издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как с покойников «бабки» стригут

Полицейские, торговавшие «мёртвыми душами», попали на скамью подсудимых

Система дачи взяток участковым инспекторам, помогающим ритуальным агентствам «загонять клиентов», конечно, не нова. По крайней мере, в областном центре её используют давно, и «Восточка» писала об этом не раз. Как известно, сотрудники полиции появляются в доме, когда туда приходит беда, сразу после медиков. Врач скорой констатирует смерть, а в обязанности участкового уполномоченного входит составление протокола осмотра тела – он должен убедиться, что труп не криминальный. За возможность получить из рук стража порядка вместе с неостывшим покойником заодно и готовых раскошелиться клиентов​ ритуальщики готовы платить немалые деньги – по семь тысяч рублей за каждую «мёртвую душу».

Обеспечить доступ к телу

До сих пор такая схема считалась безопасной. Участвующие в криминальном бизнесе блюстители закона умело этот закон обходили. Только на сей раз случился грандиозный прокол: участковые уполномоченные отделения полиции № 3 МУ МВД России «Иркутское» стройными рядами отправились под суд. Всё началось с уголовного дела, возбуждённого в октябре 2021 года в отношении приёмщицы стола заказов ООО «Спас» за дачу взяток. Фамилию менеджера, как она сама себя называет, опускаю. Женщина, около десяти лет занимавшая это место, не преминула воспользоваться примечанием к статье Уголовного кодекса РФ, освобождающим взяткодателя от уголовной ответственности в случае, если он помогает изобличить более опасных преступников – должностных лиц, получающих мзду.

Тут, наверное, надо добавить, что сотруднице фирмы ничего другого и не оставалось, кроме как выдать мздоимцев. При обыске у неё в квартире и на рабочем месте были найдены улики – тетради, куда дотошный менеджер вписывала все расчёты с участковыми. Собственно, эти гроссбухи подозреваемая выдала следователю добровольно. А что ей оставалось делать – ведь всё равно бы нашли. Отчётность приёмщица вела очень аккуратно. В каждой записи она отражала не только выплаченную сумму, но также указывала, кто из участковых получил гонорар и за какой конкретно вклад в похоронное дело. В фирме «Спас» были установлены твёрдые расценки, направленные на стимулирование внештатных помощников. Так, за вывоз тела усопшего наводчику полагался гонорар в размере одной тысячи рублей, премия за захоронение составляла для информатора в погонах уже шесть тысяч. Ну а в случае, если по наводке участкового родственники заказывали полный набор услуг, он получал в качестве вознаграждения уже семь тысяч. Эти цифры лишь подтверждают: поддержка полиции, когда речь идёт о мертвецах, дорогого стоит. В самом прямом смысле. Оно и понятно, ведь доходность фирм, занимающихся похоронным бизнесом, зависит исключительно от доступа к покойнику. Есть труп – есть заказ на погребение и ритуальные услуги, а значит, и прибыль.

В ходе предварительного следствия работники ООО «Спас» поясняли, что специальная статья расходов на подкуп полиции в фирме вообще-то не предусмотрена. Но есть такая хитрая строчка в отчёте – «хозяйственные нужды», и этими деньгами вольна распоряжаться приёмщица стола заказов. Очевидно, взятку полицейскому в ритуальном агентстве считают такой же хозяйственной нуждой, как приобретение средств для помывки тел, и она тоже включена в калькуляцию похорон при расчётах с клиентами.

Из материалов уголовных дел видно, что партнёрство наследников Безенчука и стражей порядка продолжалось длительное время. По крайней мере, не один год. Следствие применило для описания этого сотрудничества термин «длящееся преступление». Общение контор было исключительно взаимовыгодным и, если можно так выразиться, честным. Полицейские, к примеру, не считали за большой труд посидеть какое-то время в доме усопшего – покараулить, чтобы тёплого ещё покойника не увели конкуренты «Спаса». Сотрудники ритуального агентства «Берёза» даже жаловались на следствии, что люди в погонах не подпускали их к телу, не давали выполнять свою работу, буквально отшивали. Ну а как иначе? Премию полицейскому фирма «Спас» выплачивала только после того, как деньги клиента поступали в кассу, не раньше.

«Благодарность» в кармане

Записи в изъятых при обыске у менеджера тетрадях выглядели примерно так: «Уч Олегу 7 тыс». Далее следовали ФИО и адрес покойника, дата предания его земле. Имена участковых, получавших взятки «за разглашение сведений конфиденциального характера и служебной информации, ставшей известной в связи с исполнением служебного долга» (именно так на юридическом языке называется их возмездная помощь ритуальщикам), в бухгалтерских отчётах менялись: Слава, Александр, Валера, Дима, Сергей и так далее. Приёмщица стола заказов призналась на допросе, что фамилии офицеров полиции, продававших информацию, её совершенно не интересовали. Отношения были строго деловые: заработал – получи. В телефоне менеджера следователь нашёл множество тому подтверждений. «Когда можно зайти?» – спрашивал в «Ватсапе» внештатник в погонах. И получал ответ: «Дима, можешь зайти сегодня». Это означало, что наличка приготовлена. ​

По словам менеджера, о заинтересованности фирмы в сведениях, позволявших получать максимальную прибыль, полицейские узнавали вовсе не от неё, а друг от друга. Служивые отнюдь не скрывали, где и как «подрабатывают», находясь при исполнении служебного долга. Сотрудники со стажем охотно делились «жизненным опытом» с новичками. Очевидно, несмотря на высшее юридическое образование, ничего ужасного в получении мзды от ритуальщиков за «небольшую услугу», связанную с нарушением должностных инструкций, они не видели. Мало ли что Уголовный кодекс «не рекомендует»: ведь многие так делают – и ничего, всегда обходилось.

Сегодня в деталях меркантильных отношений, сложившихся между участковыми ОП-3 и представителями скорбного бизнеса, вынуждены разбираться все судьи коллегии по уголовным делам Свердловского районного суда Иркутска. Девять однотипных дел в отношении полицейских по ч. 3 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки за незаконные действия) находятся уже в производстве суда, на подходе ещё несколько. Называть подсудимых пофамильно не хочется – достаточно с них позора. Офицеры уже уволены за дискредитацию службы и ходят теперь с клеймом уголовников. Хорошо хоть в СИЗО не угодили: мерой пресечения для них избрана подписка о невыезде. Но в процессах бывшие полицейские ведут себя по-разному. Одни признают вину в полном объёме и искренне раскаиваются, другие продолжают настаивать, что ничего плохого не совершили. Хотя совсем отрицать очевидное – получение от менеджера фирмы денег за информацию – достаточно сложно. Ведь в качестве вещдоков к уголовным делам приобщено множество изобличающих документов.

Любопытно, что молодые сотрудники проявляют больше раскаяния, чем их коллеги с большим опытом и заслугами. Есть в этой компании, к примеру, офицер со стажем службы в полиции более 10 лет, в уголовном деле которого хранятся копии многочисленных грамот от властей и благодарностей от населения. Участнику контртеррористической операции и боевых действий на Северном Кавказе, награждённому за ратную доблесть на поле боя, инкриминируется получение взяток за сведения о 17 умерших, переданные ритуальному агентству «Спас» с марта 2020-го по сентябрь 2021 года. Сторона обвинения считает, что подсудимый получил десятки тысяч рублей лично и на банковскую карту. По словам приёмщицы стола заказов, именно этот офицер первым решился подзаработать на сведениях, дающих фирме возможность получить заказ на погребение. От него, видимо, и распространилась в ОП-3 эта «мода».

На предварительном следствии «первопроходец» упорно твердил, что «ничьи права не нарушил, информацию об умерших передавал в агентство с согласия родственников». Пытался оправдать себя тем, что «это была благодарность, а не взятка». Заявление о том, что «преступление нельзя назвать длящимся», выпускник юридического института госуниверситета обосновал «отсутствием единого умысла на получение взяток».

«Желание получить благодарность у меня каждый раз было новое, а значит, и умысел новый», – нашёлся бывший участковый. Деньги, по его словам, он вынужден был брать «из-за финансовых трудностей». Причём объяснялись эти трудности не только необходимостью, к примеру, выплачивать ипотеку, но и бременем «материальных затрат на выполнение должностных обязанностей»: приходилось покупать канцтовары, оплачивать такси, вызванное по служебной надобности, приобретать необходимый для работы компьютер б/у. Почему он должен был тратить на эти цели свои кровно заработанные? Может, конечно, материальное обеспечение полиции действительно находится в столь плачевном состоянии, но офицер с подобными речами выглядел на допросе совсем жалко.​

В более выгодном положении оказался его коллега, поступивший на службу в органы пять лет назад. Он чистосердечно признался, что всегда знал от других участковых о «схеме получения лёгких денег», но долго «боялся, не звонил в ритуальное агентство». И всё же удержаться не смог: «От коллег слышал, что они получают регулярно. В январе 2021 года мне срочно понадобились деньги, и я решился. Вину признаю. Раскаиваюсь». В ходе предварительного следствия, как обычно, собран весь характеризующий обвиняемых материал. Участковые, попавшиеся на взятках за информацию о покойниках, имеют стаж службы от одного года до десяти лет, среди них есть женатые и холостые, с заслугами и без таковых. «Грамотный, добросовестный, опытный, пользовался уважением, не считался с личным временем, помогал молодым», – подобные характеристики встречаются в уголовных делах чаще всего. Но были среди сотрудников и такие, кому «служба давалась тяжело», либо они «проявляли излишнюю эмоциональность». Подсудимые, короче, оказались очень разными людьми, но у каждого в обвинительном заключении указано одно и то же отягчающее обстоятельство: умышленное преступление совершено ​ сотрудником органа внутренних дел России.

Ослабить «мёртвую хватку»

Одну фамилию я в этой статье всё же назову – начальника ОП-3 Тажудина Гайирбегова. В ходе предварительного следствия ветеран органов внутренних дел честно признался, что о системе взяток за распространение сотрудниками охраняемых законом персональных данных «слышал». И к нему, и к его заместителю обращались с такой жалобой руководители ритуального агентства «Берёза». Не раз обращались. Раза четыре, наверное. «В 2020 году, например, приходил директор «Берёзы», жаловался, что, когда его работники приезжают на место, откуда надо вывозить труп, участковые не разрешают забирать, поскольку этим занимается «Спас». Из-за этого «Берёза» теряет прибыль», – поведал следствию свидетель по уголовному делу. Так почему же должностные нарушения не были пресечены немедленно? Ведь можно было не доводить ситуацию до скандала, до возбуждения уголовных дел и увольнений по статье. На этот вопрос руководитель подразделения полиции безо всякого стеснения ответил: «Документов у них не было, письменные обращения они не писали, всё заканчивалось одними разговорами». Вот так, значит: если нужно раскрыть чьё-то преступление – обращайтесь к профессионалам, они всегда помогут, проведут оперативно-розыскные мероприятия, добудут доказательства. Но только не в том случае, когда подозрения падают на человека в мундире полицейского. Похоронный бизнес не зря называют грязным, желающие наживаться на чужом горе зачастую не останавливаются перед нарушением закона. Но кто будет наводить в этой сфере порядок, если стражи закона с молчаливого согласия собственного руководства и сами в доле?

Органы следствия направили руководству подразделения полиции несколько представлений о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступлений. В них содержится требование срочно провести служебные проверки и профилактические мероприятия среди сотрудников ОП-3, чтобы не допускать нарушений законодательства в дальнейшем. При обыске у некоторых участковых нашли​ дома множество бумаг с персональными данными людей, проживающих на территории обслуживания: материалы проверок, паспорта, заключения экспертиз, административные протоколы и т. п. В этом отделении, где сотрудников поймали на торговле конфиденциальной информацией, вообще очень вольно относились к учёту и хранению служебной документации.

Понятно, что в отношении фигурантов уголовных дел все возможные проверки были в конце концов проведены, и обвиняемые своё получили. Служба безопасности ГУ МВД России по Иркутской области ещё в декабре 2021 года выдала заключение, после которого последовали подписанные генералом приказы: «Уволить в установленном законом порядке за совершение поступков, порочащих честь сотрудника органа внутренних дел и несовместимых с дальнейшим прохождением службы». В качестве мотивации в приказах об увольнениях приведены, в частности, и такие слова: «Противопоставил себя целям и задачам деятельности органов внутренних дел».

К сожалению, представление следователя касалось только отделения полиции № 3 МУ МВД России «Иркутское», хотя «бабки» с покойников блюстители закона, как здесь уже упоминалось, стригут повсеместно. Остаётся только надеяться, что в других подразделениях полиции «торговлю трупами» пресекли, не дожидаясь, когда в отношении сотрудников будут возбуждены уголовные дела.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер