издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слишком острые блюда

Дипломированный повар предпочла наркобизнес общепиту

Поленихе, как называют в Тайшете содержательницу наркопритона Людмилу Поленову, нынешним летом исполнится 40. Юбилей женщине придётся отмечать за колючей проволокой, в разлуке с дочерью. Девочка, инвалид с рождения, однажды уже помогла матери избежать наказания за преступление. Когда ребёнку было 12 лет, Тайшетский городской суд отправил Людмилу Поленову за торговлю наркотиками в Бозойскую колонию, однако представители Фемиды Эхирит-Булагатского района сочли возможным отпустить осуждённую домой, отсрочив исполнение приговора до достижения её дочерью 14-летнего возраста.

Как показало время, наркоторговка нисколько не оценила оказанного ей доверия. На следствии по очередному уголовному делу, возбуждённому наркополицией, Людмила рассказала, что после досрочного освобождения она не только очень скоро вернулась к криминальному бизнесу, но и сама стала колоться. Жила Людмила Поленова в одной квартире с дочкой и пожилой матерью, их пенсий по инвалидности и старости на кайф ей не хватало, а потому благоустроенная квартира на улице Локомотивной вскоре превратилась в наркопритон. Днём и ночью сюда приходили «торчки» – хозяйка продавала им и «полуфабрикаты» (по 500 рублей за один «ляп»), и готовое снадобье (в шприце «лекарство» шло по сотке за кубик), а частенько сама же делала посетителям укол в вену. Да и на улицу их сразу не выгоняла – «добрая душа» позволяла страждущим отдохнуть, насладиться «приходом». 

Угощение для клиентов готовилось тут же, в собственной кухне, на глазах престарелой матери и больной дочки. Варить дома «ханку» Поленовой, окончившей после школы ПТУ по специальности «повар», показалось, видимо, выгоднее, чем стоять у плиты в общепите. Приготовление ацетилированного опия, кстати, не такое простое дело – оно требует навыков и большого терпения. Сырьё надо то вываривать, то заливать водой, добавляя по ходу различные ингредиенты – соду, растворитель, кислоту. Над дурно пахнущим зельем хозяйка колдовала в основном ночами, проводя возле печи по нескольку часов. Далеко не каждый наркоман мог позволить себе такие «кулинарные» изыски дома, в кругу семьи. Так что притон Поленихи пользовался у наркозависимых большой популярностью. Женщина порой ночами допускала на свою кухню знакомых, позволяя им пользоваться плитой и посудой для приготовления «ханки». В знак благодарности наркоторговка получала дозу в собственную вену от «повара»-арендатора. 

Бизнес Людмилы Поленовой со временем расширялся. Она увеличила ассортимент услуг, освоила новые наркотические «блюда». К тому времени, как ею в очередной раз заинтересовались сотрудники наркоконтроля, выпускница кулинарного училища стала асом в изготовлении «бомбочек» (сырца, намазанного на полимерный отрезок и закатанного в рулончик), раствора ацетилированного опия и экстракта маковой соломы, иногда торговала и героином. Приобретала сырьё крупными партиями у одной и той же оптовой торговки по имени Алла, которую наркозависимые в Тайшете знают как цыганку Марину. 

Прежде чем возбудить уголовное дело по статьям о наркосбыте и содержании притона, сотрудники межрайонного отдела по контролю за оборотом наркотиков почти полгода «пасли» барыгу. За это время они провели десять оперативных мероприятий под названием «проверочная закупка». Организованы и оформлены эксперименты были по всем правилам. «Закупному», то есть наркоману, согласившемуся принять участие в мероприятии, присваивался псевдоним, чтобы не подвергать опасности ни его самого, ни его близких. После этого участников эксперимента Дика, Куртку, Кактуса, Крота и других носителей столь же экзотических прозвищ досматривали, выворачивая все карманы наизнанку, и составляли акт о том, что денег и наркотиков у них не обнаружено. А потом уж вручали каждому под роспись меченые купюры и одноразовый шприц в упаковке. 

Автомобиль, на котором «закупных» отвозили на «точку», тоже подвергали тщательному досмотру. Понятые даже заходили за «покупателем» в подъезд наркоторговки и встречали его с дозой на лестничной площадке. Шприц с коричневой жидкостью опечатывался и сдавался на экспертизу. И каждый раз в заключении специалистов значилось одно и то же: «Содержимое является наркотическим средством кустарного изготовления ацетилированным опием». Менялось только количество зелья в перерасчёте на сухое вещество: Полениха отливала «дурь» из пузырька в шприц покупателя на глазок, каждый раз ошибаясь, естественно, в свою пользу. При обыске квартиры торговка добровольно выдала лишь эмалированную кружку, в которой варила зелье. Но сотрудники наркоконтроля без труда отыскали на её кухне и банку с готовым наркотиком, и ёмкость с полуфабрикатом. 

Доказательств преступной деятельности трижды судимой Людмилы Поленовой оказалось более чем достаточно. Рвения оперативников наркоконтроля, однако, не оценили ни государственный обвинитель, ни судья. Прокурор просил даже исключить из объёма предъявленного следствием обвинения восемь фактов покушения Людмилы Поленовой на сбыт наркотиков. Суд тоже пришёл к выводу, что и двух проверочных закупок вполне хватило бы для того, чтобы выявить и сразу же пресечь преступления, а не провоцировать подозреваемую на дальнейшие противоправные действия, подсылая к ней очередных покупателей. 

Смягчающих обстоятельств у Людмилы Поленовой хватало. Но признание вины и раскаяние не помогли ей на сей раз избежать реального лишения свободы, как и наличие у неё на иждивении несовершеннолетней дочери-инвалида. «Вставать на путь исправления» женщине, страдающей опийной наркоманией, придётся в колонии общего режима, куда Тайшетский городской суд направил её отбывать наказание за преступления против здоровья населения и общественной нравственности на срок четыре года. Осуждённая с таким приговором не согласилась – он показался ей слишком суровым и несправедливым. Однако кассационным определением коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда вердикт оставлен без изменений. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector