издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Память о брате

Каждую годовщину Победы в Великой Отечественной войне я воспринимаю как день памяти, день очищения и благодарности всем его созидателям на фронтах и в тылу. Участников войны становится всё меньше – коротка жизнь конкретного человека. Но остаёмся мы – дети войны, удерживающие в своей памяти хотя бы какие-то штрихи того тяжкого времени, да ещё немногословные рассказы отцов и старших братьев, которым посчастливилось вернуться домой. И вот эту свою детскую память мы обязаны, как эстафету, передать новым поколениям…

Когда началась война, мне было 4 года. Смутно помню то солнечное начало лета сорок первого года, тепло и любовь всех ко мне… Но вдруг всё изменилось: окружающие меня родные люди помрачнели, разговаривали между собой, а не со мной. Было обидно; детским умишком я не мог объять всю глубину случившейся беды. Потом начались проводы на войну, женские слёзы. Бесконечное ожидание вестей с фронта и страх «похоронок».

Помню проводы на войну моего старшего брата – Василия Ользоновича. Это было летом 1942 года, ему ещё не исполнилось 18 лет. Очень горевала мама, оставшаяся после ранней смерти нашего отца одна с тремя ребятишками. Брат писал письма-треугольники из Читинской области, где он проходил ускоренную подготовку в пехотном училище. В конце зимы 1943 года был отправлен на фронт. Как потом рассказывал, он был командиром отделения и взвода разведки, участвовал в боях на Курской дуге в составе Сибирской стрелковой дивизии, которая впоследствии получила название Харьковской. В августе 1943 года получил, как указано в его военном билете, «тяжёлое ранение в обе ноги и тяжёлую контузию». И 7 месяцев находился на излечении в эвакогоспитале, где врачи спасли ему ноги.

Я хорошо помню переживания матери. Она из Хогота ездила в Иркутск-Сортировочный, надеясь встретить эшелон, который увозил брата из-под Читы на фронт. Чтобы хоть мельком его увидеть. Нет, не встретила, не увидела… Военные эшелоны шли на запад беспрестанно, некоторые даже не останавливались. Вот с тех самых пор я осознал  жестокость войны. С малолетства испытываю огромную неприязнь как к попыткам решать проблемы силой, так и к тем, кто бряцает оружием. Война разрушает все гуманистические принципы человеческой жизни…

Светлое пятно моей памяти – возвращение Василия Ользоновича домой. Это случилось весной 1944 года. Я был на улице, и вдруг к нашему дому подъехала подвода, и из неё вышел человек в военной форме на двух костылях. Я узнал брата, но мне, мальцу,  стало почему-то страшно, и  я убежал, спрятался в доме. Но потом с благоговением рассматривал его награды.

За воинские подвиги старший брат был награждён медалями, главной из которых считал «За отвагу». Действительно, эта медаль, утверждённая в 1938 году Указом Президиума Верховного Совета СССР, по Положению считалась высшей советской медалью; её надлежало, как сказано в Полной энциклопедии орденов и медалей России,  носить перед всеми остальными.  А в  80-х годах Василия Ользоновича нашла вторая медаль «За отвагу», которую он не получил вовремя из-за ранения и искажения фамилии в наградном листе. Восстановлению справедливости помог совет ветеранов 93-й гвардейской Харьковской дважды Краснознамённой, орденов Суворова и Кутузова стрелковой дивизии, в составе которой брат воевал. В его архивах остались Памятный знак ветерана 93-й дивизии, ежегодные приглашения в Харьков на встречу ветеранов-однополчан. Последнее датировано 1988 годом, когда Василий Ользонович был уже болен. О войне он стал вспоминать после переписки с однополчанами, которые нашли его и растревожили память. Сейчас жалею, что мало расспрашивал о солдатских буднях.

После демобилизации старший брат мечтал стать геологом, но инвалидность помешала. И он стал историком, сдал экзамены кандидатского минимума. Получилось так, что всю жизнь посвятил детям. Был директором сначала Покровской школы в Баяндаевском район, затем директорствовал в Бозойской восьмилетней школе, которая при нём стала десятилеткой и обрела кров в новом капитальном здании. 

Он, отличник народного просвещения,  жил интересами школы, радовался успехам своих учеников.  Очень надеюсь на то, что Бозойская школа помнит его имя.

Василий Ользонович и его жена Елизавета Павловна воспитали трёх сыновей. Старший, Виталий Васильевич, стал доктором технических наук, профессором Бурятского государственного университета. Растут их внуки и внучки.

В преддверии 65-летия Победы в Великой Отечественной войне мы в первую очередь вспоминаем своих близких, воевавших в Великую Отечественную, возрождаем семейную память. И это правильно, ибо всё начинается с семьи. Вот и я, рассказывая сейчас о своём старшем брате, не дожившем до 65-летия Великой Победы, вспоминаю и о других членах нашей большой семьи Бороноевых, ведущей своё начало из деревни — улуса Старый Хогот Баяндаевского района. Родной брат моего отца Вахрамей погиб подо Ржевом в 1941 году. Он долгое время считался без вести пропавшим, пока в 1990 году поисковики Тверской области не нашли его солдатский медальон, за что им низкий поклон и благодарность. Другие братья отца – Биданца, Матвей и Сергей – воевали на различных фронтах и вернулись домой с ранениями и наградами.

Каждая семья внесла свой вклад в Победу, и нам, детям войны, хранить память о великом народном подвиге, чтобы передавать её, как по эстафете, детям и внукам.

Асаахан БОРОНОЕВ, заслуженный деятель науки России и Республики Бурятия, почётный профессор Санкт-Петербургского государственного университета г. Санкт-Петербург

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector