издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Два дня, разделённые войной

Начало Великой Отечественной и праздник Победы на страницах «Восточно-Сибирской правды»

  • Автор: Владимир ХОДИЙ, сотрудник «Восточно-Сибирской правды» в 1960–1980-е годы

Из всех 1418 дней Великой Отечественной войны самые памятные для переживших её – первый и последний, начальный и заключительный. Как иркутяне встретили известие о начале и окончании войны? Как их волнения, тревогу и радость освещала в те дни «Восточно-Сибирская правда»?

22 июня 1941 года

Этот день ворвался в жизнь одних городов нашей страны воем воздушных сирен и разрывами бомб. Ворвался на рассвете, не дав людям возможности даже подумать, как лучше провести его. А в другие города он пришёл мирным, вежливым, весёлым. Взял за руки не спеша пробудившихся от сна людей и увёл их за город, на природу.

Так начиналось и в Иркутске то последнее мирное и первое военное воскресенье. Утром было тихо и солнечно. Ничто не предвещало урагана. В девять часов, когда на Севастополь и Киев сыпались первые бомбы войны, по улицам нашего города шагали отряды ребятишек с сумками и рюкзаками. 

Шла вторая неделя Всесоюзного похода пионеров по изучению природных богатств, растительного и животного мира. В тот день где-то далеко по реке Бирюсе уже продвигался туристский отряд 11-й школы Иркутска. А девчонки и мальчишки одной из улиц предместья Рабочее явились на сбор организованного ими форпоста. Они это воскресенье решили посвятить изучению характера течения реки Ушаковки.

В 10 утра на стадионе «Авангард» начались городские легкоатлетические соревнования школьников. Около трёх тысяч иркутян приняли участие в комсомольско-профсоюзном кроссе, который проводился на стадионе «Локомотив» в районе Иркутска II.

В обычное время  вышли в свет областные газеты. На первой полосе «Восточно-Сибирской правды» было помещено большое фото А. Белинского, на котором заснят участник Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, заведующий участком огородничества и садоводства совхоза «Иркутский» Н.В. Лепешев, получивший серебряную медаль за выращивание в парниках хозяйства огромных арбузов. Весь подвал третьей полосы занимала статья «Жюль-Верн о нашей области». И остальные материалы номера освещали мирную жизнь. 

С 11 часов в парке Парижской коммуны началось массовое гуляние детей. Как всегда, в 12 часов открылись окошки касс кинотеатров (в те годы первый сеанс назначался на два часа дня). В «Гиганте» показывали  «Фронтовых подруг», в «Художественном» – «Парня из тайги».

Большой популярностью у иркутян пользовались бега. Ипподром работал с 13 часов. В это же время к стадиону «Динамо» потянулись стайки любителей футбола. Лучшие команды города готовились к последним репетициям перед встречами с московским «Локомотивом», который должен был приехать в Иркутск в начале июля. Не было свободно и у касс цирка. Афиши звали посмотреть «французскую борьбу», «индийский бокс» и… «петушиный бой».

В полдень вдруг испортилась погода. За серой пеленой облаков  скрылось солнце. Усилившийся ветер понёс по улицам тучи пыли. В 17 часов до Иркутска донёсся голос Москвы: «Война!» Люди замерли у репродукторов.  Неужели война? Так неожиданно.  Так вероломно. 

Война…  И всё-таки не верилось. Несколько часов длилось оцепенение. Внешне всё было как будто по-старому. Люди шли в кино, иные собирались в театр. Почти не было свободных мест на трибунах стадиона «Авангард», где на открытом ринге выступали боксёры Иркутска и Красноярска. Но в сердцах людей постепенно усилилась тревога. Все чувствовали, понимали, что необходимо собраться вместе. О митингах никто не объявлял. Но митинги начались. Они прокатились по всему городу. Коротки и ясны речи: работать на своих местах с утроенной энергией. По первому же зову партии и правительства встать на защиту Родины.

Одним из первых, сообщила на следующий день «Восточно-Сибирская правда», состоялся митинг в сталелитейном цехе завода имени Куйбышева. Выступали каталь тов. Сороковой, мастер цеха тов. Щёголев, старший весовщик тов. Богудаев и другие. Они заявили:

– Мы дадим стране столько дополнительного металла, сколько его необходимо будет для разгрома врага…

На митинге железнодорожников Иркутска II выступил старый рабочий тов. Симашко:

– Мне больше 60 лет. Однако я не оставлю боевого поста в тылу.

Коллектив станции Иркутска I принял резолюцию, в которой говорится: «Обеспечим бесперебойную работу, точное продвижение всех поездов. Но, если потребуется, все как один встанем на защиту нашей Родины… Враг будет разбит». 

Ещё накануне в туристский поход на Хамар-Дабан вышла группа альпинистов Иркутска. В минуты, когда столица передала сообщение о гнусной провокации германских фашистов, она достигла метеорологической станции. Состоялся краткий митинг. Выступавшие говорили:

– Пусть отсюда, с Байкальских хребтов, наши слова возмущения долетят до стаи врагов. Пусть они знают, что мы готовы сменить снаряжение туриста на боевое оружие.     

Митинги не прекращались до позднего вечера. В полночь собирались вместе рабочие второй и третьей смен заводов, городской электростанции, предприятий связи. 

Вот Центральный телеграф. Слова митинга скупы: никакой расхлябанности, чётко нести службу связи, вызывают на дежурство – иди, дают поручение – выполняй. Нарушение дисциплины, приказа – преступление перед Родиной…

Иркутск, как и вся страна, засыпал в ту ночь, охваченный тревогой. Хотя скажи кто-нибудь, что война будет продолжаться ещё почти полторы тысячи дней, никто не поверил бы.

9 мая 1945 года

«Как начиналось это самое светлое, самое прекрасное утро – будут рассказывать миллионы уст. Память сохранит и щедрость солнечного сияния, и невыразимую радость, светящуюся в глазах, улыбках, в движении каждого человека… Первые же слова из Москвы, донёсшиеся в Иркутск, ускорили биение сердец: «Акт о безоговорочной капитуляции…».

– Победа! – ярче самых сильных лучей засверкало это слово. На улицах незнакомые люди поздравляли друг друга.

Вот корпуса завода. Шумят станки – здесь делают боеприпасы. Шум покрывают радостные крики. Молодое, звонкое «Ура!» несётся из цехов. Из раскрытого окна свесился паренёк. Он сорвал с головы кепку и кричит на всю улицу:

– Победа!

Прохожий улыбается, приветливо машет рукой…»

Так начался в Иркутске памятный день 9 мая 1945 года. Так писала назавтра «Восточно-Сибирская правда».

Весть о капитуляции фашистской Германии пришла за час до начала утренней смены. И сразу же на улицах началось необычное движение. Из домов выбегали возбуждённые женщины, старики, дети. Лица их сияли радостной улыбкой и слезами. Стихийно возникали митинги. Они начинались там, где собиралось несколько человек. В служебных помещениях, цехах, отделах, на перекрёстках улиц! Постепенно выливались на заводские территории, городские площади…

Митинг на заводе имени Куйбышева. Его открывает парторг ЦК тов. Орлов. Слово предоставляется председателю завкома тов. Юревичу. Затем выступают директор завода дважды орденоносец тов. Брехов, участник Великой Отечественной войны тов. Шаханов, заместитель секретаря комитета ВЛКСМ тов. Вайсман и многие другие. 

Митинг рабочих вагонного депо станции Иркутск I. В честь Дня Победы коллектив решает 10 мая выполнить двухдневное задание по ремонту вагонов (9 мая было объявлено нерабочим днём). 

Венцом всенародного торжества был грандиозный митинг на площади имени Кирова. С утра сюда шли нескончаемые толпы людей. Шли со знамёнами, цветами, песнями. Вот как писала тогда «Восточно-Сибирская правда»: «Кипит народное море. Солнце горит над площадью. Но ярче солнца горит в сердце каждого слово «Победа»…»

В тот день поэт Анатолий Ольхон написал свою «Песню Победы»:

Ликуйте, советские люди,
Мечты наяву расцвели.
Вас тысячу лет не забудут,
Спасателей счастья земли. 

Люди возвращались в свои дома с верой, что час Победы настал, что война, унёсшая столько человеческих жизней, закончилась. Молодёжь назначала свидания, дети играли на улицах и во дворах, старики отдыхали на завалинках. Многие спешили в кино и театры. 

На сцене драматического театра шла «Дама-невидимка», в музкомедии – «Ярмарка невест», в театре юного зрителя – «Золотой ключик». В кинотеатре «Художественный» демон-стрировалась «Песня о любви», в «Гиганте» – «Девушка спешит на свидание», в «Пионере» – «Подкидыш». 

9 мая 1945 года появились на свет шесть маленьких жителей города на Ангаре. В тот памятный день родились Валя Кузнецова, Саша Монгари, Вера Кирненко, Володя Якушев, Юра Захаров, Валера Ляхович. 

Спустя 20 лет, когда впервые в СССР день 9 мая отмечался как праздник Победы и был объявлен выходным, трое последних жили в родном городе. Точнее, двое из них жили, пока им не исполнилось 19 лет и они не заняли пост, на котором крепко стояли их отцы в ураганные военные годы. 

Валера Ляхович появился на свет в 4 часа утра. Мать его работала в столовой №20. Отец, молодой 19-летний боец, сражался с врагом далеко на западе. Впервые Пётр Ляхович увидел своего сына, когда по пути на Забайкальский фронт побывал дома. Затем война с японцами, демобилизация, возвращение домой. В 1965 году отцу-фронтовику исполнилось 40 лет, а сын уже был в армии, служил в Забайкалье. 

Надежда Ивановна Захарова вместе со всеми утром 9 мая пошла на площадь Кирова.  Муж её, Семён Николаевич, замполит пожарной части, был на службе. Дома остались два сына и дочь. Надежда Ивановна не один час пробыла среди ликующих, радостных людей. В полдень пошла на 2-ю Красноармейскую, где находился городской роддом. В шесть вечера появился на свет Юрка… Отличный спортсмен, активный общественник, он служил в армии на Дальнем Востоке.

И наконец, третий родившийся в тот день – Владимир Якушев. Его мать работала в войну счетоводом в ИВАТУ, отец – там же, но только в мастерских.  Владимир пошёл по отцовской стезе: трудился инструктором в тех же мастерских и одновременно заканчивал вечернюю школу. 

Вот так разошлись судьбы ровесников Победы. А тогда их кроватки стояли рядом…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер