издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Циолковский, с надпечаткой»

Уникальные марки, открывшие «космическую эру», можно увидеть в планетарии

Если вобьёте название этой почтовой марки в поисковики, первое, что выпадет: «Осторожно, фальсификат!» Действительно, эту марку часто подделывают. Скромная советская марка к 100-летию Циолковского у филателистов пользуется огромным спросом. Дело в том, что в 1957 году, после выпуска обычной, ничем не примечательной марки, случилось событие, которое потрясло мир. 4 октября 1957 года в космос был запущен первый искусственный спутник Земли. Типографские листы с уже готовыми марками снова отправили в машины, и на марке появилась надпечатка – слова о запуске спутника. Спустя много лет эти крохотные чёрные буквы на обычной марке сделали её предметом вожделения тысяч коллекционеров по всему миру. Увидеть подлинный экземпляр, принадлежащий иркутскому филателисту Сергею Коробову, можно на выставке в Иркутском планетарии.

Марки и взвод автоматчиков

Сергей Коробов, иркутский филателист, марками болеет с детства. Он один из тех чудесных людей, которые знают практически всё о конвертах, почтовых штемпелях, спецгашениях, «ценных вещах»… Недавно вышел в свет результат его 30-летнего труда: «Энциклопедия БАМа в миниатюрах». Он работал в многочисленных архивах и создал книгу, многие материалы и фотографии в которой опубликованы впервые. Огромный труд на базе собственной коллекции, до такого уровня доходит далеко не каждый собиратель. Один из экземпляров этой книги заказал себе даже президент Украины Пётр Порошенко, поскольку жители Украины активно участвовали в строительстве магистрали. 

 «Я сменил 6-7 школ, матушка моя переезжала, она была строителем, – рассказывает Сергей Коробов. – И везде дети чем-то занимались – кто спортом, кто творчеством… И каждый второй собирал марки. Через марки мы познавали мир, обменивались, географию изучали. Нельзя было сделать как сейчас – сел и поехал за границу. А переписываться можно было. У каждого были друзья, мы все вместе переводили письма. Были магазины специальные – «Филателист», «Кругозор». Это был тот самый Интернет, только через бумагу, через неё мы обменивались, жили этим. Понимаете, марка – это целая история…». 

К своему увлечению Сергей Коробов относится как к способу быть счастливым. «В любом случае человек живёт ради счастья, – говорит он. – Его можно получить тремя способами – питание, продолжение рода, творчество. Кто-то поёт, кто-то строит, но главное одно – человек получает глубокое удовлетворение, в момент которого он не стареет и не болеет. Я вот не болею и не старею, когда занимаюсь марками». Он не помнит, сколько точно у него марок, но шкафами с альбомами с ними занята целая комната в доме. Супруга, художник-дизайнер Галина Коробова, говорит, что если в доме есть филателист, то вся жизнь семьи подчинена его увлечению. Даже поездки планируются так, чтобы попасть в места собраний филателистов и спецмагазины. Ради того, чтобы увидеть какую-то марку, можно пролететь полстраны. В 1997 году Сергей Коробов со  старшим сыном отправился в Москву, когда туда привезли знаменитого «Голубого Маврикия» (одна из самых старых марок мира, выпущенная в 1847 году). Стоимость такого раритета – 100 миллионов фунтов стерлингов. «Когда её выставили в Манеже возле Красной площади, стоял взвод автоматчиков! – вспоминает он. – И марка-то маленькая, неказистая, а смотреть можно только с расстояния трёх метров. Выставляется эта марка один раз примерно в 20 лет». 

На этот раз Коробов открыл новую свою грань – космос. В Иркутском планетарии к 4 октября, дню запуска первого искусственного спутника Земли, открылась выставка «Sputnik – значит первый». На выставке можно увидеть письма, Почётные грамоты, памятные знаки, принадлежащие бывшему руководителю иркутской станции наблюдений искусственных спутников Земли Владимиру Захарову. А Сергей Коробов показал уникальные марки из своей коллекции, посвящённые полёту первого спутника. И для Коробова космос – часть профессиональной жизни.  

Сергей Коробов:
«Я не болею
и не старею, когда занимаюсь марками»

– По специальности я кардиолог-реаниматолог космической авиации, – говорит он. – В 1990 году оказался в Иркутске, приехал работать в Центральный военный научно-исследовательский авиационный госпиталь. Мы изучали негативное влияние различных факторов на организм лётчиков-космонавтов. Приходилось мне бывать, к примеру, в Звёздном городке, во многих других местах, связанных с космосом… И вот представьте, я надевал халат и говорил: «Мне нужен такой-то космонавт!» Я же врач, они обязаны были придти. Космонавт приходил, мы проводили необходимые манипуляции, а потом я доставал почтовый конверт или какую другую почтовую вещь и говорил: «А ну-ка распишись!» Все подписи космонавтов в моей коллекции реальные. Получалась, как говорят у нас, филателистов, «ценная вещь»: космонавт на марке, космонавт на конверте, да ещё и на этом же самом конверте его роспись – это дорогого стоит… 

Кто был первым?

Космическая коллекция Коробова, конечно, впечатляет. Здесь есть первые марки космической эпохи, причём не только СССР, но и разных стран, включая редчайшие экземпляры. Нечасто такое можно придти и увидеть: всё-таки частные коллекции выставляются крайне редко. А сам Сергей Коробов готов рассказывать и рассказывать о каждой марке. Оказывается, спор, кто первым покорил космические высоты, не праздный даже для филателистов. В мире любителей марок существует вопрос, какую марку считать открывающей «космическую эру». Для нас это, безусловно, советские марки. Для американцев несколько иначе… 

– Американцы, представьте себе,  считают, что первенство у них, – говорит Сергей Коробов. – У меня в коллекции есть довольно редкая марка, выпущенная за девять лет до полёта первого спутника, а именно 5 ноября 1948 года. Она вышла в США к 100-летию Форта Блисс. На ней изображена ракета, стартующая с ракетного полигона в Техасе. Запущенная в 1946 году ракета достигла высоты в 250 миль и вроде бы, формально, вышла в космос. Однако по международным стандартам для выхода в космос надо набрать первую космическую скорость и вывести объект на орбиту. Конечно, американская ракета 1946 года ничего этого не сделала. Тем не менее в США принято отсчитывать «космическую» серию в филателии с этой марки. 

Редкая итальянская марка 1956 года, на ней уже изображён спутник, хотя
до запуска
в СССР остаётся ещё год

В 1951 году в СССР вышла марка в серии «Великие русские учёные» с портретом Циолковского и изображённой на заднем плане ракетой. В советской и российской филателии именно эта сорокакопеечная марка должна открывать «космическую эру». «А у итальянцев свой отсчёт, – рассказывает Сергей Коробов. – У меня в коллекции хранится итальянская марка 1956 года. Именно итальянцы за год до выхода на орбиту первого искусственного спутника Земли выпустили марку, на которой был изображён спутник. Таким, как его представляли тогда в фантазиях художники, ведь никто ещё в реальности его не видел. Известно, что работы по запуску первого искусственного объекта на орбиту велись не только в СССР и США проиграли в этой гонке. Тема была очень горячей, будущие спутники обсуждали в прессе, и, естественно, это отразилось на марках. Поэтому итальянцы считают себя первыми, кто изобразил спутник». 

В СССР, как известно, запуск ракеты 4 октября 1957 года не афишировался. Лишь в журнале «Радио» были опубликованы частоты, на которых можно было ловить сигналы. В октябрьском номере журнала «Радио» была целая статья с генерал-полковником П. Беловым, где ещё не фиксировался сам факт полёта, но инструкции и сведения о подготовке радиоклубов к будущим наблюдениям спутников уже были. Были и рекомендации по созданию станций наблюдений. А уже в ноябрьском, особенно в декабрьском, номере «Радио» были опубликованы отчёты радиолюбителей со всех уголков страны о том, как они «вели» спутник. Журнал даже объявил о том, что готов выдавать призы самым лучшим наблюдателям. В наблюдениях за спутниками приняли активное участие и иркутяне. В их числе был Владимир Захаров, который и сейчас хранит свои значки наблюдателя, грамоты. Не будет преувеличением сказать, что это одно из ярчайших событий в его жизни.   

Газеты о запуске сообщили позже события, а филателисты увидели первую «спутниковскую» марку только спустя месяц после запуска – 5 ноября 1957 года. У Сергея Коробова есть и такой экземпляр. «Делали её, как говорится, по журналу, – рассказывает он. – Всевозможная пресса фантазировала: как выглядит спутник, как он будет летать, и эта марка – чистая фантазия художника. Это уже потом изображение спутника появится и его станут печатать на марках». По рассказам, эта, первая, марка была сделана по передовице «Правды» от 9 октября 1957 года, где были изображены Земля и орбита спутника. С этого рисунка художник Евгений Гундобин и сделал марку. Позже, в апреле 1961 года, похожая ситуация случится с Юрием Гагариным. Наша «Молодёжка», не зная, как выглядит первый космонавт, даст портрет гипотетического «Гагарина», каким его представил художник. А настоящий портрет появится позже. «Эта марка, самая первая, очень быстро разошлась – люди, впечатлённые полётом, молниеносно раскупили её, – говорит Сергей Коробов. – И теперь она достаточно редка, хотя тираж был значительным – порядка 10 миллионов экземпляров. Но ушла буквально за неделю. Потом, позже, был дополнительный второй тираж. И такая марка у меня тоже есть. Марки несколько отличаются по цвету, но считается, что это одна серия». Поэтому, если в вашем доме, доме вашей бабушки сохранились письма осени 1957 года – начала, середины 1958-го, внимательно присмотритесь к маркам, возможно, на конверте приклеена марка с шариком Земли и эллиптической орбитой. Тогда вам повезло – у вас одна из первых марок «космической эры». Но есть и ещё более впечатляющие экземпляры.  

Как Циолковского допечатали

На конверте
к пятилетию полёта первого спутника штемпель
в виде самого спутника

28 декабря 1957 года для любого филателиста, увлекающегося космической тематикой, – дата, которую не надо повторять дважды. Разбуди ночью, и он скажет: «Марка с Циолоковским, с надпечаткой!» Эта марка считается одной из самых ценных среди тех, что открывают «космическую эру». «По наличию её в собрании можно судить, насколько серьёзно филателист сформировал свою космическую коллекцию. Мне посчастливилось иметь такую марку», – говорит Сергей Коробов. Она крохотная, не очень яркая, в коричневых и синих цветах, и, не будучи филателистом, легко её выбросить, к примеру, вместе со старыми конвертами. Но для увлечённого марками это настоящее сокровище. 

Осенью 1957 года отмечалось столетие со дня рождения Константина Циолковского, к юбилею вышла обычная почтовая арка. Часть её раскупили, часть осталась ещё в типографских листах. И тут – сообщение о полёте первого спутника! Типографские листы с уже напечатанной маркой запускают в печать снова, и внизу, под портретом учёного, прямо по рисунку, появляется чёрная надпись: «4/Х-57 г. Первый в мире искусств. спутник Земли». Марка вышла в свет 28 декабря 1957 года. «Марка редкая ещё и потому, что тираж оказался маленьким, – рассказывает Сергей Коробов. – Были тиражи по 1–3 миллиона, а эта марка вышла в количестве 3 тысяч штук. Конечно, за такой маркой гоняются. Некоторые дельцы покупают обычную марку 1957 года с Циолковским, без надпечатки, и пытаются сами шлёпать надпись. Поэтому я выступаю ещё и экспертом, а марка – своеобразным образцом, по которому сверяют подлинность похожих экземпляров». 

К концу 1957 года марки с первым спутником вышли в Румынии, ГДР, Китае, Польше и Северной Корее. После уже каждый год, каждый юбилей были выпуски марок и конвертов. «А вот обратите внимание на конверт, – подводит Сергей Коробов нас к витрине. – Это не просто «космический» конверт, у филателистов это называется «ценная вещь». Сам конверт посвящён событию, на нём ещё есть и тематическое спецгашение, и марка. Что такое спецгашение? Это когда штемпель выпускают к определённому дню. Оттиски ставят на конверт только один этот день, после чего штемпель уничтожается. Таким образом, получается очень малая партия конвертов, примерно 2-3 сотни, с уникальным оттиском. Они становятся коллекционной редкостью. Обычно филателисты знают о днях гашений заранее, это позволяет получить не один, а несколько таких конвертов, а потом их использовать в обменном фонде коллекции. Смотрите, один из штемпелей той эпохи, к пятилетию запуска первого спутника. Очень интересный, сделан он в виде спутника, с расходящимися лучами антенн в виде надписи: «Пятилетие первого искусственного спутника Земли».  

В коллекции Сергея Коробова есть юбилейные «космические» выпуски марок самых разных стран. Уже в 1958 году вышли марки в Азии, Америке, а в Африке первая космическая марка появилась в 1962-м, в Океании – в 1975-м. «На 10-летний юбилей полёта спутника очень интересный выпуск был в Югославии, – рассказывает Сергей Коробов. – Вверху на марке первый американский спутник, а внизу – советский». Есть в коллекции и ценные вещи с гашением в Калуге, на родине Циолковского, на Байконуре, марки с ракетой Р-7, юбилейные выпуски к 15-летию, 20-летию и другим юбилейным датам.

Когда появилась первая марка
со спутником, это была фантазия: никто не знал, как выглядит спутник

 

Однако какой бы интересной и уникальной ни была коллекция космических марок,  любой филателист мира знает, что пока не напечатаны главные космические марки. С момента первого полёта спутника филателисты-мальчишки, а теперь уже дедушки ждут одного события – марки с другой планеты. «У Владика были марки Исландии и Эфиопии, Цейлона и Австралии и даже Ганы, – писала «Советская молодёжь» почти шесть десятков лет назад. – Заветной мечтой его было отклеить марку с первого письма, которое когда-нибудь поступит к нам с Луны, Марса или другой планеты…». Мальчишки тех лет ждут эти марки до сих пор. Сейчас готовится пилотируемый полёт на Марс, и вполне вероятно, что в недалёком будущем кто-то из нынешних детей, открыв дедушкин альбом с марками, вставит туда первую межпланетную марку, привезённую с Марса. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное