издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вода, что вчера утекла

Маловодье на Байкале вызвало ожесточённые споры вокруг регулирования уровня озера

Министерство природных ресурсов и экологии РФ предлагает ввести режим чрезвычайной ситуации в Иркутской области и Республике Бурятия из-за маловодья на Байкале. В этом случае может быть однократно изменена нижняя граница для уровня озера, установленная федеральным правительством ещё в 2001 году. Против выступают власти Бурятии, утверждающие, что при этом будет нанесён существенный ущерб биосфере Байкала. Иркутские учёные такую точку зрения не разделяют, приводя в пример предыдущие экстремальные маловодья.

Прошедшее лето выдалось для Байкала на редкость маловодным. Если во втором квартале 2014 года приток воды в озеро составил 83,4% от нормы, то в третьем – всего 61%.  «Климат», – разводит руками старший научный сотрудник лаборатории гидрологии и гидрофизики Лимнологического института СО РАН Валерий Синюкович в ответ на вопрос журналистов о том, с чем связано такое «поведение» рек в водо­сборном бассейне Байкала, охватывающем территорию не только нескольких регионов России, но и Монголии. Затяжное маловодье наблюдается с 1996 года, но оно было сравнительно мягким – приточность не дотягивала до нормы в среднем на 6%.  Но в 2014 году оно стало экстремальным. 

«От сезонного хода никуда не денешься»

«Внутри года мы особо повлиять на уровень озера не можем, – отмечает учёный. – Приток поступает в Байкал, а мы можем только, исходя из имеющихся водных ресурсов, регулировать его уровень – от сезонного хода никуда не денешься». До конца мая приток был чуть большим, чем в аналогичный период 2013 года, когда, как сказано в последнем докладе о состоянии озера и мерах по его охране, «показатели уровня воды находились в пределах среднемноголетних величин». Енисейское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов, руководствующееся интересами всех водопользователей, в полной мере учитывало это обстоятельство, когда задавало режим работы Иркутской ГЭС. В апреле, к примеру, её сбросные расходы колебались в пределах 2000–2300 кубометров в секунду. Несмотря на то что это на 200–500 кубов ежесекундно превышало попуски во втором весеннем месяце 2013 года, к началу мая Байкал наполнился до более высокой отметки, чем год назад, – 456,13 м по Тихоокеанской системе высот (ТО) против 456,04 м ТО. 

Впоследствии попуски уменьшили. К концу мая их сократили до 1500 кубометров в секунду, в первой половине июня увеличили на 200 кубов, а потом вновь удерживали на уровне 1500 куб. м/с. Таков минимум, при котором возможно судоходство и обеспечивается северный завоз. По окончании навигации сбросные расходы Иркутской ГЭС сократили до 1300 кубометров в секунду. Снизить их ещё больше возможности нет – остановятся водозаборы в Ангарске, Свирске, Усолье-Сибирском и Черемхове, где живут, если не считать близлежащие посёлки, 475 тыс. человек. Это не помешало экспертам и чиновником из Бурятии обвинить иркутских энергетиков, которые даже не определяют режим работы станции, в чрезмерной «сработке» Байкала. 

Действительно, по данным Енисейского бассейнового водного управления, 16 января 2015 года вода в озере держалась на уровне 456,09 м ТО. Это  на 9 см выше ниж­ней отметки, которая установлена в Постановлении Правительства РФ 234 от 26 марта 2001 года, регламентирующем уровни воды в озере при осуществлении хозяйственной деятельности. В нём установлен минимум в 456 м ТО, максимум – 457 м ТО. В то же время по техническому проекту Иркутской ГЭС уровень мёртвого объёма (самая низкая отметка для водохранилища, допустимая при нормальной эксплуатации) составляет 455,54 м ТО, тогда как нормальный подпорный уровень – 457 м ТО с возможностью его «форсировки» в случае экстремального паводка на 50 см. 

«Ни один из видов рыб не вымер»

Очевидно, что удержаться в допустимых пределах не удастся – в четвёртом квартале приток был отрицательным, и сейчас с поверхности озера испаряется больше воды, чем поступает в него. По всем расчётам, нижняя отметка будет пройдена до конца января, а к началу весеннего таяния снега уровень Байкала опустится до 455,8 м ТО. К слову, в нескольких редакциях проекта постановления № 234 шла речь о том, что в условиях форс-мажора (экстремального паводка или катастрофического маловодья) метровая призма регулирования озера может быть расширена по решению правительства РФ. Однако резко против этого ещё в начале «нулевых» выступали власти Бурятии. Теперь, когда Байкал вплотную приблизился к нижней отметке, руководство республики бьёт тревогу. «Проверьте данные, что в колодцах прибрежных деревень исчезла вода, – обратился  президент Бурятии Вячеслав Наговицын к министру природных ресурсов региона Юрию Сафьянову на пленарном совещании, которое состоялось 12 января. – Впору объявлять ЧС, поскольку воды нет. Если что-то загорится, пожарную машину заправить будет негде. Подготовьте обращение в Минприроды РФ, аргументированно объясните ситуацию, с учёными покажите, что может произойти. У нас торфяники осушились, начали гореть, а иркутские энергетики ещё хотят снизить уровень». В то же время в марте 2014 года, когда уровень Байкала держался на столь же низких отметках, что и сейчас, сообщений о пересыхании колодцев и нехватке воды для тушения торфяных пожаров не поступало. Тогда к разбирательству не привлекались и правоохранительные органы, однако в конце декабря член Совета Федерации ФС РФ Арнольд Тулохонов, ранее возглавлявший Байкальский институт природопользования СО РАН, направил генеральному прокурору РФ Юрию Чайке обращение касательно сложившейся ситуации. Как сообщает официальный интернет-портал органов власти республики, в нём сенатор высказал мнение, что понижение уровня Байкала ниже 456 м ТО «будет иметь катастрофические последствия для экосистемы озера», и заявил, что считает целесообразным уменьшить попуски Иркутской ГЭС в январе до 1100 кубометров в секунду. По имеющейся информации, Генпрокуратура на него ещё не ответила. 

Тем временем рабочая подгруппа по установлению безопасных режимов наполнения и сработки Саяно-Шушенского водохранилища и обеспечению оптимальных режимов работы водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада для нужд гидроэнергетики определила, что в январе сбросные расходы Иркутской ГЭС составят 1300 кубометров в секунду (если позволит ледовая обстановка, их могут снизить до 1250 куб. м/с). На их снижение, очевидно, никто не пойдёт – министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Олег Кравчук заявил, что водоснабжение объектов в ниж­нем бьефе станции останется стабильным. 

Министерство природных ресурсов Бурятии, в свою очередь, заявляет, что из-за понижения уровня Байкала будет осушено и выведено из рыбохозяйственного оборота 349 кв. км поверхности озера, так что потери рыбопродукции и  эксплуатационные затраты на получение объёмов промыслового возврата на рыбоводных заводах составят 24,3 млрд рублей. Как сообщает РИА UlanMedia, ссылаясь на ведомство, в мае следующего года это может привести к пересыханию нерестилищ самой многочисленной субпопуляции желтокрылки, которая играет очень важную роль в питании омуля, хариуса и нерпы. Вдобавок, пишет информагентство, погибнет значительная часть молоди омуля, не имеющей возможности выйти на Селенгинское мелководье. Подобные аргументы, вспоминает директор Лимнологического института СО РАН Михаил Грачёв, уже приводились в исследовании экспертов из Бурятии, которое в 2003 году рассматривал научный совет СО РАН по проблемам Байкала. «Что касается экологической части этого исследования, то она не выдерживает никакой критики, – подчёркивает учёный. – Там предсказывалось, что омуль исчезнет, потому что ему нельзя будет ходить на нерест. В 1981 году был очень низкий уровень Байкала, но мы делали замеры в 2005 и 2011 годах – численность омуля в сравнении с восьмидесятыми выросла. Мы знаем, что 18 тысяч лет назад уровень озера понижался на 30 метров, и твёрдо знаем, что уже тогда в нём были омуль и сиг, но ни один из этих видов рыб не вымер». 

Одноразовое решение? 

В 1956 году, ещё до запуска Иркутской ГЭС, после которого средний многолетний уровень Байкала поднялся почти на метр, вода в озере спадала до отметки 453,99 м. Минимальная отметка после того, как заработала станция, была достигнута в 1982 году – 455,27 м. А минимальный среднегодовой уровень был зафиксирован в маловодном 1981 году. В то же время самый низкий приток был в 1972 году – 1283 кубометра в секунду. Но в 2014 году, согласно имеющимся прогнозам, этот рекорд будет перекрыт на 13 кубов. Ежегодный сток Ангары в среднем составляет 60 кубокилометров, и вода из Байкала вытекает со средней скоростью 1900 кубометров в секунду. Это явно больше средних сбросных расходов Иркутской ГЭС в 2014 году, даже с учётом весенних попусков, которые, по заявлению бурятской стороны, были завышены. Как бы то ни было, министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской направил в правительство РФ обращение с просьбой ввести режим чрезвычайной ситуации в обоих регионах, расположенных на берегах озера. В этом случае может быть принято решение о  простой констатации снижения уровня воды в Байкале ниже установленной отметки в 456 м ТО. В то же время, считает министр, пересматривать установленные в 2001 году уровни озера нецелесообразно. Но это, отмечают иркутские эксперты, не решит главную проблему – каким образом действовать в случае аномальных паводков и засух, когда гидрологические условия не позволят выдержать данные 14 лет назад указания властей. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер