издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Потеряли управление

УФРС впервые решилось на дисквалификацию арбитражных управляющих

Иркутская область, ставшая лидером по количеству жалоб на действия арбитражных управляющих в 2007 году, уже побила прошлогодний рекорд. Число ламентаций за прошедшие семь месяцев превысило 70 штук. В этом году впервые за всё время существования арбитражных управляющих в Иркутской области управление Федеральной регистрационной службы Приангарья (УФРС) настаивало на дисквалификации двух из них. Сами управляющие предпочитают относиться к большинству жалоб «философски», считая, что работа по выводу предприятий из кризиса заранее предполагает конфликты.

Лидер по жалобам

За семь месяцев этого года управлением Федеральной регистрационной службы по Иркутской области (УФРС) было принято на рассмотрение 73 жалобы и обращения на действия арбитражных управляющих, 30 жалоб были признаны обоснованными. Количество заявлений уже превысило прошлогоднее их число – 62. Между тем, по данным на 2007 год, Иркутская область оказалась на первом месте в Сибирском федеральном округе по количеству обращений граждан. На второе место попала Новосибирская область (49 обращений), на третье – Кемеровская (38 обращений).

Руководитель УФРС по Иркутской области Виктор Жердев отметил, что с 2005 года количество жалоб и обращений в отношении арбитражных управляющих возросло в разы. «Раньше жалоб было не больше десятка, специалисты УФРС даже сами приходили на суды и обращались к кредиторам с предложением взаимодействовать со службой. Сейчас люди стали потихоньку разбираться в своих правах», – сказал он. Впрочем, около 80% обращений – это заявления от государственных органов, по большей части от управления Федеральной налоговой службы, тогда как органам местного самоуправления, конкурсным кредиторам и физическим лицам принадлежат 20%.

К концу прошлой недели областным арбитражным судом было рассмотрено 25 заявлений о привлечении арбитражных управляющих к ответственности, 20 из которых было удовлетворено, и нарушителей обязали выплатить штраф. Общая сумма штрафов составила 92 тыс. рублей, сейчас взыскано 84 тыс. рублей. В прошлом году удалось взыскать только 38,5 тыс. рублей из 54,5 тыс. рублей.

Впервые УФРС обратилось в арбитражный суд с заявлением о дисквалификации двух арбитражных управляющих. Эти менеджеры вовремя не опубликовали сведения о признании должников банкротами и открытии в отношении них конкурсного производства и не предоставляли отчётов о ходе конкурсного производства даже после требования арбитражных судов, сообщил Виктор Жердев. В течение года управляющие не раз были оштрафованы. Однако Арбитражный суд Иркутской области в отношении одного из ответчиков ограничился штрафом в максимальном размере (5 тыс. рублей), а дело второго управляющего пока не рассмотрено из-за его болезни. Виктор Жердев подчеркнул, что в отношении этого нарушителя УФРС будет настаивать на дисквалификации, так как управляющий вообще не занимался предприятием.

[ title=»» pos=»abs» width=»45%»]
Стратегически важные для Иркутской области предприятия, по которым в этом году ведутся процедуры банкротства:ООО «Сибирский кедр», ОАО «Осетровый речной порт»,ОАО «Байкальские воды», Усть-Илимский гидролизно-дрожжевой завод,Бирюсинский гидролизный завод, Тулунский гидролизный завод, Иркутский машиностроительный завод, ГУП «Мамслюда»,ОАО Алексеевская ремонтно-эксплуатационная база.

По данным областного арбитражного суда

Начальник отдела по контролю за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Елена Шаткус напомнила, что с начала этого года УФРС может повторно привлечь арбитражного менеджера, не выплатившего в течение 30 суток штраф, к административной ответственности. Несознательному нарушителю придётся отдавать двукратный размер неоплаченного штрафа либо садиться в тюрьму на 15 суток.

Чаще всего нарушения арбитражных управляющих касаются отсутствия договоров дополнительного страхования, несвоевременного опубликования или вовсе неопубликования отчётов о своей деятельности, непроведения кредиторских собраний или проведения их не по месту нахождения кредиторов, сообщил Виктор Жердев. Он рассказал о случае, когда управляющий назначил собрание в своём офисе, тогда как кризисное предприятие и сами кредиторы находились за 400 км. «Я приехал в этот офис и, естественно, никого, кроме самого управляющего, там не обнаружил. Протокол об административном нарушении был составлен прямо на месте», – сказал Жердев. Несколько раз управляющие сознательно не закрывали все выявленные счета организаций, оставляя себе возможность через один расчётный счёт вести дела компании, а через другие – свои. Случается, что арбитражные управляющие не подписывают договоры охраны, а при банкротстве организации утверждают, что всё имущество предприятия было разграблено, либо заключают договор с охранным агентством по завышенной цене. «На одном из предприятий с приходом управляющего охране стали платить в десять раз больше за те же услуги. Понятно, что это сразу же привлекло внимание налоговой службы», – привёл пример Виктор Жердев.

Философия кризиса

Сами арбитражные управляющие считают, что к большинству жалоб на них нужно относиться «философски». «Институт банкротства изначально предполагает конфликтную ситуацию между управляющим и тем коллективом, который трудится на кризисном предприятии. К тому же люди видят в нас последнюю инстанцию, куда можно обратиться за помощью. А управляющий не может решить все вопросы в пользу кредиторов, что вызывает их недовольство», – заметил руководитель Иркутского филиала НП «Саморегулируемая организация «Сибирский центр экспертов антикризисного управления» Владимир Сафонов. По его словам, за десять лет работы на рынке под его управлением побывали около тысячи областных предприятий, и только около десятка из них из конкурсного управления удалось перевести во внешнее. Например, аэропорт «Мама», который с 2006 года находится в процедуре банкротства. «Когда я пришёл на предприятие, оказалось, что его сотрудники месяцами не получали зарплату, в аэропорту не велась профилактическая работа по безопасности полётов, а финансовые потоки, которые крутились там, были настолько хаотичны, что отследить, куда что уходит, было практически невозможно», – рассказал Владимир Сафонов. Когда направление денежных потоков было упорядочено, оказалось, что предприятию вполне хватит средств для нормального функционирования. Сейчас в аэропорту введён третий рейс, отремонтирована взлётно-посадочная полоса, погашена задолженность по заработной плате и получены четыре лицензии по безопасности полётов. Сафонов считает, что предприятие практически готово к переходу на внешнее управление.

Впрочем, арбитражные управляющие признаются, что традиционное развитие судьбы кризисной организации – исключение её из реестра действующих предприятий и смена собственника, а в некоторых случаях просто ликвидация. «Обычно арбитражным управляющим достаются компании, где отсутствуют как должники, так и имущество, поэтому управляющему приходится либо передавать его третьим лицам, либо, если этот объект в муниципальной собственности, судиться с администрацией», – сообщил директор Иркутского филиала НП «Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих «Стратегия» Алексей Никифоров. Он рассказал об опыте управления МУП «Черемховское пассажирское автотранспортное предприятие». По его словам, перед тем как налоговая служба объявила о банкротстве организации, местные власти своим постановлением вывели всё её имущество на другое предприятие. «Кредиторский баланс МУП очень вырос, мы попытались через арбитражный суд привлечь администрацию к субсидиарной ответственности, но это оказалось невозможно», – сообщил Алексей Никифоров. В итоге предприятие было ликвидировано.

По мнению арбитражных управляющих, работать с частными компаниями гораздо легче, чем с государственными. «Когда приходишь на ЗАО или ОАО, достаточно прочитать устав и проанализировать финансовую отчётность, чтобы разобраться в ситуации, а у административных объектов зачастую не хватает документов, и приходится слать по нескольку запросов, чтобы их нашли в архивах», – рассказал Владимир Сафонов. При банкротстве МУП или ФГУП, чтобы продать имущество, нужно провести оценку и утвердить её в агентстве управления федеральным имуществом. А там порой годами не могут согласовать цену, за которую можно продать объект. Руководитель Иркутского филиала Некоммерческого партнёрства (НП) «Сибирская межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих» Леонид Фирюлин пожаловался, что в решении неоднозначных вопросов государственные собственники выбирают самую жёсткую трактовку. Например, если банкрот – сельхозпредприятие и по закону нужно продать стадо коров, то госсобственнику будет всё равно, что, пока идёт оценка стада, животных нечем кормить, пояснил он. «Государство показало себя неэффективным собственником», – подытожил Владимир Сафонов.

Размер вознаграждения, которое может получить управляющий на государственном предприятии, тоже зачастую проигрывает суммам частных денежных поощрений. «Основной кредитор в Иркутской области – налоговая, которая ежемесячно выплачивает от 10 до 15 тыс. рублей, тогда как частные лица могут реально оценить работу управляющего, пусть даже по результатам деятельности, и назначить нормальное вознаграждение», – заявил Леонид Фирюлин. Известно, что управляющий ЮКОСа Эдуард Ребгун получал за свою работу 2 млн. рублей в месяц. Размеры своих зарплат местные управляющие раскрывать не стали. Виктор Жердев пояснил, что в работе управляющего важны дипломатические навыки. Сумма вознаграждения зависит от того, сумеет ли арбитражный управляющий убедить кредиторов, что только благодаря его усилиям они получат назад свои деньги, сказал он. По его словам, вознаграждение областных управляющих может достигать 50 тыс. рублей.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер