издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Скромное обаяние жулика

Строитель финансовой пирамиды, от которой пострадали жители Приангарья, оказался заключённым колонии особого режима

О мошенниках теперь говорят и пишут много, очень много. Но обычно в одном ключе: мол, не надо было жертвам покупаться на бесплатный сыр, который бывает только в мышеловках. И почему-то никто не обращает внимание на тот факт, что в последние годы подозрительно много случаев, когда финансовые пирамиды и прочие мошеннические схемы создаются прямо за колючей проволокой. Оттуда же потом сидельцы и руководят «кидаловом» с помощью сотовых телефонов, которыми, как всем известно, закон в местах лишения свободы пользоваться категорически запрещает. Несмотря на это, исправительные учреждения становятся центрами мобильного управления самыми разнообразными мошенническими схемами. А лагерные бараки – офисами, где заседают криминальные боссы.

Из разбойников в бизнесмены

Бывает, что под началом такого вот сидельца, имеющего вопреки требованиям закона выход в Интернет, в регионах, географически удалённых от места его заключения, годами успешно действует организованная преступная группа или даже многоуровневое преступное сообщество. История, с которой разбиралась полиция в Иркутске, как раз из таких случаев, когда мышеловкой, в которую попались как минимум 120 жителей Приангарья, управлял из-за колючей проволоки талантливый аферист в робе осуждённого.

«Рабочий кабинет» Андрея Петровича (под таким именем его знают клиенты) находился в посёлке Мурмаши Мурманской области. Это в Арктике, за полярным кругом, где условия проживания более чем суровые. Видимо, предполагалось, что полярная ночь длиной полгода, запредельные морозы и прочие «достопримечательности» Кольского полуострова – самое подходящее место для преступников, которым суд назначил отбывать наказание в условиях особого режима. Столь суровый режим законодатель определил только для трёх категорий преступников – осуждённых к пожизненному заключению, а также смертников, которым расстрел отменили из-за моратория на высшую меру наказания, и особо опасных рецидивистов, совершивших тяжкое преступление в местах лишения свободы. ​

Андрей Петрович, которого считают фактическим руководителем фирмы «Виконт», действовавшей в Иркутске, живёт в исправительном учреждении особого режима – колонии № 16 Мурманской области – с 2013 года. Он заехал туда после приговора Хабаровского краевого суда под своим настоящим именем – как Вадим Александрович Гуторов. Краевой суд признал Гуторова виновным в том, что он, отбывая наказание в виде лишения свободы в федеральном казённом учреждении по приговору Краснофлотского районного суда Хабаровска, создал на воле преступное сообщество (криминальную организацию со сложной иерархической структурой), руководил этой организацией и её подразделениями. И хотя сидел он тогда за разбой и угон автомобиля, но в зоне строгого режима открыл в себе талант бизнесмена. О том, насколько творческой и неуёмной личностью оказался бывший разбойник, свидетельствует дальнейшая биография осуждённого, подробности которой можно найти в его личном деле.

Вынужденный поневоле сойти с разбойничьей тропы, Вадим Александрович обдумал своё положение и решил за колючей проволокой начать новую жизнь – организовать бизнес, не связанный с насилием. Он правильно рассудил, что найдётся множество доверчивых граждан, которые охотно, безо всяких угроз, отдадут в его руки накопленные и взятые в кредит миллионы. Нужно просто найти к будущим жертвам верный подход. Достаточно обеспечить хорошую приманку – и они сами косяками попрут в расставленную сеть. Вадим Гуторов создал своё предприятие, названное впоследствии преступным сообществом, в лагерном бараке. На одном из свиданий с родственниками он предложил уже готовый бизнес-план, который следствие окрестило позднее мошеннической схемой.

Суть аферы состояла в том, что клиентам специально созданной «риэлторской» фирмы предлагали купить квартиры по цене значительно ниже рыночной. Эта примитивная приманка сработала как нельзя лучше благодаря деталям, продуманным лагерным аферистом. Он распорядился «продавать» квартиры, которые якобы сбывают по дешёвке представители администрации города, желающие нажиться на попавшем в их руки муниципальном имуществе. Одна группа подчинённых Гуторова приискивала клиентов, другая – изображала из себя представителей администрации. Чтобы хабаровчане без опаски расставались с накоплениями, аферисты заключали с ними договоры займа или давали расписки о том, что средства взяты в долг. И главное – все документы в обязательном порядке оформлялись у нотариуса. Подпись и печать специально уполномоченного​ должностного​ лица, а также вся процедура совершения нотариальных действий от имени Российской Федерации неизменно оказывали магический эффект: государству наши люди всё же привыкли доверять. Вот таким нехитрым способом осуждённый Вадим Гуторов вместе с подельниками, действовавшими на воле, совершил порядка 50 хищений (в основном в особо крупном размере). Клиенты его фирмы залезали в долги, чтобы купить сразу несколько квартир.

«Осознал пагубность своего поведения»

«Риэлторская» контора по типу «Рога и копыта» успешно существовала в Хабаровске более полутора лет (с февраля 2010 года по август 2011-го). Получается, что мошенники заключали примерно по три липовые сделки ежемесячно. В это трудно поверить, но сиделец не просто давал общие указания своим подчинённым из учреждения строгого режима – он был в курсе каждой финансовой операции, сам распределял денежные средства, поступавшие от граждан, и лично, как глава фирмы, утрясал все конфликты и жалобы на своих сотрудников. При этом мнимый Андрей Петрович общался с облапошенными гражданами по видеосвязи через Интернет. В колонии эта запрещённая законом услуга была для него, спасибо режимникам Федеральной службы исполнения наказаний, очень даже доступной.

Когда клиенты, уставшие ждать дешёвых квартир, забеспокоились и начали обращаться в правоохранительные органы, всех членов преступного сообщества, конечно, взяли. Но судьба их оказалась разной. Вадим Гуторов, втянувший всю компанию в совершение особо тяжкого преступления, отделался наименьшим наказанием. И везение здесь ни при чём. Жулик опять применил самую выгодную тактику: полностью согласился с обвинением и изобразил искреннее раскаяние. Гуторов подписал досудебное соглашение о сотрудничестве, и даже прокурор признал, что все условия этой сделки с правосудием обвиняемый выполнил: в ходе предварительного расследования не только изобличил себя, но и дал подробные показания на всех семерых соучастников.

В то время, когда его ранее не судимые подельники проходили через все положенные для предварительного и судебного следствия процедуры, идейный вдохновитель и лидер криминальной организации уже выслушал приговор в так называемом особом порядке, то есть без разбирательства в суде, допросов потерпевших и свидетелей. И получил срок ниже низшего предела, предусмотренного санкциями соответствующих статей Уголовного кодекса РФ. Вот итог: мошенник, который признался в 53 хищениях у граждан и одном из самых общественно опасных и редких в судебной практике уголовных деяний (создании криминального сообщества для совершения тяжких и особо тяжких преступлений), был приговорён всего к 11 годам лишения свободы. К ним, конечно, добавился неотбытый срок за предыдущие преступления, но, согласно правилам назначения наказаний, лишь частично: один год вместо оставшихся трёх. Так что и здесь жулик не прогадал, скостив себе время отсидки за разбой и угон. Правда, теперь его, как опасного рецидивиста, ожидала уже колония особого режима.

Возможно, преступник ожидал от слепой Фемиды большего – приговор он обжаловал в Верховном суде РФ. Сослался на то, что наказание «чрезмерно суровое» и длительный срок лишения свободы может губительно отразиться не только на его слабом здоровье, но и на условиях жизни его семьи: жена тоже в колонии, а малолетний ребёнок находится под опекой бабушки. «В силу возраста и состояния здоровья она не может осуществлять полноценное содержание и воспитание ребёнка», – указывает Гуторов в кассационной жалобе, ещё раз напоминая, что он «осознал пагубность своего поведения, раскаялся в содеянном». Но Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении назвала приговор справедливым и оставила без изменения: «При отягчающем обстоятельстве в виде рецидива преступлений считать чрезмерно суровым наказание ниже низшего предела, предусмотренного указанными статьями, оснований не имеется». Что касается материального положения заявителя и его семьи, суд и без того пошёл навстречу, освободив виновного от штрафа. (Создание преступного сообщества и руководство им, согласно санкции статьи 210 УК РФ, должно караться лишением свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом до 5 миллионов рублей.)

Воскрешение Андрея Петровича

Не знаю, стоило ли ворошить все эти подробности из прошлого героя публикации, но, по-моему, они имеют прямое отношение к уголовным делам, которые сейчас рассматриваются в Октябрьском районном суде Иркутска. Как здесь уже упоминалось, 120 иркутян попались на крючок мошенников как раз в то время, когда строитель финансовой пирамиды, «осознав пагубность своего поведения и раскаявшись в содеянном», отбывал «чрезмерно суровое наказание» в колонии особого режима. На официальном сайте ИК-16 УФСИН России по Мурманской области можно прочесть сведения о том, что эта колония во многих смыслах передовая. Именно здесь появились первая лаборатория для оказания психологической помощи осуждённым, музей, театр и храм на территории зоны. Если верить информации на официальном сайте, в колонии немало делается для перевоспитания семи сотен сидельцев. Есть, к примеру, компьютерный класс для их обучения, производственные цеха, где они могут трудиться, библиотека, клуб и спортплощадка, чтобы, видимо, не скучали в свободное время.

Предполагается, что этот набор «средств исправления» опасных рецидивистов сочетается с особыми условиями режима. В таких учреждениях осуждённые должны находиться под постоянным надзором: для этого повсюду установлены современные средства слежения, да и сотрудников там не меньше, чем спецконтингента. По правилам, жизнь в колонии особого режима строго регламентирована, всё идёт по расписанию, общение сидельцев между собой, а тем более с людьми на воле, сведено к минимуму. Но это по правилам. А как на самом деле, можно узнать из материалов уголовного дела в отношении Вадима Гуторова. Вместо того, чтобы строчить на швейной машинке в цехе или орудовать рубанком на пилораме, мошенник взялся за старое – опять организовал за колючей проволокой собственный бизнес. Ни современные средства слежения, ни злые собаки на территории, ни увеличенное число людей в погонах в зоне особого режима этому помешать не смогли.

Андрей Петрович воскрес из небытия и принялся за любимое дело – строительство финансовой пирамиды чужими руками. Фирма, через которую он действовал, называлась ООО «Виконт». Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, это общество с уставным капиталом 10 тысяч рублей, зарегистрированное в Новосибирске, существовало в течение пяти лет – с 2015-го по 2020 год – и занималось 50 видами деятельности: от торговли лесоматериалами и разведения коров до продажи недвижимого имущества, автомобилей, ювелирных изделий и всевозможных продуктов. В Иркутске ООО развернулось в полную силу в 2017 году, уже изрядно наследив в Новосибирской области. Проворачивать сделки, которые следствие считает мошенническими, учредителю и директору общества Юлии Лысенко (скрывать фамилию, указанную на официальных сайтах, не имеет смысла) помогала родная сестра Гуторова.

Фокус с «продажей» квартир за бесценок на этот раз был дополнен другими «бизнес-проектами». Отзывы о них можно прочесть в соцсетях. Автор мошеннических схем организовал из колонии подписание с иркутянами договоров инвестиционных займов и договоров поручения на приобретение дешёвых объектов недвижимости, автомобилей и других товаров. Вплоть до продуктов питания по ценам вдвое ниже рыночных. К тому времени, когда услугами ООО «Виконт» заинтересовалась полиция, комбинатор в робе заключённого успел облегчить кошельки наших земляков на сумму более 70 миллионов рублей. И опять он руководил подчинёнными дистанционно, проводил с менеджерами и агентами фирмы селекторные совещания по мобильной связи. А когда требовалось урегулировать конфликтные ситуации, общался по телефону с клиентами. Проверка показала, что все исходящие звонки привязаны к сотовой вышке, расположенной возле ИК-16 в Мурмашах, а телефонные номера, использованные в аферах, зарегистрированы на родственников осуждённых, отбывавших наказание в колонии особого режима. К услугам сидельца была также онлайн-почта. В электронных почтовых ящиках оперативники обнаружили фото «приказов», написанных Гуторовым собственноручно: он давал распоряжения подруге-директору и сестре по текущим вопросам и указывал, куда направить вырученные средства.

Миллионер в полосатом костюмчике

Как попадали в конкретный лагерный барак навороченные смартфоны и многочисленные сим-карты, история умалчивает. Но в общем-то эти пути давно известны: средства связи либо проносят сотрудники колонии (за хороший гонорар), либо забрасывают за колючую проволоку дронами и другими способами. Но, как бы ни попадали на территорию лагеря запрещённые предметы, их должны у осуждённых изымать. Всё же смартфон со множеством симок – не иголка в стоге сена. Если, конечно, исправительным учреждением рулит администрация, а не смотрящий из блатного мира. Подобное встречается в так называемых «чёрных» зонах, где гражданин начальник частично передаёт бразды правления представителю организованной преступности. При этом стороны договариваются, что криминальный авторитет за определённые послабления режима обеспечит «порядок». Под этим словом подразумевается в таких случаях отсутствие жалоб. Возможные «телеги» на нарушения прав человека в местах лишения свободы влекут за собой проверки и прочие неприятности, а потому зачастую беспокоят администрацию куда больше, чем отклонения от режимных требований.

Как уж там было в Мурмашах, не знаю. Известно только, что аферист преспокойно управлял из колонии с самыми суровыми условиями изоляции огромными денежными потоками, опустошая карманы доверчивых жителей Иркутска. Тот факт, что столицу Восточной Сибири отделяют от лагеря в Заполярье четыре тысячи километров, не имел для талантливого комбинатора никакого значения. «Полосатику» (так по традиции называют тех, кто прописан в учреждениях особого режима) приходилось ежемесячно пристраивать миллионы рублей, которые наши земляки клали к его ногам. А на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости в пенитенциарных заведениях с особым режимом содержания позволяется тратить всего 7200 рублей в месяц – тут не больно-то разбежишься. Но в ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что деньги для организатора финансовой пирамиды приходили и на лицевые счета других осуждённых колонии, доверенных лиц Гуторова. Часть средств, поступавших от обманутых граждан, направлялась на исполнение обязательств перед ними. Это было необходимо и для создания видимости финансово-хозяйственной деятельности предприятия, и для того, чтобы заманивать в сети новых лохов. А из материалов уголовного дела видно, что и старые клиенты повторно вкладывали в пирамиду свои накопления или заёмные средства, оформляли кредиты, не сомневаясь, что совершают выгодные и безопасные сделки.

Узнаю брата Колю

Чем подпитывалось такое доверие к мошенникам, можно узнать опять же из отзывов в соцсетях. Ольга Н., одна из потерпевших, рассказала обо всей процедуре в деталях и даже привела фамилии тех, кто помогал лохотронщикам. По её словам, ни за что бы аферистам не удалось обдурить столько людей, если бы в схеме не участвовали… представители правоохранительных органов. Получается, что как раз они-то и составляли «агентурную сеть» Гуторова. По большей части в неё входили ветераны МВД, так они обеспечили себе, цитирую, «неплохую прибавку к пенсии». Но и действующие тоже засветились.

По свидетельству женщины, пострадавшей от мошенников, она попалась на крючок именно потому, что поверила сотруднице органов (фамилию и должность опускаю): «Она навязчиво стала рассказывать об организации «Виконт», что там работают бывшие сотрудники, она их очень близко знает. Такую замечательную фирму удалось организовать благодаря связям, заключили уже договоры с банками на реализацию залогового имущества – машин, квартир, алкогольной и пищевой продукции. Цены, которые она называла, конечно же, заинтересовали. Всем известно, что такое залоговое имущество, а то, что его реализуют бывшие сотрудники органов, притупило бдительность. Она фактически перешла в наступление, звонила, при каждой встрече рассказывала, что какая-то женщина купила уже квартиру буквально в полцены. Еженедельно будто бы приходят автовозы с машинами, приобретёнными по предоплате у банков Новосибирска. По всему реализуемому имуществу вынесены судебные решения, ООО «Виконт» приобретает такие машины лотами, цены невысокие. Неоднократно говорила, что, если бы не ипотека и кредиты на ремонт, она бы тоже взяла себе».

Узнаю брата Колю, как говорил в «Золотом телёнке» начинающий аферист Шура Балаганов о своём учителе. С иркутянами Гуторов проворачивает всё ту же схему, что была использована им в Хабаровске. Только теперь вместо квартир, которые якобы распродаёт администрация, появилось имущество, движимое и недвижимое, числившееся в залоге у банков. Налетай, подешевело! И снова решающим фактором стало для пострадавших участие в авантюре представителей органов власти. «В результате мы поддались на уговоры и поехали в эту фирму, а там как под гипнозом выслушивали то же самое от пенсионерок МВД. В углу сидела милая бабушка и рассказывала, какие высочайшие проценты эта фирма даёт, если заключить инвестиционный договор. Все улыбались, наперебой говорили, как всё у них в организации круто, продукты, алкоголь по оптовым ценам «Абсолюта», машины все проверенные технически и так далее. А когда мы увидели довольные лица счастливых обладателей авто, все сомнения и вовсе исчезли. Только потом мы узнали, что машины были приобретены по рыночной цене на автомобильных сайтах, это оказалась просто замануха», – ​ рассказывает потерпевшая. Не берусь судить о достоверности этого свидетельства. Известно, что сотрудники органов, действующие и в отставке, фамилии которых прозвучали в этих показаниях, фигурантами уголовного дела не стали. Но проверка в отношении них проводилась – ведь жертвы обмана, потеряв деньги, писали жалобы во все инстанции.

​Уголовные дела в отношении Вадима Гуторова и Юлии Лысенко в прошедшем году были направлены в суд. На очных ставках обвиняемых в ходе предварительного расследования зиц-председатель «Виконта» показала себя верным соратником организатора аферы – ни слова против него от Юлии Лысенко так и не дождались. Молодая женщина смотрела на сердечного друга, который на 12 лет её старше, с обожанием, демонстрируя готовность идти ради него за колючую проволоку. Агенты и менеджеры общества с ограниченной ответственностью на допросах упорно твердили, что главным в деле был некий Андрей Петрович, которого в глаза никто не видел. Расчёт был, видимо, на то, что связь между этой загадочной личностью и сидельцем мурманской колонии доказать не удастся. Напрасные надежды. Мало того что в Мурмаши ведут следы в виде детализации звонков и банковских переводов, так ещё и сестра директора ООО «Виконт» не стала скрывать, кто рулил делами под именем «могущественного» Андрея Петровича.

Так что обаятельному жулику ещё сидеть и сидеть. Но вряд ли его это пугает. Очевидно же, что ничего ужасного в его дальнейшей судьбе не предвидится: дальше колонии особого режима в Арктике всё равно не зашлют. А с такими порядками в зоне и «агентами» на воле, как сейчас, сколько ещё авантюр он сможет провернуть!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер