издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трудный газ Ковыкты

Трудный газ
Ковыкты

Николай
ВОЛКОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Один из нас ровно
год назад бывал там, на далекой и
загадочной Ковыкте, двое моих
спутников — Эдгар, фотокор, и Петр,
телеоператор –, ехали впервые.
Добраться туда, в Приленье, ужасно
тяжело: кругом тайга, бездорожье да
к тому же высокогорье. Можно
кружным путем через Магистральный
на БАМе, откуда проложена
двухсоткилометровая трасса, но
далеко и долго. Напрямую от
Жигалово, по зимнику, короче, однако
от последней деревушки Чикан еще 75
верст сугробов да ухабов.

В многочасовой
тряске непременно подумаешь: как
глубоко спрятала природа свои
богатства — золото, нефть, газ. Если
учесть, что это Восточная Сибирь, а
в этих местах, говорят синоптики,
двести дней в году с отрицательной
температурой, то становится ясно,
как дорого добывать углеводородное
сырье здесь. У нас не Арабские
Эмираты и не Персидский залив, где в
нефти купаются финансовые
воротилы. К нам они идут неохотно —
велик риск. Сколько уже лет
примеряются к нефти, газу Иркутской
области англичане, японцы, корейцы,
а приедут, посмотрят — и восвояси.
Подумаем еще, говорят…

Сейчас снова
заваруха с газовым проектом:
инвесторы пытаются урвать побольше
акций, а деньги вкладывать не
торопятся. Освоение газового
месторождения до сих пор лежит на
плечах фирмы "РУСИА
Петролеум", которая тянется из
последних сил, чтобы привлечь к
участию в разработке Ковыкты новых
партнеров. И все-таки, несмотря на
финансовые трудности, работы
ведутся достаточно энергично.

В короткий срок
построены вахтовые поселки,
ведется бурение одновременно трех
промышленных скважин, действуют
опытный газопромысел на
разведочной скважине (Р-16) и
газотурбинная электростанция. А
главное — сформированы коллективы
из специалистов-профессионалов.
Созданы рабочие места для сотен
людей из бывших геологических
экспедиций: Преображенской,
Ленской, Криволукской, Братской
(все из
"Востсибнефтегазгеологии").
Сюда, на Ковыкту, съезжаются
буровики из Надеждинска,
Верхне-Марково, Братска, строители
и лесники из Магистрального,
Жигалово, Иркутска.

Мы — на буровой
102-го куста. Тут как бы штаб ближних
скважин — 101-й и 107-й. Аккуратный, на
загляденье, вахтовый поселок из
десятка рубленных из кедра домов.
Не удивляйтесь, кедрачи здесь на
зависть, но их не рушат, оберегают.
На строительство берут только те,
что попадают под площадки, дороги и
просеки. В уютном подворье — своя
столовая, баня, гараж и спутниковая
"тарелка" — антенна ТВ,
позволяющая принимать до трех
московских программ. А некоторые
молодые бурильщики (не во всех
домах есть телевизоры) привозят
свои "видики" и развлекаются
по-городскому.

Буровая газовиков
— это целый мини-завод. Кроме
высоченной опоры, собственные цеха:
энергоснабжения, котельная,
насосная, водозаборные скважины.
Занята всем этим хозяйством
бригада из 12–15 человек. Все они
настроены на главное — проходку
скважины, спешат быстрее добраться
до голубого джинна–газа, который
таит свою силищу на глубине 3,7
километра.

Нам в некотором
роде повезло, что сперва оказались
на 102-й, которая была забурена в июле
97-го. И уже сегодня догоняет "по
метрам" первую, опустившись ниже
2400 метров. Ночью и утром в морозном
зимнем небе вышка смотрится, словно
новогодняя елка, увешанная
гирляндами фонарей. Круглые сутки
здесь стоит гул, который не только
не раздражает, а даже завораживает:
будто исторгается из земли.

Так совпало, что в
смене бурильщика Владимира
Михайлова в аккурат был подъем
колонны труб из забоя, а она весом в
54 тонны. В этой операции
задействованы почти все члены
бригады. У руля — сам командор В.
Михайлов. В считанные секунды
махина труб поднялась вверх. Вот ее
захватывают автоматические клинья,
чтобы не оборвалась,
раскручивается квадратная
штанга-ротор, и моментально
нарощена колонна еще на 12,5 м. С
восхищением смотришь, с каким
мастерством работают крепкие
мужики в позолоченных касках —
Геннадий Загрийчук, Владимир
Иванов, Олег Матюшин…

— Пока мы с вами
беседуем, углубились еще на
полметра, — рассказывает Владимир
Михайлов. — Понимаем друг друга с
полуслова, потому что несколько лет
работали вместе в Братском районе,
где тоже пробурили свыше тридцати
скважин. Выявили запасы газа,
которого хватит для города. После
этого почти три года мы болтались
где придется, так как свернулись
все разведочные работы, упразднили
экспедицию. Все равно что летчик,
если долго не летает, не чувствует
неба, так и мы — землю. Соскучились
по своей профессии, а когда открыли
Ковыкту, с радостью поехали. Тянут и
природа, и дело, которому посвятили
немало лет.

Правда, Михайлов и
его друзья не очень сетуют на
всякие неполадки, временные
трудности — приходится добираться
на перекладных в пос. Сухой возле
Братска — у них вся жизнь на
колесах. Остальным довольны:
материалы, трубы, химреактивы,
пусть с перебоями, но поступают из
Хьюстона (США), здесь их испытывают
на крепость.

Удивительная
профессия — бурильщик. Техника,
приборы для проходки глубоких
скважин совершенствуются. Но
главным все равно остается человек,
потому что в глубь земли не
заглянешь. И что происходит со
снарядом в недрах, на 2000–3000 метров,
определяет лишь бурильщик. Мы
наблюдали за бригадиром Владимиром
Михайловым, который постоянно
держал в руках рычаги лебедки,
вглядывался в манометры,
показывающие давление на
"шарошку" — прибавить или
ослабить его. Только внутренним
чутьем, интуицией он ощущает, что
творится в глубине. Малейший
толчок, вздрог колонны — и вопрос,
что предпринять Опыт, секреты
бурения накапливаются годами. На
каждой скважине условия особые,
непредвиденные…

На ветру, на
тридцатиградусном морозе (вышка со
всех сторон открытая) работают
бурильщики. Не позавидуешь
"верховому", так называют
рабочего, который наверху
перецепляет трубы. Иногда,
рассказывают, он до того
закоченеет, что хоть на веревке
снимай с вышки. Не меньше
сложностей и на 101-й, которые
устраняются до сих пор. Встретились
с пластами, поглощающими раствор,
выбросами газа, а летом по
оплошности бурильщика уронили
несколько труб, улетевших вниз с
немалой высоты. Поймать и поднять
их оказалось невозможно.
Специалисты решили их обойти
стороной, новым стволом.
Замедлилась проходка, осложнились
условия. Выправить скважину быстро
пока не удается, хотя пробурено уже
без малого 2500 метров. До основного
газового горизонта еще далеко.

Увидеть наяву
действующую скважину уже можно,
правда, она разведочная, Р-16. Из нее
извлекают газ для собственных нужд
на газотурбинную электростанцию, а
отделенный тут же конденсат
направляют на котельные буровых и в
поселок Жигалово. На площадке мы
познакомились с мастером по добыче
газа Николаем Мироновским и
оператором Олегом Ромашовым.
Помогает им механик по
оборудованию Николай Карнаухов.
Вот и вся вахта.

— С февраля-97, как
запустились, Р-16, сепараторы,
газопровод в двенадцать километров
по ПГТЭС работают устойчиво, —
говорят они. — Давление газа (180
атмосфер) не падает, не было ни
одного случая перемерзания труб. За
сутки получаем 2,5 кубометра
конденсата. Пока действует одна
турбина на электростанции, лишний
газ сжигаем. Отводной факел горит
постоянно. Как только увеличатся
нагрузки, тогда и пламя угасим.
Сегодня одна наша скважина с лихвой
обеспечивает электроэнергией,
теплом все буровые и вахтовые
поселки да еще и котельные
Магистрального, Жигалово.

Ковыктинское
месторождение начинает согревать
людей. В перспективе газопровод
протянется до Ангарска, а от него
пойдут голубые нити во все
населенные пункты Приленья и
Приангарья. Очень хочется, чтобы
эти мечты сбылись, и поскорее.

Иркутск–Жигалово–Ковыкта.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector