издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Место под знаком

Иркутск – город победившего частного автотранспорта, и наши пробки на дорогах уже борются за гордое право соперничать с московскими. Урегулировать вопрос с организацией парковок в перегруженной машинами центральной части города власти пока не в состоянии, поэтому сейчас всё ограничивается полумерами. С конца зимы вновь возобновились локальные столкновения водителей с инспекторами ГИБДД на почве эвакуации машин, поставленных под знаком «Остановка запрещена». Ситуация, где ни правых, ни виноватых нет: с одной стороны, нарушать ПДД действительно нельзя, с другой – а где ещё поставить машину в центре города и выскочить на пять минут в магазин, если не под этим злосчастным красно-синим, как флаг Британии, крестом, вписанным в круг? «Иркутский репортёр» «сменил профессию» и в течение светового дня в середине рабочей недели трудился в должности самого ненавидимого сегодня простыми водителями «злого демона дороги» – эвакуаторщика.

Услуги эвакуатора – за свой счёт 

Проклятое место и ежедневный кошмар всех местных «водил» – Баррикад, 42. Территория размером со школьный стадион, называемая «штрафплощадкой» или «арестстоянкой». Внешне – ничего демонического, очень похоже на любую платную стоянку: машины рядами, будка охраны на въезде… Бросаются в глаза суетливо снующие бело-оранжевые эвакуаторы, быстро разгружающие свежедоставленные машины и торопливо уезжающие на очередную охоту. Постоянно стоящие перед закрытыми воротами с недовольным видом люди – их явно угнетает вынужденная необходимость на время вернуться в первобытное состояние пешеходов. Да и в будке вместо беспечных охранников стоит компьютер с базой данных на всех автомобилистов-правонарушителей и круглосуточно дежурит инспектор ГИБДД, оформляющий штрафы. 

В управлении ГИБДД Иркутска сурово утверждают: если у водителя накопилось несколько неоплаченных штрафов, его могут задержать и доставить на ночёвку в расположенный тут же неподалёку ИВС, а с утра отправить в ближайшее отделение банка принудительно оплатить долги. Дежурный инспектор Татьяна, лейтенант полиции, успокаивает, что ни одного подобного случая ещё не было. Правонарушителю просто не отдают машину, пока он не заплатит за все предыдущие прегрешения на дорогах, а не только административный штраф за эту последнюю неправильную парковку и счёт за услуги эвакуатора – соответственно 1500 рублей, 1268 рублей плюс 27 рублей за каждый час, что машина проведёт на арестплощадке. 

– Каких-то злостных неплательщиков штрафов с огромной задолженностью нам не попадалось. Максимум неоплаченных штрафов у одного водителя – обычно не больше трёх-пяти, – рассуждает Татьяна, флегматично оформляя очередного нарушителя, коротко отвечающего на её формальные вопросы и вообще предпочитающего не вступать в споры и отвлечённые рассуждения о ситуации на местных дорогах. – Обычно люди появляются в течение часа после эвакуации машины.

– А не было случаев, чтобы эвакуированная машина стояла на арестплощадке несколько суток?

– Нет, такого не бывает. Максимум, приезжают в течение дня. Бывает, что машину заберут утром, а водитель появляется здесь поздним вечером, часов в одиннадцать. Но чтобы машина ночевала на штрафплощадке – такого я не припомню… 

В неблагодарном деле эвакуации машин царит жёсткое разделение обязанностей. Инспектора ГИБДД занимаются только оформлением административной части. Постоянное патрулирование сегодня ведётся лишь в центре города, да и то на нескольких главных магистралях, – не хватает сил, ресурсов, людей. Один-два инспектора работают «в поле»: именно они определяют, какие машины нужно убрать, составляют протоколы о нарушении. Ещё один инспектор сидит за компьютером на штрафплощадке, заносит нарушителей в базу данных, а когда они приезжают за машиной – оформляет протокол административного правонарушения, который оплачивается только в банке, не по принципу «из рук в руки», и проверяет наличие неоплаченных штрафов и вообще прошлых зафиксированных в базе нарушений ПДД. 

Собственно эвакуацию осуществляет  частная фирма «Транспарк», которая работает по договору с областным министерством транспорта. Забавно, что телефон, указанный на каждом эвакуаторе, это телефон одной из служб такси, которой они принадлежат. Ежедневно в центре города работают от пяти до десяти эвакуаторов. Бригада из водителя и стропальщика грузит и отвозит машины на арестплощадку. Оплата их работы водителями производится отдельно от инспекторов ГИБДД, в той же будке охраны, но во второй из двух комнат. Там же ведётся собственная статистика и учёт проделанной работы. 

«Иркутского репортёра» определяют на один из эвакуаторов, и машина, обогнув спортивный комплекс «Динамо», вырывается на оперативный простор – выезжает на улицу Баррикад…

«Пробковый» квадрат

Отношение водителей к эвакуации их машин до сих пор не устоялось и крайне неоднозначно. Признавая, что они нарушили правила, владельцы авто одновременно убеждены, что собственно процесс эвакуации – незаконен. На практике всё обстоит несколько сложнее. Три года назад законодатели эвакуацию не то чтобы отменили, но уточнили: она должна осуществляться за счёт местных бюджетов. На это у городской администрации просто не было денег, и последние несколько лет эвакуация проходила кое-как. 

Внешне арестплощадка напоминает обычную платную стоянку.
А по сути – автомобильный изолятор временного содержания

Но в конце прошлого года были приняты поправки в административный кодекс. Местным властям разрешили нанимать частные компании, которым дали право взимать плату за свои, пусть и навязанные, услуги. Сейчас этим в Иркутске занимается только «Транспарк», но уже практически решён вопрос с созданием подобной фирмы при городской администрации – она будет называться «Город» и займётся эвакуацией машин на территории всего областного центра. Поправки вступили в силу в феврале, и с начала марта вновь вспыхнуло активное противостояние между водителями и сводными группами инспекторов ГИБДД и эвакуаторов. 

Эвакуаторы работают в центре города с восьми до восьми, а сам процесс работы организован по принципу замкнутого конвейера: машина с инспектором медленно передвигается вдоль центральных улиц, а к ней непрерывно подъезжают эвакуаторы, курсирующие от штрафплощадки до центра и обратно. Одновременно на протяжении одного квартала могут грузиться до четырёх машин. 

Наш эвакуатор огибает автовокзал, по улице Тимирязева поднимается в центр города, а водитель Дмитрий по служебной мобиле связывается с инспектором.

– Очистили «Горняк», переехали к «Тыще», – лаконично сообщает он. Эвакуаторы ходят по наиболее забитому машинами «пробковому» квадрату – Ленина, Дзержинского, Карла Маркса, время от времени отвлекаясь на сопредельные улицы – Сухэ-Батора, Партизанскую… Странно, что практически не работают они на, казалось бы, полностью пешеходной улице Урицкого, тем не менее обильно заставленной припаркованными машинами. Дмитрий вспоминает, что вызывают их на Урицкого только в одном случае – если какой-то автомобиль вызывающе мешает общему движению. 

Шифрованная реплика водителя значит, что квартал в начале Дзержинского, где запрещающий знак стоит напротив гостиницы «Горняк», уже очистили от неправильно припаркованных машин и кавалькада эвакуаторов переехала к магазину «Тысяча мелочей». Однако, несмотря на то, что они только что были здесь, напротив «Горняка» уже остановились несколько новых нарушителей. Мы неторопливо проезжаем мимо.

– Алё, как же так? – возмущённо подпрыгивает в кресле «Иркутский репортёр». – А этих почему грузить не будем?

– Ты смешной, – успокаивающе говорит Дмитрий. – Мы же не можем по своей воле увозить машины. Это решает инспектор. Он составляет протокол. Мы только выполняем его указания, самостоятельно мы машину трогать не имеем права. 

– Особенности работы, – философски поддерживает его стропальщик Александр. – На днях у нас был случай: уже собирались грузить машину напротив остановки «Дом Кузнеца», как выскочил из магазина водитель, говорит – не трогайте, я сейчас уберу. И у нас на глазах переехал дорогу и встал прямо на остановке. А инспектор уже вперёд уехал – мы же не имеем права даже слова водителю сказать, хотя он откровенно нарушает! 

Перед тем, как вернуть машину, водителей проверяют на наличие неоплаченных штрафов по базе данных ГИБДД

Эвакуатор выворачивает на Карла Маркса и вскоре «становится в очередь» нескольких коллег, «закрывших» квартал от Урицкого до Литвинова. Инспектор, глядя в права, корит водителя, прибежавшего на визг своей машины до того, как её успели «охомутать»:

– Вы же опытный водитель, почему нарушаете?

– Да я знак не заметил, – неубедительно вертит головой водитель. Понятно, что с этого места знак заметить никак невозможно – знаки стоят на углу, в начале каждого квартала, так что водители паркуются у него «за спиной». 

– Почему нарушаем? – жестяным тоном спрашивает инспектор.

– Да я на минуту выскочил, в магазин, – оправдывается водитель уже искренне. Это самая распространённая отговорка, или – причина, кому какое слово больше нравится: выскочил в магазин, в аптеку, закинуть документы в офис. В это можно было бы поверить, если бы не один контр-аргумент: перед тем как «паковать» машину, водителю дают последний шанс – пинают по колёсам, провоцируя срабатывание сигнализации, и несколько минут ждут. Единицы владельцев выскакивают на призывный зов своего транспортного средства. Но довольно часто бывает, что они подходят, когда машина уже зависает на стропах над эвакуатором.

– Момент невозврата – это когда колёса отрываются от асфальта, – объясняет Александр. – Пока машина стоит на земле, даже если она уже зацеплена на штангу крана, владелец может её забрать без оформления штрафа. Но мы ждём их больше, чем грузим: в среднем машину от асфальта до платформы переносим за три – три с половиной минуты. Я работаю уже шесть лет, у меня рекорд – две двадцать пять. – Внезапно и у скромного стропальщика прорезается профессиональная гордость. 

Контакты и конфликты

В этот момент напротив магазина «Спорттовары» вспыхивает локальный межведомственный конфликт. Инспектор показывает очередному эвакуатору на чёрную иномарку с глухо тонированными стёклами, но в этот момент подбегает молодой резкий парень и начинает «качать права»:

– Ну-ка отошли от машины!

– Спокойнее, молодой человек! – непреклонно осаживает его инспектор.

– Управление Госнаркоконтроля. – Парень жестом, подсмотренным в голливудских боевиках, перекидывает через палец «ксиву».

– Не влияет, – спокойно парирует инспектор. – Почему нарушаем?

– Свидетеля в контору привезли, – с гонором отвечает наркоборец. «Контора» действительно находится через дорогу. 

– Отгоняйте машину, – устало говорит инспектор. Парень триумфально усаживается в салон, и автомобиль с визгом уносится в туманную даль. 

Умелая команда из водителя и стропальщика грузит машину за три с половиной минуты

– Часто случаются такие конфликты? С коллегами или машинами, принадлежащими властным структурам?

– Машины увозим часто, а конфликты случаются редко, – усмехается инспектор. – Недавно забрали авто, выбегает водитель, просит: «Верните эвакуатор, я судья, мы же в одной системе работаем». Я ему говорю: «Если вы судья, вам-то тем более грех законы нарушать». 

– Вернули?

– Конечно. С арестплощадки, после оплаты штрафа. Мы добрые, всем машины возвращаем, себе ничего не оставляем, – смеётся инспектор. 

Надо отметить, что за три недели активной работы эвакуаторов люди уже привыкли к ним, как к неизбежной неприятности вроде плохих дорог, слякоти или пробок. Поэтому реагируют спокойно, без возмущения: спрашивают, где забрать, сколько это будет стоить, то есть просто выясняют рабочие моменты. Нарушать, правда, меньше не стали. Дмитрий говорит, что за три года его работы не было ни дня, чтобы он кругами ездил по центру и никто не нарушал. Стало нарушителей больше или меньше, вообще рассуждать не приходится, так как их всегда одинаковое количество – столько, сколько есть места под запрещающим знаком. Другого-то места нет… 

– Вы сами своими машинами пробки создаёте – куда мне на вас жаловаться? – набрасывается на инспектора маленькая хрупкая девушка, у которой уже увезли машину. Инспектор философски пожимает плечами. Ситуация привычная: женщины реагируют на потерю верного коня гораздо болезненнее мужчин. А этот квартал считается «женским» – здесь много магазинов косметики и женской одежды. 

– Куда мне парковаться? – продолжает она засыпать инспектора риторическими вопросами. – Я три круга по центру сделала, полчаса крутилась – некуда приткнуть машину. А поставила под знак – через пять минут уже вы её забрали.

Инспектор снова пожимает плечами: машину-то уже увезли, фарш обратно не провернёшь… 

Наконец инспектор указывает на автомобиль для нашего эвакуатора. Пока Александр расправляет стропы, Дмитрий фотографирует машину со всех сторон. Объясняет:

– Чтобы не было потом разговоров, что мы машину побили при загрузке. Особенно тщательно фотографируются все повреждения. Причём я заметил, что владельцы простых машин забирают их спокойно, а вот водители дорогих авто постоянно скандалят. Найдут царапину, и начинается: «Это вы поцарапали, я вас по судам затаскаю!»  

Машина взмывает с лёгким креном на капот – мотор тяжелее багажника, стропы вытягиваются за одну смену.

– Не может стропа порваться? – тревожится «Иркутский репортёр» за сохранность чужой собственности.

– Нет, стропы проверяются в начале и в конце смены. Если начинают ползти, протираться, их сразу меняют, – отвечает Александр, точными движениями рычагов заводя машину на платформу. – Вообще, одна стропа выдерживает тонну. У нас четыре стропы. Машина весит две – две с половиной тонны. Ну, если джип – то три. Вот сам и считай, может порваться стропа?

Мы быстро и буднично возвращаемся на штрафстоянку. Инспектор «с оказией» передаёт Александру стопку заполненных протоколов об административном правонарушении – после смены количество эвакуированных машин должно совпасть с доставленными на арестплощадку…

«Я поняла ваш намёк – нужно покупать джип…» 

В дежурке арестплощадки – тепло, тесно и уютно. Молодой мужчина, сильно нервничая, объясняет Татьяне: он хирург, его в областной больнице уже час ждёт на операцию ребёнок. Он заскочил на минуту к профессору в НИИТО, на последнюю консультацию, бросил машину, не глядя на знаки, выходит – нет её.

– Могли бы не на Тимирязева остановиться, а заехать во двор больницы, – сурово выговаривает второй инспектор, Сергей, но, войдя в положение, отпускает водителя без оплаты штрафа – ему придётся заплатить только за эвакуатор. Приём «пострадавших» – в порядке живой очереди. Следом за ним входит молодая эффектная девушка, рыжая Александра. Претензий она не высказывает, но относится к происходящему с отчётливым сарказмом. 

– Так, вы бросили машину…

– Не бросила, а поставила. Напротив кинотеатра «Художественный»… Справа стоял «Хаммер», слева – «Ауди». Забрали почему-то мою…

– Они тяжёлые и габаритные, не влазят на наши старенькие эвакуаторы, – от неожиданности начинает оправдываться Сергей.

–  Я поняла ваш намёк. Нужно покупать джип, – немедленно реагирует Александра. – А они что, пока неприкасаемые?

– Почему же? Мы фотографируем правонарушение и потом штрафуем на основании этих данных.

– И сколько же стоит штраф по фотографии? – иронически интересуется Александра.

– Да столько же – полторы тысячи. Они экономят на услугах эвакуатора… Я вижу, у вас куча оплаченных штрафов, – пытается переломить развитие разговора Сергей, но рыжая язва реагирует моментально:

– Ключевое слово – «оплаченных»…

Александра уходит с победным видом. «Иркутский репортёр» идёт в соседнюю комнату, где работники «Транспарка» оформляют оплату за эвакуацию. Дежурный Алексей смотрит в свой гроссбух: с утра до обеда было доставлено уже 22 машины. Вчера с одиннадцати утра до начала десятого вечера – 42. Несколько дней назад за то же время – 49. Неделю назад – 43. 

Все – и водители, и инспектора, и эвакуаторщики – признают, что этим проблему неправильных парковок и перегруженности транспортом центра города не решить. Больше всего эта работа похожа на труд Сизифа во время камнепада – причём титану нужно вернуть на гору все камни, а он с одним справиться не может. По сути, эвакуаторы только освобождают место для следующих нарушителей. Все завязанные в теме признают, что единственный способо решить эту проблему – либо организация новых парковок, либо ограничение въезда легкового транспорта в центр, а в идеале – применение обоих методов сразу. Но эти вопросы уже нужно задавать не эвакуаторам и не инспекторам ГИБДД…  

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное