издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Страсти по Славному морю

Точные сроки остановки БЦБК станут известны уже в этом году

В Иркутске по инициативе «группы граждан» состоялся небольшой митинг неравнодушной «зелёной» общественности под лозунгом «Закрой БЦБК». На следующий день без лозунгов и поводов прошёл брифинг первого заместителя председателя правительства Иркутской области Владимира Пашкова «по текущей ситуации в городе Байкальске и на Байкальском ЦБК». А ещё через день по российским СМИ распространилось сообщение о том, что Альфа-банк переуступил Внешэкономбанку права требования по долгам БЦБК на сумму 1,8 миллиарда рублей.

Около Иркутского цирка, на площади Труда, молоденькая мама с дочкой-дошкольницей кормят голубей. Рядом митингуют люди. Динамики разносят над площадью напоминание о трёхлетней годовщине со дня подписания «преступного постановления, разрешившего убыточному комбинату сбрасывать стоки в Байкал», о том, что собственники БЦБК – частные акционеры и государство в лице представителей власти, «они не эксплуататоры даже, а паразиты, сосальщики». Эту мысль подхватывают: «БЦБК стал банкротом, потому что вся прибыль уводилась на Кипр, а нам оставался только экологический ущерб».

Счастливая мама не слышит грохочущего возмущения. Для неё в этот конкретный момент весь окружающий мир сконцентрирован в дочке, которой интересно кормить голубей.

– Мы раньше требовали: «Закройте БЦБК!». Сегодняшний лозунг – «Закрой БЦБК». Эти слова обращены лично к каждому из нас. И к власти тоже, хотя никто во власти сейчас не несёт личной ответственности за то, что происходит, – говорит в микрофон сопредседатель общественной организации «Байкальская экологическая волна» Марина Рихванова.

– Нет в зоне нашей ответственности компетенции по оценке экономической эффективности комбината, – дистанцируется от финансового пласта проблем БЦБК Владимир Пашков на брифинге, но при этом напоминает: – По итогам 2012 года БЦБК в натуральном выражении выпуск продукции произвёл почти на 20 процентов больше, чем за 2011 год. То есть с точки зрения функционирования предприятия мы видим, что там есть реальная динамика к стабилизации ситуации.

Журналистов не удивило, что «реальная динамика к стабилизации» под управлением Альфа-банка привела Байкальский ЦБК к реальному банкротству и вынужденной передаче управления предприятием Внешэкономбанку. У Альфа-банка было время и реальная возможность заработать в глазах мировой общественности высокий имидж спасителя Байкала цивилизованной ликвидацией главного загрязнителя колодца планеты. Увы, корявое внешнее управление, имитация деятельности по «финансовому оздоровлению» предприятия привели к включению банка в число главных врагов чудо-озера. Теперь все надежды на Внешэкономбанк.

– Сейчас мы находимся в согласительных процедурах с Внешэкономбанком по тем зонам ответственности, которые отнесены к компетенции правительства региона, – растолковывает ситуацию первый зампред правительства. – У нас есть чёткие и понятные, согласно действующему законодательству, зоны ответственности. Первая, безусловно отнесённая компетенция областного правительства – это вопросы, связанные с занятостью. У нас существует программа занятости населения, в том числе по  Байкальску. 

Митинг под лозунгом «Закрой БЦБК»,
грохочущий рядом, девочке пока не интересен

Других зон ответственности по отношению к БЦБК Владимир Пашков не назвал. Наверное, потому, что журналисты сбили его вопросами о конкретных датах начала утилизации накопленных на берегу Байкала миллионов тонн шлам-лигнина и ликвидации предприятия. Зря сбивали. Конкретных дат услышать всё равно не удалось. Может быть, как раз потому, что почти ничего, кроме «зон ответственности», региональному правительству не оставлено. Значительная часть прибыли, пройдя оффшоры, оседает в чьих-то глубоких частных карманах. Полномочия по принятию ключевых решений, способных реально изменить ситуацию, сконцентрированы в федеральном центре. Региону остаются лишь накопленные экологические и всякие прочие ущербы. 

– В любом случае эти решения, которые были приняты на уровне правительства и которые зафиксированы в обязательствах Внешэкономбанка по модернизации площадки Байкальска, будут выполняться после того, как будут произведены мероприятия по проектированию или предпроектным работам, – обтекаемо отвечает Владимир Пашков на прямые вопросы участников брифинга. –  Надеюсь, что в рамках первого полугодия 2013 года такая работа будет, по крайней мере в первой своей стадии, завершена. После этого можно будет говорить о сроках остановки БЦБК. И, наверное, до конца января, ну, крайний срок начало февраля, мы точно будем понимать, когда, кто и в какие сроки начнёт выполнять эту работу.

Что-то похожее говорил Владимир Пашков в интервью «Восточно-Сибирской правде» ещё четыре года назад, пытаясь хоть как-то оправдать решение государства как главного собственника о повторном запуске убыточного предприятия, находившегося два года в аварийном простое. 

– Надо выработать десятки тысяч тонн щёлоков, кислот и других оставшихся химикатов, повысить окупаемость и рентабельность, обеспечить население работой на период подготовки проекта ликвидации комбината и санации промплощадки, – отвечал он в ноябре 2009 года. – На разработку проекта может потребоваться года три.

Прошло четыре года. Но, несмотря на «реальную динамику к стабилизации», нет ясности, «когда будут произведены мероприятия по проектированию» и  «кто и в какие сроки начнёт выполнять эту работу».

…Девочка-дошкольница под бдительным наблюдением счастливой мамы с восторгом кормит голубей около Иркутского цирка. Митинг под лозунгом «Закрой БЦБК», грохочущий рядом, ей не интересен в принципе. По малолетству. Но, кто знает, может быть, лет через 12–15, став студенткой, она тоже подойдёт к микрофону и скажет: «Мы помним постановление правительства РФ № 1 от 2010 года…». А на следующий день кто-нибудь объяснит журналистам, что комбинат нельзя остановить просто так, опустив рубильник. Для этого нужен проект, а на его разработку требуется время.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер