издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С больной головы ...

  • Автор: Елена ГУЩИНА

Чёрная громада грузовика выросла перед «Нивой» словно ниоткуда. Казавшаяся особенно огромной в свете фар, она неумолимо надвигалась, и столкновение было неизбежным. В такие моменты время растягивается, словно в кино. Движения медленные, вязкие, как сквозь толщу воды. За секунду проходит вечность. В неё вместилось всё: и крик Точилова «Откуда ты взялся?!», и понимание, что справа обрыв, и резкий поворот руля влево, на встречную полосу. Именно по ней должен был ехать грузовик, который шёл сейчас «Ниве» в лоб. Раздался удар, хоть и по касательной, в заднюю часть машины, но сильный. Точилов потерял сознание.

Возвращались из Ангарска в Усолье втроём: он, жена и дочь. Их с женой, переломанных, увезла «скорая помощь», а Оля так и пролежала на заднем сиденье, пока милиция допрашивала свидетелей и с фонариками обмеряла место происшествия. Девятнадцатилетней девушке помочь уже было нельзя, умерла сразу.

Когда всё случилось, ГАЗ-66, не останавливаясь, свернул с шоссе в поле и поехал дальше, подпрыгивая на ухабах. Но сбежать не получилось, грузовик заглох на пашне. Водитель был настолько пьян, что так и заснул за рулём. Его разбудили милиционеры.

Происшествие на первый взгляд казалось простым. Виктор Шведков, сорока с небольшим лет, лесник из Биликтуйского лесничества, поздно вечером напился, сел за руль собственного грузовика и поехал в гости к сыну. Дома его не застал и отправился дальше искать приключений – как он объяснил, «на заправку». Ночью в сухую и ясную погоду на ровном участке дороги двигался с выключенными огнями, выехал на полосу встречного движения, после ДТП со смертельным исходом с места происшествия попытался скрыться. Когда его задержали, он плакал и каялся. Следствие пошло, как обычно, потом начались чудеса.

Шведков через некоторое время стал утверждать, что выпил-то всего лишь литр пива и был в полном здравии. Мол, в пути у него отключилось реле и из-за этого погасли все огни на грузовике. Он на секунду отвлёкся, пытаясь сладить с предохранителем, в этот момент, по-видимому, и заехал на встречную полосу. Но тут же «исправился»: увидев «Ниву», тормозить не стал, поскольку, по его мнению, успевал вернуться на свою полосу. С места происшествия уехал, потому что испугался, потом хотел вернуться, но забуксовал. Видя, что на дороге нет света фар, подумал, что «последствия не тяжкие и все уехали».

На первых допросах он фигурировал в качестве подозреваемого, потом неожиданно  перекочевал в свидетели. Старший следователь отдела по ДТП следственного управления при областном ГУВД Л.Тихомирова приняла объяснения Шведкова за чистую монету и сделала неожиданный вывод: Точилов сам виноват, что допустил столкновение машин.

 «Установлено, – пишет она в постановлении, – что водитель Шведков нарушил правила дорожного движения, управляя автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и оставив место происшествия, что не находится в прямой причинной связи с наступившими последствиями и подлежит наказанию в административном порядке».

На этом основании следователь милиции прекращает уголовное преследование в отношении Шведкова «за отсутствием в деянии состава преступления». И  выносит постановление о привлечении в качестве обвиняемого… Точилова. Ему ставят в вину, что «не избрал скорость, обеспечивающую  возможность постоянного контроля за движением транспортного средства. Не оценив расстояние до транспортных средств и возможности возвращения автомобиля ГАЗ-66 на ранее занимаемую полосу движения, самонадеянно, без оценки ситуации, не убедившись в безопасности манёвра, изменил направление, выехал на полосу встречного движения,  хотя имел возможность маневрировать на обочину».

Нарушение водителем ПДД, сделала вывод следователь, состоит в прямой причинной связи с наступившими последствиями – то есть им совершено преступление, повлёкшее по неосторожности смерть человека. Иными словами, Точилов нарушил правила тем, что «самонадеянно» не предугадал действия в дугу пьяного водителя грузовика, двигавшегося по встречной полосе с погашенными огнями.

Циничное обвинение пострадавшего Точилова в смерти собственной дочери вылилось в реальное уголовное дело, грозившее конкретным сроком. Ему предлагали компромиссные варианты: мол, никуда не денешься, приговор всё равно будет обвинительным. Поэтому признавай свою вину и заключай  примирение с пострадавшей стороной, то есть с собственной женой. Надо сказать, что у супругов Точиловых погибает уже второй ребёнок: несколько лет назад убили сына, только что вернувшегося из армии. И вот теперь вся семья очень серьёзно пострадала в автоаварии, а ей предложили ещё и мужа в жертву принести.

Два года адвокат Владимир Цирлин методично, по пунктам доказывал несостоятельность обвинения. Первоначально экспертиза показала, что Точилов, действительно, мог предотвратить столкновение, неправильно маневрировал, неверно прогнозировал поведение пьяного Шведкова.

И только упорство защиты заставило наконец задать главный вопрос: на чём, собственно, базируются выводы экспертизы и какова степень их объективности?

Следователь на место происшествия выехала только на десятый день с момента трагедии. Всё это время движение на дороге не прекращалось. Несколько раз шёл снег, дорогу убирали, посыпали реагентами –  какую картину можно было застать в момент осмотра? От осыпи стекла от машины в момент столкновения остались мелкие осколки, развеянные по стометровой дистанции.

Следствию пришлось признать, что точное место аварии определить невозможно. Значит, результаты первоначальной экспертизы некорректны, поскольку опираются на расплывчатые предположительные данные. Адвокат Цирлин добился  проведения повторной экспертизы.

– Ещё ни по одному делу мне не приходилось писать столько ходатайств и такое множество  жалоб, – вспоминает Владимир Цирлин. – Мы писали жалобы в прокуратуру, но следствие шло своим чередом.

С Усольской прокуратурой Владимир Цирлин уже сталкивался лет пять назад, защищая интересы тех же Точиловых, когда убили их сына – забили в драке пьяные отморозки.

Следствие длилось два с лишним года. Всё это время супругам пришлось мотаться между Иркутском и Усольем. Один раз Точиловы приехали, а зампрокурора им заявляет, что у неё неприёмный день. Так и ходила мимо них по коридору с безразличным видом. Хотя, казалось бы, что ей стоило уделить несколько минут людям? Приехали потерпевшие издалека, у них и так горя – выше крыши. Но она их не приняла: «Я занята!».

Всё закончилось тогда обвинительным приговором: преступники понесли заслуженное наказание. Когда спустя пять лет несчастье повторилось, Точиловы снова обратились к Цирлину.  

Эту династию знает вся область. Родители Владимира были известными юристами, брат Аркадий работал следователем по особо важным делам, вышел в отставку и тоже занялся адвокатурой. Когда был принят закон об адвокатской деятельности, открылись новые адвокатские образования.  Братья Цирлины тоже решили уйти в свободное плавание и учредили Центральную коллегию адвокатов Иркутской области. Там Владимира и отыскали Точиловы, когда стряслась новая беда. Разумеется, он их помнил и взялся за это казавшееся безнадёжным дело.

Перелом в деле по ДТП со смертельным исходом произошёл только в ходе судебного процесса. Адвокат попросил суд выехать на место, чтобы расставить автомобили, как они находились во время происшествия, измерить расстояния и уже по этим данным провести объективную экспертизу. Судья с этими доводами согласился.  И эксперты на сей раз сделали вывод, что подзащитный Цирлина не имел возможности предотвратить трагедию. Кстати, криминалистическая экспертиза показала, что освещение грузовика исправно, пьяный Шведков его просто не включил.

– Самым трудным в этом деле было доказывать очевидные вещи, – говорит Владимир Цирлин. – Бывают ДТП, где сложно оценивать ситуацию. Вроде все стороны действовали по правилам, но происшествие случилось и надо определить виновного. Бывает обоюдная вина. Но здесь всё предельно очевидно. Просто имеющие уши не хотели слышать. Лишь суд оказался на высоте, проявив объективность и профессионализм.

Точилов был оправдан Усольским городским судом. Абсурдность метаморфоз, происходивших во время предварительного следствия, имеет, возможно, простое объяснение: Шведков оказался отцом сотрудника Усольской милиции.

Что дальше? Точилов реабилитирован вердиктом Усольского городского суда. Оправдательный приговор вступил в законную силу, поддержан кассационной инстанцией. Но будет ли кто-то отвечать за гибель человека? Постановления о прекращении дела в отношении Шведкова и привлечении его к уголовной ответственности до сих пор нет. Кто же поставит точку в этом деле?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное