издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Неядерным проектам АЭХК – зелёный свет

  • Автор: Яна АРХИПОВА

На прошлой неделе была озвучена официальная информация – в ОАО «Ангарский электролизный химический комбинат» дан официальный старт двум неядерным проектам. Инвестиционный комитет госкорпорации «Росатом» принял решение и подписал соответствующие документы о выделении финансирования на развитие в Ангарске, на базе АЭХК, высокотехнологичных производств: монокристаллов искусственного кварца и тантала-ниобия.

Деньги уже в пути. А насколько готовы к созданию новых, неядерных производств наши атомщики? Об этом мы решили узнать, как говорится, из первых уст, пообщавшись лично с руководителями обоих неядерных проектов, а также с их непосредственным начальником.

Мы не изобретаем велосипед!

Владимир Дудкин уверен: сегодня неядерные проекты действительно нужны АЭХК. На одном уране не прожить. Как в любом производстве, в ядерной отрасли тоже бывают периоды спада и подъёма. Поэтому страховочный крюк обязательно должен быть. И он есть! Может, конечно, широкий круг ангарчан и не в курсе, но на атомном предприятии сейчас вовсе не занимаются изобретением велосипеда. Ещё в далёкие советские годы, когда уран производился по госзаказу, была организована так называемая ПНИЛ (производственная научно-исследовательская лаборатория). Там тоже занимались прикладной наукой, позволявшей делать продукцию более качественной. Начальниками лаборатории в своё время были такие легендарные руководители комбината, как Михаил Сапожников и Виктор Корючкин. В своём подчинении они собрали лучшие умы производства. Из 100 сотрудников 85 были инженерами. Остальные – высококвалифицированные рабочие. Эти люди двигали науку вперёд, модернизировали действующее производство.

ПНИЛ стала первым опытом работы над неядерными направлениями. Этот опыт даром не пропал. Немного позже заместитель главного инженера комбината, тогда ещё федерального предприятия АЭХК, Александр Козлов возглавил развитие неядерного направления в части создания специализированных приборов. Разработки были, требовалось внедрение их на практике, апробирование, «доведение до ума». Так родилось первое действительно неядерное приборное производство. Проверенное десятилетиями, оно, кстати, здравствует и поныне. Сегодня это, правда, уже не подразделение ОАО «АЭХК», а самостоятельное предприятие – Ангарский филиал ОАО «Урал-прибор», по-прежнему производящий уникальную продукцию.

Остальные неядерные проекты, увы, испытание временем не прошли. Их создание велось на базе уже существующего производства. Как рассказывает Владимир Дудкин, у комбината есть несколько сильных сторон: фтор как промежуточный продукт атомной промышленности, самая дешёвая в стране электро-энергия, оборудование плюс высококвалифицированные кадры. Вот и работали с химическими соединениями фтора. Первым проектом стали озонобезопасные хладоны (охлаждающие вещества, которые используются где угодно – вплоть до морозильных камер, а также в электронной промышленности). За 10 лет производство разрослось с маленькой установки до большого участка. Сотни тонн продукции в год. Лучшее в мире качество – 99,9999%! Почему же с хладонами пришлось расстаться? Увы, на смену пришло более новое вещество-заменитель. Зарубежные конкуренты-капиталисты вложили деньги и быстро поменяли оборудование. Мы же, работающие на промышленном гиганте советских времён, просто не успели…

Вторым проектом стали трифлаты (производство трифторметансульфоновой кислоты – CF3SO3H). Он тоже вырос из обычных пробирок и дошёл до целого участка, который производил до 50 тонн кислоты в год. Продукция неоднократно входила в список 100 лучших товаров года России. Все продажи осуществлялись за рубеж. Но и этот проект пришлось закрыть. Почему? Грянул мировой кризис 2008 года. Кроме того, поменялись в сторону ужесточения стандарты безопасности. Потому и основное оборудование, опять же, требовалось заменить как не полностью соответствующее новым стандартам. И снова наша огромная машина не успела «раскачаться», а тут и зарубежные конкуренты подоспели… К тому же на очередной волне «атомного Ренессанса» первого десятилетия 21 века было решено сосредоточить усилия на развитии именно уранового производства.

Как избежать повторения старых ошибок? По мнению Владимира Дудкина, это возможно. Сейчас все проекты в России даже изначально открываются по-другому. Раньше как происходило? Все были готовы производить уникальную, высокотехнологичную продукцию. А как её продать, уже никто не думал. Раз есть качественное – значит, кто-то купит. Наверное, сказывалась воспитанная в советские времена на-дежда на госзаказ.

А за рубежом не так. Первичен не товар, а спрос, потребность. Кому-то нужно именно такую кислоту? Значит, именно её и делаем. Поэтому нынешние неядерные проекты ОАО «АЭХК» изначально ориентированы на крупный спрос. А уж за качеством, как известно, наш комбинат не постоит!

Якутии – рельсы, Ангарску – прибыль

Как рассказал Денис Петров, руководитель проекта «Тантал-ниобий», данный проект в стадии научно-технических разработок существует уже почти год. Технология стране архинужная. Так, в перечне критических технологий, каждые три года утверждаемом президентом РФ, на сегодняшний день 27 технологий, которые России надо внедрить, чтобы не отстать от Запада. 14 технологий из 27 связаны с применением тантала и ниобия. В России у нашего комбината не будет конкурентов. Почему? Да потому что даже в мире пока их единицы.

Для чего нужны данные материалы? Во-первых, для производства сплавов, устойчивых к низким температурам. Например, в Якутии можно будет проложить практически вечные трубы или даже рельсы. Так же легируют при помощи таких веществ и нефтепроводы с газопроводами. Всю продукцию Ангарска будут рады выкупать российские производства. Есть интерес и у зарубежных коллег. Тем более что наша технология, которую изобрели светлые учёные головы ангарских атомщиков, как всегда, уникальна, позволяет работать на замкнутом цикле и практически без отходов.

Сейчас уже создана рабочая группа по «Танталу-ниобию», которая готовится к проведению опытных испытаний производства. Если всё получится, прибыль будет значительной. Ведь цена тантала на мировом рынке – 1000 долларов за килограмм. А ещё удастся создать более сотни рабочих мест с хорошей зарплатой.

Расти, кристалл, расти!

Александр Шулешко, руководитель проекта «Кварц», рассказал о своём детище. Если вспомнить, что спрос первичен, то «Кварцу» заранее повезло. Спрос на него уже есть. Год назад на ОАО «АЭХК» обратились зарубежные партнёры, готовые полностью покупать всю продукцию – монокристаллы кварца, если их здесь будут производить. Ресурсы есть – месторождение естественного кварца расположено в нашем регионе. Также есть дешёвая электроэнергия и, как всегда, уникальная технология производства, позволяющая не очищать естественный кварц химическим и механическим путём, как это делают крупные мировые производства, а выращивать на базе натурального кварца искусственный. Открыли данную технологию ещё в СССР… в 1960-е годы. Но она до сих пор применялась для выпуска другой продукции. Качество и стабильные долгосрочные поставки и являются теми потребностями заказчика, которые необходимо реализовать.

Зарубежная компания, которой очень нужны кристаллы, готова заключить долгосрочный договор. Но для начала надо закончить опытно-промышленную стадию производства. До налаженного запуска проекта – около трёх лет. По бизнес-плану здесь будет несколько десятков рабочих мест.

Странно себе представить, что в нашем далёком от крупных научных центров страны маленьком Ангарске будет производиться по нашей же технологии и на созданном нашими же учёными оборудовании что-то такое, чего в России вообще нет, а за рубежом – всего одна-две компании на весь земной шар… Видимо, есть в нашем городе этакий клондайк умных голов, который никакими кризисами не сгубить. И пока не вымерли наши старые учёные кадры и активно двигаются вперёд молодые, все заявления о том, что комбинат «на последнем издыхании», а город «вырождается», не более чем бред. Не верите? Спросите у докторов и кандидатов наук, которым едва за тридцать.

Досье

Руководитель проекта «Кварц» – Александр Шулешко. Кандидат технических наук, в прошлом году защитил докторскую диссертацию, 34 года. Единственное место работы – АЭХК. Ангарчанин. Окончил школу №10, потом – Московский государственный технический университет имени Баумана. На АЭХК работал в начале своего трудового пути на участке наладки разделительного завода.

Руководитель «Тантала-ниобия» – Денис Петров. Кандидат технических наук, 30 лет. Приехал из посёлка Железнодорожный Усть-Илимского района. Там окончил школу, потом поступил на химфак Иркутского госуниверситета. После учёбы единственное место работы – АЭХК. Начинал трудовой путь в группе наладки сублиматного завода.

А вот и начальник молодых ломоносовых земли ангарской – ответственный за развитие всех неядерных проектов ОАО «АЭХК» заместитель начальника уранового производства по сублиматному производству Владимир Дудкин. 37 лет, родился в Иркутске, а вот учился уже в Ангарске. Был в первом выпуске нашего лицея №2. Окончил химический факультет ИГУ по специальности «физхимия». Недавно, 15 июля, отметил 15 лет работы на ОАО «АЭХК». Начинал в группе наладки сублиматного завода. Работал над созданием производств хладонов и трифлатов. Руководил деятельностью сублиматного завода, а для успешного продвижения неядерной тематики в 2012 году окончил школу управления «Сколково» по продвижению инноваций.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector