издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Оперативник – это состояние души»

«Сибирский энергетик» о тех, кто управляет гидростанциями

От количества данных на мониторах, дисплеях и циферблатах глаза у неподготовленного человека разбегаются. Но для начальника смены станции центральный пульт управления Усть-Илимской ГЭС – родная стихия. Умение разобраться в огромном массиве информации, сконцентрироваться на главном и дать нужное паспоряжение в нужное время – профессионализм виден во всём. Начальник смены Усть-Илимской ГЭС Сергей Константинович Голубев демонстрирует его и в беседе с журналистом: голос уверенный, но негромкий, на поставленные вопросы отвечает чётко. Таков герой очередного «Дня с профессионалом».

Частота в Объединённой энергетической системе Сибири практически неизменна – 50 Гц плюс-минус несколько сотых герца. Нагрузка электростанций, в свою очередь, не является постоянной, так что показания (в мегаваттах) одного из табло на центральном пульте управления Усть-Илимской ГЭС меняются едва ли не каждую секунду: «2147, 2149, 2151, 2148». Электронные часы слева от него показывают московское время: половина девятого утра. С того момента, как начальник смены станции Сергей Голубев с напарницей заступили на дежурство, прошло пять с половиной часов. 

Информация первична

«Рабочий день начинается с приёма информации, – рассказывает Сергей Константинович. – Сначала общие сведения от начальника смены станции, сдающего смену. Дополнительные, более полные данные мне затем сообщают подчинённые  – начальники смены машинного зала и открытого распределительного устройства. Кроме того, есть вышестоящий оперативный руководитель – диспетчер Иркутского РДУ, которому я передаю собранную для рапорта информацию». Режим работы можно описать в числах, кратных 12: чуть менее полусуток занимает смена, ещё 24 минуты отведено для пересменки. Сдающий смену, словно авиадиспетчер, должен «передать картинку» принимающему во всей её полноте. 

Для гидроузла выработка электроэнергии является вторичной задачей, несмотря на всю её важность для экономики. Основная цель – регулирование стока реки. Поэтому Усть-Илимская ГЭС, как и любая гидроэлектростанция, работает «по воде» – её функционирование определяется сбросными расходами, которые задаёт Енисейское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. «Вилка» на апрель (на станции мы побывали в начале прошлого месяца) составляет 2000–2200 кубометров в секунду. Среднесуточный расход воды на 3 апреля составил 2100 кубов. Когда выходишь из машинного зала, удивляешься тому, что гул работающих гидроагрегатов смолкает, но его не сменяет шум воды. Достаточно взглянуть на неспешно текущую Ангару, чтобы убедиться: приток в нижний бьеф станции невелик. 

На центральном пульте управления поражаешься той же самой тишине, лишь на периферию которой вторгается мерный шум работающих агрегатов. Разговаривая с собеседником вполголоса, его даже не замечаешь – к ощущению, что стоишь в центре огромного и сложного инженерного сооружения, возвращает лишь вид из выходящего в машинный зал витража. Если присмотреться к выстроившимся в ряд генераторам, можно разглядеть вращающиеся валы. Однако трудно поверить, что через полчаса внизу, в машинном зале  придётся перекрикивать механические шумы, а  отключение от сети генератора, сопровождающееся хлопком выключателя, прозвучит словно выстрел из артиллерийского орудия. 

«Регулирование упрощает работу»

«Скучать на центральном пульте управления не приходится, – отмечает Сергей Голубев. –
Во-первых, помогает напарник,
с которым можно поговорить на рабочие или отвлечённые темы, Во-вторых, есть оперативно-техническая документация, которую необходимо пер

Между тем в работе находятся 10 гидроагрегатов, один из которых – под номером шесть – несколько часов назад ввели в работу после ремонта. Ещё одну машину, напротив, не так давно вывели в ремонт, так что если задействовать оставшиеся пятнадцать, располагаемая мощность Усть-Илимской ГЭС составит 3600 МВт. Но сток Ангары невелик  из-за маловодья в бассейне Байкала, так что имеющихся гидроресурсов достаточно для производства лишь 2150 МВт. «Сейчас фактически у нас нормальный режим работы с максимальным КПД генераторов – 200 мегаватт, – поясняет Голубев. –  Они даже немного перегружены».

Эти данные он приводит, даже не глядя на большие жидкокристаллические мониторы, пестрящие мнемосхемами и графиками. На рабочем месте начальника смены станции их в общей сложности пять. Больше всего внимания уделяется третьему, расположенному посередине. На нём отображаются данные о работе системы группового регулирования активной и реактивной мощности, благодаря которой Усть-Илимская ГЭС участвует в рынке системных услуг, помогает удерживать частоту в масштабах всей ОЭС Сибири. «Регулирование упрощает работу оперативников, – замечает Сергей Николаевич. – Нагрузку на генераторах меняет автоматика, специально заданная программа. Нет жёстких ограничений по мощности». 

Рядом с мониторами выстроились другие образчики современной техники – рация, микрофон системы громкой связи и нестандартные телефоны с дисплеями и множеством кнопок. Таковы основные инструменты начальника смены станции и его напарника, который всегда должен находиться рядом. Прямая связь поддерживается в первую очередь с региональным диспетчерским управлением энергосистемы Иркутской области и Объединённым диспетчерским управлением Сибири. По другим каналам доступны Братская ГЭС, стоящая выше по течению Ангары, и следующая ступень каскада, расположенная уже на территории Красноярского края, – Богучанская ГЭС. «Если брать нашу станцию, то связь поддерживается с рабочими местами начальников смены машинного зала и открытого распредустройства, – добавляет наш собеседник. – Кроме того, есть кнопки прямого выхода на инженерный и руководящий состав как самой ГЭС, так и нашего оперативного цеха». Связь с любым из абонентов может понадобиться в любой момент, но в разгар воскресного дня, когда на станции так же тихо, как и в самом Усть-Илимске, никаких неожиданных звонков не следует. 

«Народ некурящий»

Впрочем, мысль о простой, без лишнего напряжения работе начальника смены станции или любого другого оперативника на ГЭС будет ошибочной. Внимание должно быть постоянно сконцентрировано на множестве данных, которые выводятся на мониторы, пройдя путь от измерительных приборов до мощных компьютеров со сложным специализированным программным обеспечением. А при взгляде на множество ключей, дисплеев и циферблатов на самом щите управления (он практически не изменился за сорок с небольшим лет, которые прошли после запуска первых гидроагрегатов) непрофессионалу легко растеряться. Но опытный оперативник, словно лётчик с большим стажем, сразу замечает малейшие отклонения от штатных параметров. 

Даже в том случае, если всё идёт гладко, оперативнику скучать не приходится. «Во-первых, помогает напарник, с которым можно поговорить на рабочие или отвлечённые темы, – отмечает Голубев. – Во-вторых, есть оперативно-техническая документация, которую необходимо периодически освежать в памяти. К тому же я ещё молодой работник, поэтому дополнительно изучаю специальную литературу». Перерыв на обед или возможность отлучиться по иным надобностям, предварительно попросив напарника подменить тебя, чётко регламентированы в существующих инструкциях – непродолжительная работа в одиночку не запрещена. На вопрос о том, как быть курильщикам, следует логичный ответ: «Почти сто процентов персонала на пульте – народ некурящий». 

Из одного окна с центрального пульта управления можно увидеть машинный зал, где вырабатывается электричество Усть-Илимской ГЭС, из другого – открытое распределительное устройство, с которого оно поступает в Объединённую энергосистему Сибири

Есть также множество других качеств, которые нужны на этом участке работы. «Оперативник – это состояние души, – говорит присоединившийся к разговору заместитель главного инженера Усть-Илимской ГЭС Андрей Карпачёв. – Всё в инструкциях не напишешь, поэтому нужно уметь вовремя принимать нестандартные решения. В то же время необходимо держать в голове множество правил. Так что мы людей со стороны не берём – приглашаем либо тех, кто работает на аналогичных дожностях в других подраз­делениях, либо тех, кто имеет опыт оперативной работы. Например, Сергей Голубев, не так давно ставший начальником смены станции, успел потрудиться и в машинном зале, и на открытом распределительном устройстве, через которое выработанное Усть-Илимской ГЭС электричество поступает в энергосистему. «Это те две ступени, которые, на мой взгляд, нужно пройти обязательно, – подчёркивает он. – Насчёт других навыков – вопрос к руководству, определяющему, кого поставить в резерв и в итоге назначить на должность». 

Разговор мы ведём негромко. Редкие взгляды, бросаемые во время беседы на мониторы, позволяют убедиться, что всё в порядке – Усть-Илимская ГЭС, этот хорошо отлаженный механизм, исправно функционирует сама по себе, требуя минимального вмешательства человека. Параметры её работы остаются неизменными, а если и возникают отклонения, то они не выходят за пределы нормы. И перед самым уходом табло, на котором до того цифры постоянно менялись, показывает: «2150». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное