издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слово об Игоре Урманове

Приближается очередной – 72-й по счёту – День Победы в Великой Отечественной войне. И есть возможность снова вспомнить тех, кто, пройдя фронтовыми дорогами, пополнил ряды «Восточно-Сибирской правды» и стал её ведущей силой в последующие два-три десятилетия, – Михаила Давидсона, Владимира Козловского, Василия Лысенко, Леонида Лившица, Андрея Ступко, Леонида Даниленко, Елену Яковлеву, Романа Вайнера…

Однако незадача: меньше, я бы даже сказал, мало что известно о тех, кто трудился в редакции ещё до войны и тоже прошёл её боевыми путями-стёжками. И невольно получается, что благодаря рубрике «100 лет – 100 авторов» мы исправляем эту несправедливость. Так, месяц назад газета рассказала о Василии Томском – ровеснике прошлого века, ярком представителе первого поколения востсибправдовцев, в 1941 году добровольно ушедшем на фронт, где он командовал стрелковым взводом.

С войной связана судьба и сегодняшнего, если можно так сказать, гостя рубрики – Игоря Урманова.

Игорь Степанович родился в 1912 году в селе Романовское той же, что и Томский, бывшей Енисейской губернии (ныне Красноярский край). С 1934 по 1937 год служил в Красной Армии. На страницах нашей газеты его имя впервые появилось 6 января 1937 года (надо же – в день и год моего рождения). Это был рассказ под названием «Учёба» – о том, как из военного курсанта, всякими способами избегавшего занятий по вождению танка, получился неплохой командир экипажа…

И следующие – уже в качестве штатного сотрудника – публикации Урманова в «Восточке» поначалу тоже были близки к теме армии и обороны. Вот заметка с соревнований школьников Иркутска по защите от химического заражения. Вот зарисовка «Призывник Брусенцов будет лётчиком». А вот он в Чите, где проходят учения по противовоздушной обороне и где главным объектом предполагаемого нападения условного врага являлись станция Чита-1 и паровозовагоноремонтный завод. Наконец, со слов участников боёв с японцами в районе озера Хасан на Дальнем Востоке печатает он материал под бодрящим боевой дух заголовком «Били, бьём и будем бить!».

Но постепенно молодой журналист переключается на другие темы. Он рассказывает об экспедиции учёных Иркутского госуниверситета в верховья реки Кичеры на севере Байкала, о проекте строительства нового здания научной библиотеки университета на набережной Ангары между улицами Свердлова и нынешней Российской, а тогда Доронина, где впоследствии возвели институт «Иргиредмет». Едет в командировку в Куйтунский район, откуда привозит очерк, герой которого совсем недавно был рядовым колхозником, а теперь стал председателем райисполкома, и несколько зарисовок, в том числе о семье сельских музыкантов.

Вообще, культура и пограничные с нею сферы жизни увлекали его всё больше и больше. Он пишет о постановке оперетты самодеятельным коллективом музыкальной комедии (в Иркутске тогда ещё не появился профессиональный театр музыкальной комедии) при Доме культуры завода имени Куйбышева, рецензию на фильм «Друзья», прототипом главного героя которого был С.М. Киров. А знакомство с разрабатываемым тогда документом под названием «Генеральная схема планировки «Большого Иркутска» подвигло автора на написание репортажа-мечты о будущем родного города.

И тут грянула война. Урманова снова призывают на военную службу и направляют в распоряжение политотдела 38-й армии. Эта армия проходит путь от обороны Киева летом 1941 года до освобождения Чехословакии весной 1945 года. И этот путь – тяжёлый, изнурительный, кровопролитный – вместе с армией и редакцией её газеты «За счастье Родины» (обратите внимание, какое далёкое от войны название!) журналист-сибиряк преодолевает до победного конца.

Первую боевую награду – а орден Красной Звезды был именно боевой наградой – он получает в октябре 1943 года. Следующую – орден Отечественной войны второй степени – менее чем через год. Из хранящегося в Центральном архиве Министерства обороны России представления к этой награде:

«Капитан Урманов лучший и основной работник газеты… При взятии гор. Винницы он вошёл в город с передовыми частями и вслед за этим выступил в газете с материалами, обобщающими опыт боёв за город. Во время контрнаступления немцев в районе Незвиска, Жукова тов. Урманов находился в ротах, неоднократно подвергаясь в это время интенсивной бомбёжке и артиллерийско-миномётному обстрелу. Несмотря на угрожающее положение, он продолжал организовывать материал для газеты и в целом ряде случаев помогал командованию частей останавливать отходящие без приказа отдельные подразделения…»

Не могу не привести и выдержку из текста представления его к ордену Отечественной войны первой степени от 12 июля 1945 года:

«Майор Урманов – корреспондент переднего края. Вся его работа с первых дней пребывания в редакции всегда протекала в частях – в ротах, взводах. Во время боёв нашей армии в Карпатах и за Моравскую Остраву тов. Урманов, как правило, находился в штурмовых батальонах и вместе с ними участвовал в прорыве вражеской обороны, помогая проводить политическую работу и организуя для газеты оперативный материал и корреспонденции о героях боёв. В боевой обстановке тов. Урманов смел, мужественен и всегда дисциплинирован».

И приходится только сожалеть, что после войны Игорь Степанович не вернулся в Иркутск. Я не помню, чтобы в 1960-х годах и позднее его фамилия произносилась, о нём говорили в стенах редакции или упоминали на страницах «Восточно-Сибирской правды». У нас его забыли, зато знали и помнят в соседней Якутии. В тех же 1960-х годах он работал ответственным секретарём редакции газеты «Ленский коммунист» в городе Ленске, и его имя как воина-журналиста занесено на памятную доску Дома печати в Якутске.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер