издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Запасной вариант

Запасной
вариант

Сергей КЕЗ,
"Восточно-Сибирская правда"

Доктор
физматнаук Виталий Мазур никогда
не думал хоть в чем-то менять свою
жизнь: дом, лаборатория, дом,
лаборатория. Часов и дней до
отпуска не считал, весь отдавался
исследованиям. Сегодня Виталий
Айзикович уже несколько лет
осваивает новое амплуа, вернее
пытается его совместить со старым —
он директор предприятия
"Спектр". Вместе со своими
коллегами делает то, что до него в
регионе никто не делал.

Но в начале
все-таки была лаборатория. От
одного ее названия веяло чем-то
жутко таинственным и невообразимо
красивым. Лаборатория динамики
космической плазмы — так она
называлась. На грешной земле
небольшой коллектив ученых
занимался тем, чем в общем-то
надлежит заниматься самой
матушке-природе — в специальных
вакуумных установках моделировал
космическую плазму, ту самую, из
которой и состоит загадочное
население Галактики.

Лабораторию Мазур
возглавил в памятном девяносто
первом, но назначение радости не
принесло.

— Главная забота
завлаба и тогда, и к сожалению,
сейчас — раздобыть деньги. Те
нищенские крохи, что поступали из
центра, инфляция съедала ровно на
треть еще в пути, пока они доходили
до нашего института
солнечно-земной физики. Ребята
смурнели, держались стайкой, но
поглядывали: как жить будем, дальше,
завлаб, коль наука родной державе,
что чемодан без ручки — и выбросить
жалко и нести неудобно. Словом,
волей-неволей, а пришлось, подобно
отощавшему крестьянину рыться в
полове, отыскивая завалившиеся
зернышки. Таким вот
"зернышком" и стала для нас
плазменное напыление поверхностей
материалов. Когда вели
фундаментальные исследования, было
как-то не до этой прикладной
составляющей, а тут уж край,
лаборатория закрыта. Словом, старый
задел оказался весьма кстати. Не
зря ведь говорят: утопающему ножи
протяни, он и за ножи схватится.

О своем
"грехопадении" Виталий
Айзикович рассказывал с известной
долей иронии. Вроде бы и не совсем
личит доктору наук вместе с
четырьмя кандидатами делать
зеркала, тонировать стекла — а
именно на это сейчас спрос. Но до
высоких ли мотивов! Главное — люди
при деле, и весьма небесполезном
для города и области. Центральный
рынок — гордость Иркутска — сияет
тонированными стеклами, ну и уже
для торговых павильонов немало
стекол наготовили. Словом,
установка плазменного напыления,
которую несколько лет назад
приобрели с помощью
научно-внедренческой фирмы
"Байкал-технополия", не
простаивает.

То, чем сегодня
занимается Мазур со своей
немногочисленной командой, на
Западе используется уже давно и во
многих сферах. Тонкопленочное
покрытие самых разных материалов
дает такие эффекты, что только диву
даешься. Они и прочнее становятся, и
антикоррозийные свойства
приобретают, газонепроницаемость
увеличивают. А умные головы между
тем неустанно думают, куда бы еще
плазменный метод пристроить.
Озабочены этим и в Институте
солнечно-земной физики. Опыт есть,
технологии наработаны, конкурент в
затылок не дышит. Самое время
сделать следующий шаг.

— Задумали вот
производство стеклопакетов из
тонированного стекла, целый проект
сочинили, — делится замыслами В.
Мазур. — На нашем языке это звучит
так — светопропускающие
ограждающие конструкции. Попросту
говоря, предлагаем замену стеклу в
оконной раме. Кстати, обычные
стеклопакеты в строительстве
используются давно, особенно за
рубежом. Но мы пошли дальше. Наше
стекло тонировано специальным
образом, поэтому обладает рядом
замечательных свойств — оно
пропускает видимый свет и отражает
инфракрасное излучение. Что при
этом происходит? Представьте себе
две ситуации — зимой и летом. Зимой
в помещении тепло, на улице холодно,
но солнце по-прежнему яркое.
Видимое излучение проходит через
окно, внутри оно поглощается,
нагревает предметы и обратно
излучается как инфракрасное, но это
через обычное стекло. В нашем же
случае тонированное стекло обратно
инфракрасное излучение не
выпускает — вот в чем изюминка.
Таким образом, отток тепла из
помещения резко уменьшается,
соответственно снижаются и расходы
— такой вот энергосберегающий
эффект. Летом же инфракрасное
излучение идет в силу понятных
причин не из помещения, а с улицы во
внутрь. И оно тоже большей частью
отсекается. В вашем офисе или
квартире, несмотря на жару,
прохладно и нет нужды тратить
энергию на кондиционирование.

Такие
стеклопакеты, как выяснилось,
дороже обычных, но все расходы
окупаются в течение полугода.
Мировая статистика, по крайней
мере, служит подтверждением. Страны
Европы, США, Канады еще со времен
энергетического кризиса немало
времени отдали этому направлению,
но зато и долговременный выигрыш
получили. Приживется ли сия
"экзотика" у нас? Трудно
сказать, но областная контора
Сбербанка уже приобрела у
института стеклопакеты с
тонированными стеклами, а уж в этом
заведении деньги умеют считать —
это уж точно.

— Мы бы завалили
регион, — замечает Виталий
Айзикович, — но деньжат не хватает
для расширения производства. На
наших площадях все растянется во
времени. Не дает покоя ученым,
втянувшимся в предпринимательскую
лямку, и другой перспективный
проект, практическая реализация,
которого, правда, еще не начиналась.
Связан он с напылением пленочного
материала, который используется
для упаковки главным образом
пищевых продуктов.
Невыразительные, серые пакеты,
напылененные алюминием или медью,
превращаются в яркий, сияющий всеми
цветами радуги товар. Несколько
образцов Виталий Айзикович не
удержался и показал. Здорово,
конечно, но соль эффекта не только в
облагораживании. Красота красотой,
но напыление прежде всего
увеличивает срок хранения
продуктов. Тонкая, защитная пленка
и свету не позволяет пробиться, и на
пути газов стоит стеной. Казалось
бы, пищевики, торговля ухватятся
двумя руками за технологию, завалят
заказами предприятие института, но
явного интереса к своей разработке
ученые пока не почувствовали.
По-прежнему при случае умиляемся
заграничной упаковкой, а
поддержать своего брата не спешим.

Задумок у В.
Мазура с его коллегами много,
многое им по силам. Каждый из его
помощников, что называется, дока в
своем деле. Виктор Симонов,
например, спец по напылению,
Александр Шишко — двигатель новых
проектов, Николай Лебедев — мастер
на все руки, Николай Кошелев немало
времени отдает специальной
литературе. С такой командой гору
своротить можно, и они делают то,
что в области до них никто не делал,
но мечтают и о размахе. Чего у них
сегодня не отнять, так это
уверенности в завтрашнем дне — они
этот день своими мозгами и руками
обеспечивают. У себя в родном
Отечестве, в своем институте
находятся, а не за морями-океанами.
И на том спасибо. Поиск нового в
старом также, как видим, способен
привести к заметным результатам.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector