издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Топливная «заначка» для северного завоза

Экономить на северном завозе в Приангарье предлагают аудиторы КСП

По их мнению, для этого есть объективные основания. Ведь при расчёте субсидий на поставку топлива для районов Крайнего Севера не учитываются ГСМ, которые остаются на теплоисточниках с предыдущего сезона. Зато не забывает об остатках Служба по тарифам. Она устанавливает более низкий, чем следовало, тариф местным тепловикам. Не спешат расставаться с «неучтёнкой» в МинЖКХ: это запас на случай холодной зимы, поясняют чиновники.

Организация северного завоза в Иркутской области обсуждалась на минувшей неделе в Заксобрании. Аудиторы Контрольно-счётной палаты (КСП) сообщили, что проверили расходование денег из областного бюджета, которые были выделены на поставку топлива для северных территория в предыдущий отопительный сезон (2013-2014 гг).

В целом потребность четырёх районов в финансировании на отопительный сезон 2013-2014 годов первоначально составляла 130,6 млн руб. После передачи с января 2013 года лечебных учреждений на уровень субъекта потребность была сокращена. Как рассказал зампредседателя КСП Константин Янцер, в 2013 году на покупку топлива для муниципальных учреждений и органов местного самоуправления было запланировано в бюджете 102,8 млн руб. Субсидии распределены между четырьмя северными районами – Катангским, Бодайбинским, Киренским и Мамско-Чуйским. Кроме них финансовую помощь получают территории с ограниченными сроками завоза грузов – поселения Братского, Казачинско-Ленского, Качугского, Нижнеудинского, Баяндаевского районов. В 2013 году требовалось приобрести 14,4 тыс т угля, 1,3 тыс т нефти, 1,2 тыс т мазута, 85,72 т дизтоплива, 138,35 т бензина, 2,54 т масла.

Объём выявленных нарушений составил 90,8 млн руб – более 80%. В частности, министерство, согласовывая необходимые объёмы топлива для МО, превысило потребности территорий, что привело и к увеличению расходов на 2,7 млн руб. Кроме того, министерством не был соблюдён принцип равенства бюджетных прав при установлении уровня софинансирования для районов. Так, у Бодайбинского района он 0,53%, Мамско-Чуйского – 0,78%, Киренского – 0,04%, Катангского – 7,37% и т.д.

Обратили внимание аудиторы и на методику расчёта субсидий, предназначенных для покупки и завоза топлива в районы. Эта методика не учитывает остатки топлива на теплоисточниках, сложившиеся к концу предыдущего отопительного периода. По мнению КСП, целесообразнее уменьшать потребность районов в ГСМ, если у них имеются такие остатки. Таким образом, сокращён будет и размер субсидий на северный завоз. Зато остатки топлива учитывает Служба по тарифам Иркутской области при установлении теплоснабжающим организациям тарифов на их услуги. В итоге получается, что тарифы на новый сезон снижаются при наличии топлива, сохранившегося ещё с предыдущего периода, а сумма областного финансирования – нет.

Проблема эта связана с тем, что при существующей схеме северного завоза, когда субсидии предоставляются муниципальным районам, министерство ЖКХ не может осуществлять контроль за использованием ГСМ и их остатками на конец отопительного периода. Более того, и районы не могут осуществлять такой контроль, так как деятельность теплоснабжающих организаций им не подотчётна. В соответствии с нормами ФЗ такими полномочиями обладают поселения.

– В итоге получается, что закупаются топливные ресурсы для районов, потом они распределяются по организациям, и дальше невозможно отследить их расходование. Муниципалитеты не могут взаимодействовать с теплоснабжающими организациями, так как те не ведут отдельный учёт ресурсов, – рассказывает Константин Янцер.

– В некоторых населённых пунктах закупкой  топлива занимаются вообще теплоснабжающие организации, – добавил председатель комиссии Заксобрания по контрольной деятельности Геннадий Нестерович. – Почему поселения не могут сами этого делать?

В минЖКХ неучтённое топливо называют запасом на чёрный день: «Никто ведь не знает, какой будет очередная зима, поэтому и оставляем резерв топлива».

Что касается действующей схемы поставки топлива, как пояснил зам министра ЖКХ Александр Трифонов, для объектов соцсферы она осуществляется через аукционы, которые проводят администрации районов: «Основные объекты – школы, детсады и больницы – в сфере компетенции районов, а не поселений. Это регламентировано законом и подзаконными актами, они идут приложениями к закону о бюджете Иркутской области». Что касается труднодоступных поселений, где нет централизованной системы теплоснабжения, а энергообеспечение осуществляется только за счёт дизельных электростанций, там действует иная схема поставок – непосредственно через само бюджетное учреждение. Для населения же поставка топлива осуществляется через ресурсоснабжающие организации. При этом замминистра признаёт, что к их работе действительно бывают претензии. Так, в Бодайбинском районе практически ни одно предприятие, обслуживающее поселения, не в состоянии было принять оплату, потому что находилось в стадии банкротства.

– Поэтому принципиальная позиция министерства – на территории каждого района должно быть одно предприятие, оказывающее услуги.  Это позволит аккумулировать средства, принимать энергоресурсы, оперативно решать вопрос по поставке на всей территории района. В Мамско-Чуйском районе сейчас такая схема действует (работает «Облжилкомхоз»), – рассказывает Трифонов.

Региональные власти пообещали, что в целом вопрос полномочий по закупке и организации поставок топлива  будет ещё пересматриваться, часть этих полномочий (в отдельных поселениях) будет передана на уровень районов. Изменения в региональном законодательстве планируется принять к концу 2015 года.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное