издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Олег Геевский: «Мы заинтересованы в устойчивой работе региональной стройотрасли»

Вопрос о строительстве новых мощностей по производству цемента на территории Иркутской области решился раньше, чем конфликтовавшие до октября прошлого года кемеровское ОАО Холдинговая компания «Сибирский цемент» и новосибирское ОАО «Группа компаний РАТМ» воспользовались офертой о выкупе или продаже принадлежащих им долей ООО «Ангарскцемент» и ООО «Карьер Перевал». Глава совета директоров «Ангарскцемента», руководитель объединения «Ермак» Олег Геевский считает, что для продвижения проекта увеличения мощностей по производству цемента на базе Быстринского месторождения остаётся не так уж много времени: слишком конкурентным становится растущий рынок этого строительного материала. «Если мы принципиально не расширим производство цементной продукции в Иркутской области, то через три года не сможем адекватно отвечать на задачи, стоящие перед экономикой региона», – считает он.

Год назад «Сибцемент» и РАТМ заключили соглашение о совместном управлении комплексом активов по производству цемента на территории региона. Стороны закрепили контрольный пакет карьера за «Сибирским цементом», а завода – за РАТМом. В течение будущего года оба предприятия должны отойти одному хозяину. О том, может ли это обстоятельство повлиять на проект строительства нового комбината и как кризис в строительной отрасли отражается на рынке цемента, рассказал в интервью нашей газете Олег Геевский.

– Как сегодня выглядит структура поставок с Ангарского цементного завода?

– Мы прогнозируем, что из 1,1 млн. тонн цемента, которые в этом году произведут на ангарской площадке, в Иркутской области будет потреблено 850 тыс. тонн. Это более 80% продукции. Наши основные потребители – предприятия регионального строительного комплекса.

– Кризис в стройотрасли отразился на производственных показателях завода?

– События развиваются пусть не по оптимистичному сценарию, но и не по пессимистичному. Сегодня иркутские строители радикально не сбросили объёмы работ. Спад пока выражается в снижении продаж жилья, замедлении ввода его в эксплуатацию. Поэтому объём реализации скорректировался, но незначительно.

Надо признать, что ситуация на рынке сложилась жёсткая. К тому же в этом году произошёл серьёзный скачок в цене сопутствующих нашему производству материалов: энергоносители подорожали, не только электричество, но и ГСМ. Но в любом кризисе есть позитив. В таких условиях накопившиеся перед отраслью проблемы стали более очерченными. Например, одна из них: в Иркутске не сложилось сегодня эффективных моделей взаимодействия властей и строительных компаний по освоению площадок. Возможность оптимизировать таким образом строительный процесс существует. Власти должны этим заниматься, хотя бы потому, что бюджетник (а более 45% работающего населения того же Иркутска – бюджетники) если не на 100%, то на 80% точно, исключён из числа потенциальных покупателей жилья. При этом сегодня утяжеляются условия ипотеки – ужесточаются условия выдачи кредитов и растёт цена заёмных средств. Часть банков вообще закрыли эти программы.

– Насколько кризис, на ваш взгляд, может повлиять на цену квадратного метра?

– Цены на жильё в Иркутске были перегреты. Теперь рынок их корректирует. Так что для покупателей сегодня сложилась интересная обстановка. Но есть явно перегретые цены, а есть очевидно мотивированные. По второму кварталу этого года, по статотчётности, себестоимость квадратного метра у нас составила от 30 тыс. рублей. Будем ориентироваться на эту цифру. Сегодня рынок сложился исходя из диапазона цен от 37 тыс. до 60 тыс. в зависимости от местоположения объекта. Причём местоположение – это не вид в форточку. У нас это зависит от сноса, строительства сетей, транспортных подходов, которые тоже ложатся в себестоимость. Падение цен ниже обозначенного мною диапазона возможно в случае откровенного демпинга, связанного либо с нарушением технологий, либо с нарушением обязательств перед подрядчиками или кредиторами. Следует понимать, что себестоимость квадратного метра в Иркутске никогда не будет низкой. Более высокая цена оправдана, прежде всего, требованиями комфортности и безопасности. Мы не можем сегодня уйти от требований по сейсмике: они многим выше, чем в Томской, Омской областях или Красно-ярском крае. У нас даже требования по морозостойкости значительно превышают предъявляемые к красноярским строителям. Земле-трясение в августе показало, что жёсткие требования по сейсмике не надуманы.

Другой вопрос – как мы будем разгружать себестоимость? То, что цены поджались, – позитивный факт. Диапазон цен задан, как долго строители смогут их удерживать? Ведь надо обслуживать кредиты, сохранять и развивать инфраструктуру, вводить объекты в зиму. А инфляция тем временем раскручивается.

– Возникает вопрос: как вы собираетесь влиять на разрешение кризисной ситуации в стройотрасли, если доля цемента в цене квадратного метра очень мала?

– Да, это так. В абсолютной стоимости квадратного метра мы не доминируем. Доля цемента в себестоимости жилья не превышает 6%. Но мы гарантируем качество и объёмы поставок, что важно. Цемент – системообразующий материал в отрасли. Давайте представим, что цемента нет, – что будет со стройкой? Мы заинтересованы в устойчивом функционировании региональной стройотрасли, поскольку признаём, что наше производство неразрывно связано с её развитием. Мы готовы идти на взаимо-приемлемые в нынешней ситуации шаги.

– В чём это проявится?

– Будем приближать к нашим клиентам точки продаж. В начале года мы ставили задачу свести к пропорции пятьдесят на пятьдесят реализацию продукции железнодорожным и автомобильным транспортом. Сегодня авто-транспортом, в том числе собственным, реализуем уже более половины продукции. Это хорошо. Мы становимся мобильнее. Эту модель планируется развивать и дальше.

Надо исходить из того, что Ангарск имеет выгодную позицию по территориальной дислокации (из 850 тыс. тонн, которые собираемся продать в этом году в Иркутской области, около 600 тыс. тонн приходится на Большой Иркутск). Но мы хотим сделать центры продаж для клиентов ещё более доступными, чтобы наши партнёры исключили дополнительный прогон транспорта, а значит, накладные расходы. Мы ищем варианты, как потребителям оптимизировать эти издержки. Сейчас ведём переговоры, смотрим наиболее эффективные способы доставки.

В следующем году завод поменяет стратегию: мы уже говорим не о реализации, а о продажах. Мы более чётко позиционируемся по клиентам: это производители бетона и железобетона, подрядные организации. На их потребности мы и ориентируемся. Отдельное внимание – розничному клиенту, который покупает у нас цемент, расфасованный в мешки по 50 килограммов.

Мы должны учитывать потребности и возможности наших партнёров. Уже сейчас создаём гибкую систему расчётов и ценовую политику. В скором времени объявим внесезонную цену, чтобы поощрить наших клиентов, сохраняющих потребление в холодный период, когда строительные работы традиционно сворачиваются. В части предпочтений выстраивания финансовых схем клиент должен видеть в нас поставщика, производителя, который выпускает качественный товар и предлагает ему гибкие модели взаимодействия.

– Что вам позволяет делать оптимистичные прогнозы относительно потребления цемента в регионе?

– Президентом поставлена задача о необходимости ввода жилья не менее 1 кв.м на человека в год. На сегодняшний день по вводу жилья по Иркутской области мы имеем от 0,35 до 0,4 кв.м на человека. В Красноярском крае – примерно 1, в Новосибирской области тоже 1. У нас в городе сегодня обеспеченность жильём чуть больше 19 кв.м на человека. По России – 24. Чтобы выйти на среднероссийский показатель, Иркутск, с учётом вывода ветхого жилья, должен прирастить 3-3,5 млн. кв.м к существующему жилому фонду. Это ли не перспектива для наших строителей? Но тогда в регионе будет потребность в цементе не 850 тыс. тонн, а минимум 1,5 млн. И через два-три года, по нашим оценкам, строители существенно увеличат ввод жилья. И уже сейчас ясно, почему мы говорим об увеличении мощностей производства цемента. На днях было объявлено о начале работ по проектированию нового аэропорта в Иркутске. Аэропорт без цемента не построишь. Одним из приоритетов, заявленных властью региона, является участие в масштабном проекте «Северо-Сибирский индустриальный пояс», который предполагает развитие территорий Среднего Приангарья и зоны БАМа. Планируется модернизировать имеющиеся и построить новые предприятия лесопереработки, горно-обогатительные и горно-металлургические комбинаты на базе расположенных на этой территории месторождений. Это масштабная стройка, закономерно обеспечивающая большой задел для цементников. В администрации области придерживаются идеологии создания на базе разрабатываемых в регионе месторождений производств высокого передела. В эту экономическую стратегию как нельзя лучше укладывается наш проект расширения производства цемента на базе Быстринского месторождения. Мы собираемся построить в Слюдянском районе горно-обогатительный комбинат, где бы изготавливался конечный продукт, который, кстати, в Иркутской области и использовался бы. Так что если мы не построим этот комбинат, то через три года не сможем адекватно отвечать на задачи, стоящие перед регионом. На эти задачи будет отвечать кто-то другой: либо производитель из Китая, либо наши западные соседи. А сохранится ли при этом формула «количество-качество-цена» – ещё вопрос.

– Насколько серьёзной может быть конкуренция за иркутский рынок?

– Сейчас «Сибирский цемент» строит завод в Красноярске. Логично было бы предположить, что Иркутская область рассматривается красноярцами как резервный рынок. В логистике цементной продукции 1000 км – приемлемое расстояние. Западнее конкуренция уже достаточно жёсткая. Мощности по производству цемента развиваются «Сибцемом» Кемеровской области, где у них уже имеется базовый комбинат в Топках. В Новосибирской области, в Искитиме, РАТМ рядом с существующим заводом создаёт новое производство.

На территории Приангарья нам уже приходится конкурировать с китайскими производителями цемента. В ходе подготовки к Олимпиаде в КНР построено несколько заводов по производству цемента сухим способом, который по себестоимости перекрывает до двух раз возможности российских заводов, работающих так называемым мокрым способом. Так что если на эту технологию в ближайшее время не сделаем ставку – проиграем.

– Насколько Быстринский проект, представленный на Байкальском экономическом форуме, является продуктом совместного видения РАТМом и «Сибцементом» развития цементного производства?

– Инициатором и главным инвестором проекта строительства мощностей по производству цемента сухим способом является группа РАТМ. Прошедший год показал, что РАТМ и «Сибцем» могут совместно эффективно управлять предприятиями. Результат работы говорит сам за себя: стороны смогли найти общий язык в совместной деятельности, не снизили производство, создали эффективную схему взаимоотношений с клиентами. Но взгляды на развитие могут быть разными. И здесь нет предмета для конфронтации двух игроков. «Сибцемент» уже сделал ставку на развитие регионов, которые у него являются базовыми, – Красноярск и Кемерово. РАТМ, с которым в тандеме работает объединение «Ермак», выбрал иную стратегию и предлагает развивать мощности внутри Иркутской области. Это обусловлено возможностями местного рынка стройматериалов. Поскольку считаем своей миссией участие в развитии Байкальского региона, к которому также можно отнести и Монгольскую Народную Республику, мы оцениваем рынок Забайкалья в 750 тыс. тонн и Монголии в 1,5 млн. Если мы хотим вернуть нашему региону позиции регионального лидера, то должны думать о развитии своих мощностей с учётом развития соседних регионов. Свою перспективу мы видим здесь. Именно поэтому РАТМ боролся и выиграл в феврале лицензию на Быстринское месторождение. Объём этого месторождения позволяет увеличить мощности по производству цемента в регионе в два раза. Естественно, проект может развиваться только с использованием людского и технического потенциала Ангарского завода и карьера «Перевал». Обсуждение проекта, конечно, мы начали с инвестиционного департамента администрации Иркутской области. Интерес к проекту обозначен одной из крупнейших госкорпораций.

– На какой стадии сейчас находятся работы по продвижению проекта строительства Быстринского завода?

– Проведена очень эффективная, предметная работа с научным центром, Институтом географии СО РАН как раз о возможности размещения вблизи Быстринского месторождения перерабатывающих мощностей. Институт географии, на мой взгляд, авторитетный для экологической общественности (ведь доводы института сыграли свою роль в вопросе по передвижке нефтяной трубы от Байкала), счёл возможным реализацию проекта. Сейчас ведутся проектно-изыскательские работы, которые планируется завершить в будущем году. И в 2009-м планируется приступить к строительству инфраструктурных объектов. Перед нами стоит достаточно амбициозная задача в 2011 году дать первый продукт.

У нас имеется предварительная договорённость о финансировании проекта строительства комбината Байкальским банком Сбербанка. Финансовый партнёр выбран не случайно. Сбербанк России открыл финансирование на 7 млрд. рублей для Искитимского завода РАТМа. К слову, это был первый крупный контракт, подписанный Германом Грефом в статусе главы Сбербанка.

Мы предлагаем сегодня в Слюдянском районе разместить новые эффективные современные мощности, изначально построенные с соблюдением норм экологической безопасности, с новыми формами технологических решений, и создать новые рабочие места. В основном производстве на комбинате будет задействовано более тысячи человек. Закладывая комбинат, мы в обязательном порядке прорабатываем с партнёрами создание наблюдательного совета, в состав которого войдут представители общественности, науки, структур власти.

– Кто уже дал одобрительное заключение на проект?

– Проведены консультации с руководством Минрегионразвития России. Обсуждался проект и с министром Дмитрием Козаком, и с его замом Дмитрием Аратским. Сейчас ведётся работа над документами для участия в федеральных программах на получение средств в обеспечение объекта инфраструктурой. Модель финансирования оговорена, но она, безусловно, предполагает и активное участие региона в проекте.

– Вы не боитесь протеста экологов по поводу проекта?

– Во-первых, речь идёт о строительстве горно-обогатительного комбината вне рекреационной зоны Байкала. Во-вторых, это производство, не имеющее экологической опасности. Перерабатывающие мощности будут строиться за границами крупных населённых пунктов. Требования, которые сегодня предъявляются к сухому способу производства цемента европейскими стандартами, жёстче российских норм. А мы намерены реализовать проект с учётом именно этих требований. Замечу, что пылевое улавливание является продолжением технологии – чем меньше потерь, тем эффективнее производство. Этот метод безотходный. Сейчас ведутся изыскательские работы, идёт отведение земельного участка, ведётся экологическое сопровождение проекта. Как один из вариантов, планируется развёртывание нового производства на базе существующего и нового карьера.

– А что в таком случае будет с «Ангарскцементом»?

– Эта версия как раз предусматривает модернизацию мощностей на ангарской площадке.

– Год назад РАТМ и «Сибирский цемент» заключили соглашение, по которому стороны могут предъявить оферту на выкуп или продажу принадлежавших акций предприятий, входящих в группу ангарских цементных активов. Строительство Быстринского завода может повлиять на эту борьбу?

– Стороны исполняют взятые на себя обязательства, никто от них не уклоняется. А соглашение предполагает, что в начале будущего года состоится рулетка. Взгляды РАТМа на будущее цементного производства в регионе понятны: группа пришла сюда всерьёз и надолго, с понятными целями. У рынка цемента, несмотря на нынешнюю достаточно непростую ситуацию в стройотрасли, существует довольно понятная перспектива. В течение трёх лет он увеличится не менее чем в два раза. Проект строительства Быстринского комбината объективно является востребованным. Региональные власти заявляют о планах, реализуя которые надо опираться на базовые составляющие. Мы надеемся, что они будут опираться в том числе и на наши программы.

Интервью брала Наталья ГАВРИЛОВА

[ title=»Справка» pos=»abs» width=»100%»]
22 февраля 2008 года подконтрольное холдингу РАТМ ООО «Быстринское» победило в аукционе на право освоения Быстринского месторождения с ресурсами в 630 млн. тонн мраморизованного известняка. Победитель заплатил за право недропользования 18 млн. рублей. Быстринское месторождение расположено в 13 км от города Слюдянки и 92 км от Иркутска. Площадь участка – 5,6 кв. км. По химическому составу мраморные известняки Быстринского проявления удовлетворяют требованиям химической, целлюлозно-бумажной, цементной и других отраслей промышленности. По условиям лицензионного соглашения победитель аукциона обязан не позднее чем через 90 месяцев ввести в эксплуатацию горно-добывающее предприятие мощностью 500 тыс. тонн готовой продукции в год.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное