издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уберечь в себе романтика

  • Фото: из личного архива Сергея Дубровина и архива Музея истории города Иркутска

Сергей Дубровин отмечает своё 60-летие. В пору его юности комсомольские активисты любили скандировать дерзкий девиз: «Нам никогда не будет шестьдесят, а лишь четыре раза по пятнадцать!» И вот эти четыре пятнадцатилетия прожиты. Как на пороге пятого чувствует себя наш герой – умудрённый опытом чиновник, бывалый политик, умелый руководитель и увлечённый общественник? Четырежды пятнадцатилетним он, конечно, не отрекомендуется, но уверен, что уберечь в душе заложенные в юности идеалы и принципы, сохранить им рыцарскую верность – важно и спасительно. И, наверное, не только для себя лично.

Персональная летопись Сергея Дубровина – показательный путь вожаков поколения, «сделанного в СССР». Сын фронтовика и заводчанина, выросший в Затоне – трудовом пролетарском районе иркутского центра, начинал с рабочих профессий. Ещё будучи студентом политехнического, вкалывал электромонтёром, слесарем-ремонтником на заводе тяжёлого машиностроения имени Куйбышева. В заводских цехах он появился практикантом после второго курса, с тех пор каждое лето трудился на ИЗТМ, куда, получив диплом инженера-механика, пришёл уже долгожданным специалистом. Но долго здесь не задержался: увлекла азартная роль комсомольского лидера сначала в заводском комитете ВЛКСМ, потом в Куйбышевском райкоме, а вскоре – и на посту первого секретаря горкома.

– Кто говорит, что комсомол был плацдармом для карьеристов, тот просто, что называется, не в теме, – вспоминает юбиляр. – Самой притягательной на этом «поприще» была возможность придумывать и воплощать что-то новое, «распахивать целину», раздвигать горизонты для молодых инициатив.

Под руководством Дубровина иркутские комсомольцы не раз прогремели на всю страну как зачинщики неслыханных начинаний. Да и не только на всю страну. О том, что в сердце Сибири, в городе на Ангаре, прошёл первый в Советском Союзе конкурс красоты, в 1987 году на всю планету провозгласил «Голос Америки». Городского комсомольского «знаменосца», на тот момент уже члена партии, вызывали «на ковёр» в обком КПСС. За то, что областной центр «прогремел» как арена «пропаганды буржуазных ценностей», Дубровину грозил тогда чуть ли ни конец лидерской карьеры. Но ему было не привыкать. Рискованные с точки зрения «благонадёжности», яркие молодёжные затеи он организовывал уже не в первый раз. В Иркутске на ура прошёл второй всесоюзный конкурс по брейк-дансу (первый, заметим, состоялся в европейской республиканской столице Риге). Для сибирской провинции слёт начинающих хип-хоперов (тогда и слово-то такое не знали) был вызывающей сенсацией. Много раздавалось опасливых голосов и скептических предупреждений. Вокруг Дворца спорта, где проходил финальный этап, стояло четыре кольца оцепления: два милицейских, строй курсантов пожарного училища и бойцы оперативного комсомольского отряда. Народ ломился увидеть асов этого «подпольного» искусства. После блестяще реализованной «авантюры» всем молодёжным клубам в Приангарье официально разрешили вести кружки и секции брейк-данса.

– Весь грязный, агрессивный ажи­отаж, сопровождающий всё запретное, схлынул, – резюмирует наш собеседник.

Серьёзное сопротивление партийных бонз пришлось преодолеть и при подготовке первого рок-фестиваля на территории Приангарья. Тогда глава Иркутского ГК ВЛКСМ, можно сказать, «лез на рожон». Остановить по отмашке сверху уже объявленный публично музыкальный праздник – значило навсегда утратить доверие молодых людей, которые воодушевились и горели творческой идеей. Дубровин не отступил. Фестиваль всё-таки свершился. Первый день шумно и бурно прозвучал в сквере имени Кирова. Рок-марафон длился до самого утра. Тут были и теат­ральные звёзды «Пилигримы» во главе с байроновской фигурой молодого Владимира Соколова в «хлудовской» шинели, и патлатые виртуозы из «Принципа неопределённости» легендарного автора Вадима Мазитова, и другие яркие коллективы. Публика шла и шла к затопленной звуками уличной сцене, не давая импровизаторам передохнуть. Успех фестиваля вывел «из тени» ещё одно мощнейшее направление молодёжной музыкальной культуры.

Но это всё из области «зрелищ». А о «хлебе», о базисе в иркутском комсомоле тоже заботились всерьёз. Множество молодых семей в конце восьмидесятых получили возможность построить себе квартиры в молодёжных жилых комплексах. Это была горячая и насущная забота горкома комсомола, которую лично возглавлял и курировал Дубровин. В трёх МЖК – в микрорайоне Первомайский, Иркутске-II и в Радужном – получили тогда собственное, трудовым потом завоёванное жильё многие горожане. Это были молодые специалисты различных госучреждений, учёные, журналисты, а вместе с ними и работники детских садов и школ, построенных для подрастающей смены. Деньги на строительство выделялись министерствами и ведомствами, а работали на стройках непосредственно сами будущие новосёлы. К сожалению, этот уникальный и эффективный опыт свело на нет последующее лихолетье.

– И это не просто неправильно, это ненормально, – считает Сергей Дубровин. – Такие структуры, как МЖК и стройотряды, надо возрождать. Это прекрасная гражданская школа. Школа больших реальных дел, где могли проявить, реализовать себя ребята с лидерскими качествами. Они учились сами решать реальные серьёзные задачи, отвечать за других, за общественно важный результат. Я свой стройотряд в Киренске, где мы возводили очистные сооружения для ремонтной базы речфлота, помню до сих пор. Уверен, что подобные движения и организации обязательно вернутся в нашу общественную практику. Без этого невозможно воспитывать достойную смену.

Неэлитный чиновник

За плечами нашего героя много­летний опыт руководства. Долго он курировал социальную сферу в городской администрации, будучи заместителем мэра Бориса Говорина, рядом с которым усвоил бесценные уроки управления, получил второе образование менеджера на Сибирско-Американском факультете ИГУ. В тяжёлые 1990-е годы, несмотря на все кульбиты перестройки, в Иркутске активно строились больницы и поликлиники, сдавались в эксплуатацию оборудованные современной медтехникой огромные новые корпуса лечебных учреждений. Вырос мощный, «вооружённый до зубов» диагностический центр. На окраинах одна за другой открывались новые школы, где старшеклассников ждали укомплектованные компьютерные классы. Не был закрыт ни один детский садик, хотя многие из них работали вполовину нагрузки. Распахивали двери для читателей новые современные библиотеки, такие, как комплексный гуманитарный центр имени Полевых в Университетском, фондам которого сейчас позавидуют лучшие библиографические собрания. Город сохранил все мастерские, где работают члены Союза художников России, которые могли стать лёгкой добычей предпринимателей «новой русской волны». За этими достижениями стоит большая изнурительная «черновая» работа администрации, в которой героями оказывались многие, а за все «сучки и задоринки» щедро всыпали заму по социалке.

Впоследствии Дубровин работал заместителем главы администрации Иркутской области по социальной политике, а затем и первым вице-губернатором. Был избран депутатом Государственной Думы от Приангарья, вошёл в комитет по энергетике, транспорту и связи. Во многом его стараниями поддерживались строительство нового здания аэропорта Иркутск, ежегодный ремонт взлётной полосы, которая по технологическим характеристикам соответствует стандартам обслуживания самолётов любого класса. Были выделены деньги, успешно проведён конкурс и завершены работы по капитальному ремонту военного госпиталя, расположенного в здании исторического памятника начала прошлого века. Пущен в эксплуатацию новый Академический мост через Ангару. Отвоёвана квота на отлов омуля рыбаками Иркутской области, которую Министерство рыбного хозяйства попыталось недальновидно отменить. Много решено и локальных, но не менее важных для земляков жизненных вопросов.

На каком бы посту, на какой бы ступеньке в чиновничьем табеле о рангах ни трудился Сергей Дубровин, самым главным и ценным он всегда считал опыт взаимодействия с людьми. Люди в Иркутске, в Байкальском регионе, уверен наш юбиляр, особенной, бесценной породы.

– Может быть, они не такие улыбчивые и позитивные внешне, не так мажорно одеты, загружены своими заботами, зато душа у них светлая, золотая душа, – говорит Сергей Иннокенть­евич. – Я это впервые понял, когда случилось страшное землетрясение в Спитаке в 1988 году, а потом – когда в Иркутске-II упал самолёт «Руслан» в 1997-м. Как тогда немедленно откликнулись на эти события простые горожане, как спешили на помощь пострадавшим, без оглядки отдавали всё, чем богаты, были готовы принять сирот, оставшихся без крова! Я думаю, лучше наших земляков нет.

Работая в тесном сотрудничестве с такими людьми, наш герой счастливо уберёгся от фанаберии, не отрастил себе крутой начальственный зоб. Всегда оставался доступным и открытым к диалогу. Как говорит он сам, «никогда не был элитой и не выпендривался».

Истории хранитель и вершитель

С начала 2015 года Сергей Дубровин возглавляет Музей истории города Иркутска – экспозиционный комплекс из пяти филиалов. И это не случайно. «Роман» с историей у него начался ещё со школьного детства – с жадного интереса к дискуссиям на исторические темы отца и старшего брата Юрия, с постоянного чтения библиотечных книг. В библиотеке мебельного объединения «Байкал», где работали родители пытливого парнишки, Сергей шестиклассником прочитал «Один день Ивана Денисовича» в журнале «Новый мир» – чудом укрывшийся от идеологических ревизий экземпляр. Мучил потом отца настойчивыми вопросами. Потом были Молчановка и библиотека политеха, университетская «фундочка», где читательские предпочтения Дубровина всегда составляли книги по истории, особенно родного края и Иркутска – города с богатой, старинной биографией. Теперь историческая эрудиция нашла себе достойное применение в музейной работе. Директор МИГИ с увлечением генерирует и курирует на­иболее интересные выставки музея, книжные издания, в издании которых участвуют научные сотрудники учреждения, сам блестяще проводит экскурсии, пишет популярные статьи и брошюры на исторические темы.

Неутолимая жажда постоянного поступательного движения не покидает Дубровина и в тихих музейных чертогах. Сюда активно вторгается городская жизнь.

– А как же иначе! – считает директор. – Музей должен быть открыт для всех, люди должны получать здесь новую информацию, новые ценные впечатления, здесь должен биться интенсивный культурный и общественный пульс Иркутска. И у музея всё для этого есть: богатые фонды, отличные кад­ры. Здесь работают «последние русские святые». Так народ называет музейщиков, библиотекарей и сельских учителей. И это справедливо.

Титаническую подготовительную работу провела команда музея ради открытия в 2015 году экспозиции к 70-летию Победы над фашизмом «Оружие и награды второй мировой войны». На ней были представлены оружие и награды всех стран – участниц глобальной схватки: и сражавшихся против фашистского блока, и воевавших на стороне гитлеровской Германии. Посетители смогли увидеть экспонаты английского, немецкого, французского, советского военного производства. Тут были журналы из оккупированной Франции, которая официально продолжала вести гламурную жизнь, – и документальные свидетельства об антифашистском сопротивлении, предоставленные дружественным музеем Верхней Савойи. Гитлеровские ордена и медали – и фотодокументы о том, за какие «подвиги» они вручались. Были письма с фронта – и письма, которые отправляли на фронт из тыла. Выставка получилась поистине общенародной. Наполнить её живым содержанием помогли иркутяне, откликнувшиеся на призыв музейщиков через трибуну «Восточно-Сибирской правды». Газетчики же помогли раздобыть номер «Восточки» от 9 мая 1945 года, пожелтевший, хрупкий до того, что боязно в руки брать, с портретом и поздравлениями Сталина с долгожданной Победой.

Уникальная постоянная выставка родилась в филиале «Солдаты Отечества» о работе военных госпиталей на территории Иркутска. Её тоже собирали «всем миром». Своими сокровищами минувших лет поделились военный госпиталь, курорт «Ангара», противочумный институт. Устроители встречались с ветеранами, записывали их воспоминания. Самоотверженно трудились, спасая раненых, сотрудники иркутского мединститута во главе с первым почётным гражданином города профессором Ходосом – легендарным невропатологом, который с утра читал лекции с вузовской кафедры, а после обеда спешил в госпитали. Много помогали медикам иркутские школьники, ухаживали за ранеными, стирали перевязочный материал, устраивали для бойцов концерты. На выставке множество удивительных, невероятных для современника вещей: микроскопы 1930-х годов, бормашина, которая заводилась не от электричества, а с помощью ноги, как зингеровская швейная машинка, раритетная книжка начальника всей госпитальной системы города. Отдельная глава в ней рассказывает о том, как, едва встав на ноги, раненые записывались в самостийную очередь на работу в госпитале, просто выздоравливать, лёжа на боку, они отказывались. Глава так и называется – «Трудотерапия».

Высоко оценили иркутяне и жители области содержательную и зрелищную выставку «Иркутск в 1917 году», посвящённую 100-летию революционных событий в Приангарье. Первые три месяца экскурсоводы принимали посетителей со всей Сибири, без устали рассказывая о политических и общественных фактах вековой давности, о том, как в Иркутской губернии устанавливалась новая власть. Экспозиция полюбилась. Многие посещают её вновь и вновь, ведь через каждые два месяца она обновляется, в зале поселяются новые экспонаты и наглядные иллюстрации, гиды красочно повествуют о динамике политической обстановки, об изменениях в жизни губернской столицы.

В год 355-летия Иркутска – в 2016 году, отдавая глубокий поклон людям, творившим историю родного города, созидающим Иркутск сегодня и трудящимся во имя его славного будущего, музейщики устроили проекционное шоу на фасаде своего головного здания на ул. Франк-Каменецкого. Не менее зрелищное маппинг-шоу на фасаде музея имени А.М. Сибирякова собрало перед ним многотысячную аудиторию в День молодёжи.

Многие идеи и начинания директора музея выходят за рамки чисто экспозиционной и исследовательской работы. Он инициировал удивительную выставку по истории Хайтинского фарфорового завода, чтобы привлечь внимание к его драматической судьбе, собрал в Доме Рогаля ведущих товаропроизводителей региона ради поисков возможностей вновь поставить на ноги некогда славное производство. У новорождённого предприятия «Хайтинский фарфор» появились первые солидные заказы, оно почувствовало поддержку партнёров. Дело за малым – побудить повернуться лицом к проблеме областное правительство.

В День города в 2017 году побратимской делегации из Японии с лёгкой руки Дубровина подарили картину художника Юрия Квасова «Мечта о Фудзияме». На картине – выдающийся иркутский живописец, учитель автора – Виталий Рогаль, который полвека ждал встречи со священной горой и всё-таки с ней встретился, написав замечательный пейзаж, также показанный японским гостям. Так музейщики внесли новый вклад в развитие дружественных отношений со Страной восходящего солнца.

В Музее истории города постоянно встречаются сотни людей. На вернисажах, на презентациях новых книг, на юбилеях и вечерах памяти Почётных граждан Иркутска, на корпоративных и общественных торжествах. Таких, например, как недавно отмечавшийся юбилей городского оперативного комсомольского отряда.

Здесь сберегается и красноречиво говорит живая память города, его осязаемая, не застывшая под стеклянным колпаком история, которая продолжает вершиться и в наши дни. Здесь мы, иркутяне, постигаем уроки прошлого, которыми вправе гордиться, и открытыми глазами смотрим в будущее, в которое отваживаемся верить. Верить, как неисправимый идеалист Сергей Дубровин верит в возрождение хайтинского фарфора и других необходимых региону промышленных предприятий, в разумный возврат к эффективной системе образования и воспитания подрастающего поколения, в неистребимую добрую волю своих земляков.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное