издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Серый голубь и Фиолетовая черепаха

В Иркутске Пётр Мамонов обещал, что «жизнь теперь будет лучше»

«Господь? Да вот ёж – он же чудо, носом двигает. Какой вам ещё Бог нужен?» – 12 июня на сцене Иркутского музыкального театра впервые за 14 лет выступил Пётр Николаевич Мамонов, он же Фиолетовая черепаха, как ныне рок-музыкант себя именует. Он так и хотел назвать программу – «Фиолетовая черепаха», но те, кто продавал билеты, назвали её более раскупаемо: «Творческий вечер к 70-летию». И не забыли добавить: «Уникальное сочетание проповеди, панк-концерта и сеанса игры с абсурдом». И правда, было ощущение, что Петра Николаевича некоторые зрители перепутали с его образом из фильма «Остров», потому спрашивали, как выйти замуж, сжигать ли покойников или кремировать. А также хотели узнать, как им лично быть с Богом. Пётр Мамонов отвечал подробно и вдумчиво, но не без иронии над собой в образе «старца Пети».

До последнего момента было страшно – вдруг концерт не состоится, ведь как раз в этот момент губернатор Иркутской области объявил о третьей волне ковида в регионе. Пётр Мамонов успел в последний, уходящий поезд – после этого концерты стали отменять. Очередь в музтеатр напоминала змею, украшенную масками. С повышенной температурой не пускали. Мамонов начал концерт со знаменитого «Серого голубя», и сразу стало ясно – может быть, в 70 лет и сложновато быть «гуттаперчевым Петей», но драйв, голос никуда не ушли. И это после 6-часового перелёта, когда сил совсем не было, по признанию самого Мамонова. Концерт был поделён на две очень разные части. В первой Мамонов пел, и песни эти по большей части были очень грустные, даже создалось ощущение, что человек прощается с жизнью, сожалеет: «Где моя причёска? Где моя походка?» Но всё изменилось во второй части. Когда Пётр Николаевич взял папку, начал читать стихи и разговаривать со зрителями, явился очень простой и ироничный чувак, который не прочь посмеяться в первую очередь над собой, дураком. Пётр Николаевич, прямо щурясь от удовольствия, повторял байку, которую придумал сам и делится теперь ею везде:

– Дело всё в том, что к нам из космоса упала Голубая черепаха. Она приземлилась в джунглях Амазонки, нашли её учёные и поняли, что она издаёт какие-то сигналы. Эти сигналы удалось расшифровать, это оказался древний язык санскрит. И вот что она сказала… [Дальше следует любой текст].

Мамонов рассказал, что, когда готовил программу, назвал её «Фиолетовая черепаха», поскольку на Голубую он не очень тянул. Даже нарисовал эту черепаху, к черепашьему телу приделал на шейке свою голову. И показал, как он был бы черепахой и как его голова тянется, тянется из панциря куда-то вбок… Рисунок этот Пётр Николаевич, думается, когда-то опубликует. И это будет его собственная афиша на 70-летие «творческой деятельности Фиолетовой черепахи». Конечно, не раз ему удавалось черепаху протащить в программу, и программу даже так и назвали, это было в 2017 году и позже. Но к 70-летию сделали более чинно и благородно.

Глядя в зал и посмеиваясь, «старец Петя» заявил, что вот он тут сейчас всё скажет и с завтрашнего дня жизнь пойдёт у всех лучше. Вспомнилось: «Рассосутся рубцы, исчезнет седина, появится потенция…» В одной из записок девушка спросила, как найти мужа, и Пётр Николаевич долго и обстоятельно рассказывал, как с точки зрения христианина наладить семейную жизнь. «Как выдать маму замуж?» – прочитал он, убрал записку, пробормотал, что отвечать не будет. А потом почти сорвался: «Какое твоё дело?» И посоветовал со своей жизнью разобраться, а маме оставить право самой решать, как ей жить и выходить ли замуж. Вопросы, что подносили Мамонову в картонных корзинках, иногда поражали неожиданностью хода мысли зрителя: «Хоронить или сжигать?» Пётр Мамонов тем не менее старался отвечать серьёзно: «Тема, да. Я вот тоже родителей кремировал. Это была их воля, а вот грех. Виню себя за это. Жалко очень. Но не так это страшно до непоправимости, а как люди, которые сгорели в войне? Господь восстановит, конечно, всех». Спросили Петра Мамонова про его любимый автомобиль, и тот сразу просиял: «Есть, есть! Я в какой-то автосервис приезжаю, говорю: «Не могу с ним расстаться!» А мне отвечают: «С такими не расстаются!»

Запросы многих зрителей к актёру Мамонову были, конечно, как к некоему универсальному батюшке. При том, что он прекрасно понимал, что он всё-таки артист, а не духовное лицо. Но, видимо, эта роль ему нравилась, как нравилась и задающим вопросы. Пётр Николаевич в таких ответах был предельно искренен, прост. «Пётр Николаевич, когда мы пришли к Богу, в чём смысл жизни?» «Смысл жизни именно в этом и есть, – отвечал тот. – Вы правильно мыслите – нужно прийти к Богу, соединиться с ним. За гробом будет одно только дело – общение с Богом. Если мы не научились здесь этому, то мы несчастные люди будем там. Со всеми нашими молитвами, со всеми нашими походами в храм. Если нет живого общения с Богом, он скажет: «Извините, ребята, вы свечки ставили, но я вас не знаю. Я с вами не общался, не разговаривал, я бы рад вас принять, да я вас не знаю». Я сам пришёл к Богу, даже не я пришёл… Мне в 45 лет незачем стало утром вставать. У меня всё было – и жена, и дети, и работа любимая, и слава, и всё. Мне стало незачем жить. И я стал искать и нашёл. Я искал! Может, это покажется странным, что я всё твержу: «Бог, Бог…» Современным людям покажется. А я вот сижу в комнате – и солнечный луч. Я сижу, задумался что-то. И прямо чуть ли не вижу: как секундная стрелка у часов, луч по комнате движется. Понимаете, да? Тень постепенно движется. И тут я понимаю – это же Земля вращается. Это весь этот шар – и я вместе с ним – просто сейчас… вверх ногами. Вот, думаю, ничего себе. И это всё Господь, каждая звезда туда-сюда, и этот Сатурн, и Марс, и там ещё вот это… Всё он. Ни фига себе! Старик Кант, философ знаменитый, говорил: «В жизни меня удивляют две вещи – звёздное небо надо мной и нравственный закон внутри нас».

Мамонов рассказал историю о своём инфаркте, случившемся в 2019 году. Сначала что-то жгло в груди, и он даже не обратил внимания, потом врачи сказали: «Инфаркт, надо готовиться к операции». «У меня было много знакомых, которые такую операцию не пережили, и я стал готовить себя к тому, что там есть другой мир, лучший. И так хорошо подготовился… » – рассказывает Мамонов. Операция прошла успешно, и Пётр Николаевич вдруг понял, сидя в машине, на пути в свою деревню: «Всё, надо вставать опять утром. Есть завтрак…» И стало ему обидно, что столько готовился, а вот – продолжай.

«Когда я вижу, как жизнь просто происходит, я понимаю, что это Бог», – сделал вывод он. И рассказал о… ёжике. Как-то раз у себя дома он весь день что-то маялся. Работа то радовала, то огорчала, то снова радовала и снова огорчала. И вдруг в конце такого маятного дня он вышел на крыльцо, а там ёжик. Шевелит носом, бегает. И тогда стало понятно, зачем весь этот трудный день – ради встречи с чудом этим, обычным ежом. «А вот снегири, – продолжил Пётр Николаевич. – Оглянусь, сидят они. Мороз, прилетают, потные почему-то. Сидят, грудки красные у них. Ни фига себе. Смотрю, ребята такие. Опа! Я всегда хотел быть таким крутым».

Люди просили совета у Мамонова, буквально как на исповеди. «Как бороться с гневом?» – написал человек. «Ну, милый мой, смотрите, что пишет Пимен Великий. Это, кажется, шестой век: «14 лет в скиту денно и нощно я подвизался, чтобы укротить гнев». Это великий святой. А вы хотите как? Бороться надо. Ну что гневаться на чужое несовершенство? Какой толк будет, это контрпродуктивно. Это только себя разрушишь. Так вот, стараюсь, и из десяти один раз выходит». Люди просили и просили рассказать «о пути с Богом, о смирении». «Ну как я вам расскажу? Всё, что я рассказываю, это об этом. Читайте святых отцов, есть сто томов святоотеческого наследия. Там удивительные тексты для каждого христианина, который находится на том или ином уровне. Есть чрезвычайно сложные, есть очень простые. Исайя, отшельник, говорил: «Жить надо так, как будто тебя нет». А я думаю, я-то знаменитость… Я-то живу, и я ещё как есть! Ну, думаю, надо чуть-чуть в ту сторону грести. Поскромнее. Как вот – одно слово, а как оно со мной, всю жизнь вспоминаю. А современные люди скажут: «Ну что, надо быть успешным». Давай, браток, посмотрим. За гробом атеистов нет». Читая всё это, наверное, вы подумаете, что Пётр Мамонов ныне очень важный, очень правильный старец. Да нет, уходя со сцены, он вдруг подпрыгнул, сбив напрочь все возвышенные настроения.

Текст был написан до получения печального известия: Пётр Мамонов в реанимации с подтверждённым диагнозом COVID-19. По словам его супруги Ольги Мамоновой, Пётр Николаевич завершил 15 июня концерт в Красноярске, вернулся в деревню Ефаново. По-видимому, здоровым. С посторонними не общался, однако через несколько дней стало ясно – заболел ковидом. Температуру удалось сбить, но появились проблемы с дыханием. Пришлось вызывать скорую. Мы желаем Петру Мамонову выздороветь и снова выйти на сцену. Его ждут.

Президент России Владимир Путин наградил артиста Петра Мамонова орденом Дружбы за большой вклад в развитие отечественной культуры и искусства, а также многолетнюю плодотворную деятельность.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер