмечалось выше, ветряк требует внимания к обслуживанию), а солнечный комплекс перекочевал в деревню Халгай, куда ЛЭП пока не дотянулась.

Известно, что панель ФЭП была установлена на крыше хужирской поликлиники, где энергии хватало на одну лампочку, потом панель куда-то «ушла». Солнечное электричество имел и Маломорский рыбозавод.

Приход ЛЭП вовсе не перечёркивает использование местных возобновляемых энергоресурсов – дров и солнышка для отопления и нагрева воды и ветра для получения электричества. Островитяне должны помнить, что дотационный тариф на киловатт-часы от ГЭС и тепловых электростанций на материке за сотни километров – это ведь обязательно кончится! Электрическую связь с материком надо использовать по уму, по-хозяйски. Присоединение к энергосистеме сняло главную, объективную трудность использования энергии ветра из-за его неравномерности. Вот в Чехословакии ещё в 1980-х годах у фермеров вошли в моду индивидуальные ГЭС на ручьях, протекающих через их участки: при избытке выработки энергии она отдаётся в электросети, при недостатке оттуда берётся, естественно, на условиях купли-продажи. А ведь Чехословакия не настолько «речная» страна, насколько ветрен Ольхон. И в северной, и в южной частях острова есть точки с очень даже неплохим ветродуем, где ветровые турбины на мачтах и не помешают, и украсят пейзаж. Так вот, энергия от собственных ветряков будет явно ниже цены «длиннопроводного» электричества, когда цена станет значительно более высокой. Более того, островное электричество станет конкурентоспособным как минимум в материковой части Ольхонского района – то есть у жителей острова появится ещё один вид экспортной продукции. И это будет понадёжнее турбизнеса, на который делается ставка.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное