издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Другой взгляд

  • Автор: Яна ВАСИЛЬЕВА

Популярный российский блоггер Drugoi на этой неделе побывал в Иркутске, осмотрел город и в неформальной обстановке пообщался с иркутской публикой. Во время двухчасовой беседы собравшиеся успели обсудить интересные путешествия, интернет-зависимости, будущее соцсетей, а также особенности общения с русскими и индусами. Вместе со всеми задать несколько вопросов блоггеру решил и «Иркутский репортёр».

Искусство самопрезентации 

О том, кто скрывается под ником самого читаемого пользователя «Живого журнала» Drugoi, может рассказать масса интернет-источников – Wikipedia, Facebook, Twitter, LiveJournal. И список на этом явно не заканчивается. Популярная энциклопедия, к примеру, пишет, что автора зовут Рустем Адагамов, ему 50 лет, родился в Казани, живёт в Москве, имеет двойное гражданство – российское и норвежское. Тут же сказано, что Адагамов – яркий пример российского профессионального блоггера, сегодня его «иллюстрированный журнал обо всём на свете»  читают почти 78 тыс. человек (сам автор считает, что это число явно больше). Из соцсетей можно узнать, что Рустем помимо русского говорит ещё на двух языках – английском и одном из наречий норвежского, букмоле. Из профиля в «Живом журнале» – что он за соблюдение авторских прав и против использования нецензурной лексики. Из Twitter’а – что несколько часов назад Рустем рассматривал новый логотип Microsoft, а 20 августа побывал в Иволгинском дацане, после чего приехал в Иркутск, чтобы пообщаться с местной публикой.

Встреча в «Галерее Революция», назначенная на вечер вторника, началась с предложения Рустема к собравшимся общаться в режиме «вопрос-ответ». «Я не лектор, рассказывать вам мне как-то нечего», – буквально с порога честно признался он. И тут же рассказал «немного о себе». «Может, кто-то не знает, что я делаю», – без ноты иронии сказал блоггер. Таких людей в зале явно не было. Поэтому Адагамов рассказал о том, кем был до того, как стать Другим.

– До того как начать заниматься блогом профессионально, – начал он, – я 20 лет проработал графическим дизайнером в рекламе. Работал в Москве, в Норвегии, жил в Норвегии. Вернулся сюда в 2006 году и примерно с этого времени начал заниматься блогом уже как основной своей работой.  Для меня это был своеобразный дауншифтинг, потому что из директора большой рекламной компании я превратился в такого путешественника с фотокамерой.  Но сейчас мой блог читают 300 – 400 тысяч человек в сутки. Теперь это основное моё занятие.

– С чего вообще началось ваше увлечение интернет-дневниками?

– Я начал этим заниматься потому, что работа рекламного дизайнера достаточно сухая. А так как я приехал в страну, которая интересна, мне хотелось рассказать о том, как здесь живут люди. Тем более до этого я много лет был городским жителем, а тут приехал на север Норвегии – а это горы, море, совершенно дикая природа. Плюс, видимо, у человека где-то сидит потребность в журнализме. Очень нужно делиться с людьми тем, что ты видишь, о чём думаешь. Это развивает, делает твою жизнь полнее. Сейчас я живу очень интересной жизнью: за 10 лет объездил практически весь мир, встретил много неординарных людей. Будет о чём вспомнить потом.

– Многих сегодня интересует, как можно зарабатывать на своём блоге. Вы как это делаете?

– Каждый это делает в силу своих способностей. Моё мнение, что  монетизировать блог нужно, потому что финансовая независимость всё-таки даёт и личную независимость. Делать это можно по-разному: например, заниматься размещением рекламных постов, как поступают некоторые блоггеры. Я стараюсь всё-таки не давать прямую рекламу, не занимаюсь «джинсой», а  честно говорю, что если вы хотите разместить у меня свою рекламу, дайте мне что-то интересное. Как правило, это какие-то увлекательные поездки, которые превращаются в то, что мы называем «контекстной рекламой», интересной и читателям, и мне. И я это дело всячески одобряю. Главное – не писать плохо о хорошем и хорошо о плохом.

– Вы сами оплачиваете свои поездки?

– Когда как. У меня такое количество предложений куда-то поехать за чужой счёт, что трудно было бы выбирать из этого что-то другое. Сейчас, к примеру, еду на Паралимпийские игры в Лондон. У нас очень сильная паралимпийская сборная. И я давно интересуюсь темой людей с ограниченными возможностями. Поэтому хочу сделать пару историй об этих людях.

– А просто работать фотокорреспондентом, сотрудничать с различными изданиями у вас не возникает желания?

– Зачем? У меня всё есть, мне не надо ничего придумывать. У меня есть большая аудитория. Мне не нужен никакой журнал, я не хочу руководить людьми, не хочу сотрудничать, не хочу быть шефом. Мне достаточно и своих собственных муравьёв.

«Там есть картинка, а тут нет»

Как выяснилось, основной целью приезда Другого на Байкал оказалось отнюдь не озеро, а Иволгинский дацан в Бурятии. По его словам, около года он собирался сюда приехать и познакомиться с этими людьми. После посещения дацана рассказал, что был очень удивлён резиденцией главы российских буддистов XXIV Пандита Хамбо-ламы Дамбы Бадмаевича  Аюшеева, вместе с которым они проговорили около двух часов. «Хамбо-лама – интересный человек с таким своеобразным чувством юмора. Я был очень удивлён его резиденцией: сельский дом с удобствами во дворе. Он существует как обычный сельский житель – тут живёт, тут же и работает. Маленький старый диванчик с ноутбуком перед ним – это его рабочее место. Я не хочу сравнивать, но после последних скандалов (имеются в виду события вокруг патриарха Кирилла и РПЦ. – «Иркутский репортёр») это сравнение приходит само», – поделился впечатлениями Рустем Адагамов.

– Вообще я очень люблю ездить по своей стране. Кто-то любит путешествовать по экзотическим странам, а я – по России. Я здесь дома. Мне интересно, как всё устроено. И я очень доволен тем, что увидел здесь – на Байкале, в Улан-Удэ. Мы целый день провели на Байкале. Я ни разу тут не был. И Иркутск – один из тех городов, где также хочется побывать.

– Вы жили в Норвегии, а сейчас рассказываете про Байкал…

– Очень похоже, – не даёт закончить вопрос собеседник. – Мы полдня с большим трудом ехали на полуостров Святой Нос. И вот этот залив (Чивыркуйский. – «Иркутский репортёр») – это такой чисто норвежский фьорд. Только в Норвегии нет горячих источников, а тут есть. Я там посидел, это совершенно фантастическое ощущение, когда на берегу Байкала ты сначала лезешь в воду, температура которой градусов 16, а потом садишься в этот кипяток.

– Вы много путешествуете. Русские люди сильно отличаются от европейцев в общении? 

– Это зависит от ситуации, в которую попадаешь. У нас люди боятся, причём всего – камеры, чужого человека. Поэтому нужно всё время искать какие-то подходы. Например, вчера, когда мы ехали из Улан-Удэ сюда, остановились рядом с БЦБК, я просто хотел сфотографировать завод. Выскочили две женщины-охранницы, чуть не заковали в кандалы, сказали, это частная собственность, снимать нельзя.

Так что бывает по-разному. Наверное, это последствия СССР, потому что на всём постсоветском пространстве люди как улитки, они в себе. Американцы совсем не такие. Индусы вообще живут на улице, могут быть нищими, но при этом они очень счастливые. Это зависит от качества жизни: чем оно выше, чем человек чувствует себя свободнее, тем он более открыт для незнакомцев.

– Проблема БЦБК станет поводом для отдельного репортажа у вас в журнале?

– Скорее всего, нет.

– По-вашему, это маленькая проблема в масштабах страны?

– Это не маленькая проблема, всем жалко Байкал. У нас люди могут не посочувствовать человеку, но будут стоять за природу, особенно когда речь идёт о чём-то уникальном.

– Однако вы не напишете об этом, как пишете о других проблемах, например, вынесении приговора участницам группы Pussy Riot?

– Потому что там есть картинка, а тут нет. А писать – это не мой формат. Нужна картинка, например труба, из которой всё это вытекает. 

– У вас в журнале всё построено на фотографии потому, что люди не любят читать? Или просто будущее за изобразительными средствами? 

– Не обязательно. Я очень люблю людей, которые хорошо пишут. Я так не умею. У меня ставка на изображение сделана исключительно потому, что я много лет проработал дизайнером и фотография – это уже часть меня. Хотя мне действительно кажется, что картинка часто больше значит, чем текст.

– Но то, что именно иллюстрированный журнал стал самым читаемым в российском Интернете, это показательно?

– Нет. Просто это хорошая работа фоторедактора. Умение выбирать нужные фотографии и выкладывать их в нужный момент. Вот и всё.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное