издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Под сенью «Чудака»

  • Автор: Леонид БЕСПРОЗВАННЫЙ, г. Ангарск

В работе она беспредельно добросовестна (такую закваску получила с детства) и неистова. Такова она и в театре, который занял в её жизни необычайно существенное место. В ангарском «Чудаке» Татьяна Сергеевна Шляпнева 43 года. На «чудаковской» сцене она исполнила 96 ролей. Даже и без восклицательных знаков эти цифры впечатляют до головокружения.

День своего прихода в театр помнит далеко не каждый. Но она этот денёк 1965 года запомнила навсегда и каждый год отмечает его с друзьями и коллегами по подмосткам. Приехала в Ангарск, «город большой химии», как говорили тогда, по окончании Ярославского химико-технологического техникума и в театр, ставший её увлечением со школьных лет, пришла сразу. И четыре с лишним десятилетия без антрактов выходит на его сцену. Ходовое слово «хобби» тут, пожалуй, не подходит, это – призвание.

«Выходит на сцену» – это далеко-далеко не всё, из чего состоит любительский театр. Чтобы нечто взошло на сцене, должно быть вспахано-перепахано, засеяно-перезасеяно, удобрено и ухожено огромное закулисное поле. Это дело воистину сродни труду пахаря. И Татьяна Шляпнева тянет этот воз, одолевая множество ухабов и буераков. Когда вдруг её нет (это бывает очень редко), всё начинает трещать по швам, здание театра кренится и возникает угроза обрушения.

Она застала в труппе ветеранов-«чудаков»: Лидию Антоновну Саницкую, Анну Ивановну Алятину, Ольгу Романовну Давыдову, Ирину Савельевну Рыкову. И унаследовала от них всё лучшее, чем жив любительский театр: высокое бескорыстие, самозабвенную отдачу, душевную щедрость, добросердечие. Но за небрежение к театру она способна влепить такую «плюху», что мало не покажется.

Есть такое понятие – «театр-дом». В наше время обсуждается, осталось ли что-нибудь сегодня от театра-дома. Но дебаты идут там, на профессиональных высотах. А для такого человека, как Татьяна Сергеевна, театр не быть домом не может. Все её наряды, платья, аксессуары, книги, репродукции, скатерти, вещи, становящиеся реквизитом, всю жизнь потоком плывут в театр и становятся предметами театрального обихода. А после каждого спектакля она угощает друзей-«чудаков» своим легендарным фирменным пирогом. Все множество раз записывали рецепт, но тщетно: такой пирог больше ни у кого не получается. В рецепте нет слов «печь с любовью» – видимо, этого и не хватает.

В золотой копилке её ролей горьковские Васса Железнова и Вера Коломийцева из «Последних», Полина в «Доходном месте» и Круглова в «Не всё коту масленица» в пьесах Островского, леди Капулетти в шекспировской «Ромео и Джульетте», Мария Александровна Москалёва в «Дядюшкином сне» Достоевского, персонажи XX, а теперь уж и XXI века в пьесах А.Вампилова, В.Розова, Л. Петрушевской, Л.Разумовской, А.Соколовой, Н.Коляды, ангарчанина Ю.Князева…

Роли, как водится, выпадали разные. У старухи-эстонки в пьесе «Двое поменьше» нашей землячки, родом из Нижнеудинска, а ныне москвички, Екатерины Нарши весь текст состоит из одного слова «тере» («здравствуй»), произносимого на разные лады. Но никто из зрителей не замечал, что роль такая маленькая – столько она напридумывала для неё пантомимических ходов, столько вложила душевного тепла.

Вместе с другим ветераном «Чудака» – Владимиром Путято – Татьяна Шляпнева не один год исполняет комедийную миниатюру С.Альтова «ДТП» («Дорожно-транспортное происшествие») – пир юмора, остроумия, смеха.

После «Игрока» – инсценировки романа Достоевского, где Татьяне Шляпневой досталась роль Бабуленьки, – известный режиссёр Вячеслав Кокорин (в прошлом иркутянин, ныне – нижегородец) назвал её протагонистом. Это слово в древнегреческом театре обозначало первого актёра, ведущего действие. Кокорин уверял, что это большое творческое благо, когда в спектакле есть протагонист. Употребление высокого древнего слова по отношению к Татьяне Шляпневой не было натяжкой. Её темперамент, яркость актёрской палитры, душевная сопричастность к судьбе героини Достоевского, захватывающий зрительный зал азарт, кураж выводили её на авансцену сценического действа. И не только в этом, любимом ею, спектакле.

Она протагонист и по творческой потенции, и по преданности театру, определяющей его атмосферу, и по мощному вкладу, который делает во все участки многосоставного театрального организма.

Театр, по выражению М.Булгакова, самая сложная из всех машин. Но зато, кроме всеобщих, здесь есть свои неповторимые праздники. Скажем, премьеры или вот такой день-годовщина, когда театральный порог переступила Татьяна Шляпнева. Это – само по себе творческий праздник. Вот и нынче её короновали, посвящали в королевы, провоцировали на сокровенный диалог о любимом деле, дарили подарки… И произнесли тост за «чудаческую» маму. Это дорогое, завоеванное ею признание.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер