издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Театр жизни: страсти и чувства

В рамках уникального выставочного проекта «Рапсодия страсти», представленного компанией «Артгит» (Москва), в областном художественном музее (усадьба В.П. Сукачёва) развёрнута экспозиция малоизвестных работ графического творчества величайших художников XX столетия Пабло Пикассо и Сальвадора Дали из частных коллекций Франции и США.

Идея проекта родилась два с половиной года назад. За это время выставка побывала во многих городах России – Самаре, Саратове, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону… Иркутск – первый город на востоке страны, жителям которого предстоит пережить немало волнующих минут погружения в тайны искусства. Пять полных серий офортов, лито­графий и рисунков двух гениев позволяют открыть не только новые грани их творчества, но и смещение акцентов в сторону личностного восприятия художниками проиллюстрированных ими литературных произведений.

Средствами рисунка, по мнению организаторов передвижной выставки, Сальвадор Дали и Пабло Пикассо постарались выразить всю гамму страсти героев пьес маркиза де Сада, Фернана Кроммелинка и мемуаров Джакомо Казановы. Драматургия произведений причудливо переплелась с драматургией самих графических образов. Любовь и ревность, жестокость и лукавство, обман и преданность – всё это и многое другое, чем живут и чем страдают люди, нашло своё отражение в работах художников. Каждый сюжет – это не только литературная иллюстрация, но ещё больше – импровизация чувств, пережитых авторами гравюр. Музыка эмоций заложена в каждом из литературных произведений. Но та же музыка чувств легла в каждый рисунок, созданный Дали и Пикассо. Так родилась выставка, наполненная чарующей рапсодией страсти, воплотившейся в необыкновенные художественные образы.

Серия из 25 работ Пабло Пикассо «Калифорнийский альбом», пожалуй, самая личностная и интимная мелодия внутренних исканий великого художника. Она создана как страницы его жизни, как еже­дневные наброски чувств и эмоций, в пору его последней и, пожалуй, самой сильной любви. Любопытно, что сначала альбом не предназначался к публичному показу. Но почему-то Пикассо решил раскрыть свою внутреннюю творческую мастерскую, позволил наблюдать, как менялось его настроение и отражалось в рисунке его отношение к любимой женщине, как он воспринимал внешние сцены – декорации театра своей жизни на вилле «Калифорния». И если в 12 сценах из «Великолепного рогоносца» Фернана Кроммелинка Пикассо показывает мир чужих страстей, доводя их до абсурда, то в «Калифорнийском альбоме» представлены сцены внутреннего состояния самого художника.

В иллюстрациях «Великолепного рогоносца» Пабло Пикассо проявляется, по мнению критиков, совершенно новое, неожиданное и необычное прочтение всем известного произведения. Кто-то увидит в них отголоски манифеста нового революционного искусства, которое пытались создать кубисты и сюрреалисты. А кто-то обнаружит в работах Пикассо несвойственные ему черты символистов, олицетворённые драматическими характерами, которые можно воспринимать и как живых людей, и как образные обозначения понятий (в данном случае ревности). Известно, что вся жизнь и личные отношения с женщинами у Пикассо были полны противоречий и порой даже трагизма. Первая жена художника, Ольга Хохлова, по признанию внучки, закончила свои дни «униженной, опозоренной и оскорблённой многочисленными изменами своего мужа, который никогда не просил у неё прощения, даже когда она лежала на смертном одре». Красивейшая и блистательнейшая Дора Маар умерла в нищете. Мария Тереза Вальтер повесилась в своём гараже. Последняя женщина в жизни художника, Жаклин Рок, застрелилась…

Трудно определить, насколько личностно было выражено внутреннее отношение Пикассо к теме ревности в его гравюрах к пьесе «Великолепный рогоносец». Но безусловно другое – что эта графическая серия является одной из самых замечательных и талантливых работ великого гения XX века, в которой художник умело использовал разные техники для передачи образов и идей драматического произведения. Это разнообразие ещё раз подчёркивает многогранность и широту таланта Пабло Пикассо.

Внутренний мир художника ещё более отчётливо отражён в лито­графиях из серии «Пикассо и человеческая комедия», выполненной мэтром, когда он переживал глубокий кризис в личной жизни. Оказавшись в одиночестве и трагических размышлениях по поводу старения и смерти, Пикассо создаёт по-детски наивные, порой даже иронично смешные картинки мира театра и цирка. Здесь наездники, карлики, клоуны, акробаты соседствуют с обнажёнными моделями и художниками, пытающимися запечатлеть неповторимый миг из пьесы судьбы.

Мир театра жизни и его героев по-своему представлен на выставке в двух сериях Сальвадора Дали по рассказам Джакомо Казановы и пьесам маркиза де Сада. Создавая 14 гравюр к мемуарам Казановы, Дали наполняет их сюрреалистическими образами и сценами, призванными обнажить тайные метаморфозы интимных сторон человеческой натуры.

Иллюстрируя три пьесы французского писателя и мыслителя маркиза де Сада «Танкред», «Несчастье в ошибке» и «Близнецы, или Трудный выбор», Дали творит свою рапсодию из 25 крупномасштабных литографий, где страсти и эмоции героев проявляются как бы на сцене. Для этой серии характерно активное использование цветовых контрастов, ярко раскрывающих и подчёркивающих детали «любовных преступлений» и душевных мук как маркиза де Сада, так и героев его пьес. 

Не нами подмечено, что художник как бы сознательно провоцирует столкновение между своим творением и зрителем. Знаки, символы, впечатления детства и отрочества, вскормленные робостью, страхом, озарением, некими визуальными впечатлениями, одиночеством и ощущением чрезвычайной динамики в кажущейся неподвижности, – всё это в конечном счёте и стало слагаемыми пронзительного художественного видения, которое преломляет действительность сквозь призму внутренних, переполняющих художника образов; видения, благодаря которому даже самый обыкновенный камень, сублимируясь в нашем сознании, превращается в ужасного монстра.

Сальвадор Дали глубоко осмыслил и трансформировал в своём творчестве идеи и мысли одного из самых проницательных и пугающих умов Франции – маркиза де Сада. Он читал и вновь перечитывал его книги, вёл с ним в своих картинах своеобразный диалог. Дали умело, со свойственной ему гениальностью, изобразил в рисунках гармонию и дисгармонию противоречий чувственных человеческих отношений, проникнутых страстью, сексом и любовью. Сюрреализм Дали выплеснул эти страстные порывы на бумагу и предоставил нам возможность окунуться в море сюжетов пьес. Мир грёз обрёл видимый образ, а образ растворился в полутонах фантазий.

Выставка «Рапсодия страсти» ярко показывает разнообразие графического творчества Сальвадора Дали и Пабло Пикассо. Художники напоминают нам, что великий театр жизни состоит из сцен страстей и чувств. Сильных или слабых, добрых или злых, но в итоге сливающихся в единую рапсодию. Без этих страстей и эмоций жизнь бесцветна, как холст без рисунка…

[dme:igall/]

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер